Доступность ссылки

«Идет разграбление полуострова»: что меняет Второй протокол Гаагской конвенции для охраны крымских памятников


Ханский дворец в Бахчисарае

Решением Верховной Рады Украина присоединилась ко Второму протоколу Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Этот документ регламентирует уголовное преследование лиц, виновных в преступлениях против культурных ценностей, и по замыслу Министерства культуры Украины может быть применен к действиям российских властей в аннексированном Крыму.

Для оккупированных территорий, к которым, согласно международному праву, относится Крым, Второй протокол прямо запрещает: любой незаконный экспорт и передачу прав собственности на культурные ценности, любые археологические раскопки, кроме случаев, когда они нужны для охраны, учета или сохранения культурной ценности, а также любые модификации или изменения вида использования культурной ценности, которые скроют или уничтожат свидетельства культурного, исторического или научного характера. О том, как Украина может воспользоваться инструментами Второго протокола в случае с аннексированным полуостровом, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Директор Украинского национального комитета международного совета по вопросам памятников и достопримечательных мест Елена Сердюк высказала Крым.Реалии мнение, что после ратификации Второго протокола украинским властям следует упорядочить данные о крымских памятниках и культурных ценностях.

– Первый шаг, который Украина сегодня должна сделать как страна – это ввести должность специального комиссара по оккупированным территориям и построить систему охраны и защиты культурного наследия на этих территориях. Это означает учет памятников и максимальный контроль: как только агрессор будет побежден и Крым вернется под нашу юрисдикцию, мы должны понимать, как и каким образом работать с памятниками, в каком они состоянии и что мы утратили. Что касается сферы применения, один из главных объектов – «Херсонес Таврический», на территории которого сегодня размещены военные базы и ведется системная политика уничтожения памятников. Я имею в виду его хору, буферную зону. Второй важный объект – Ханский дворец в Бахчисарае, где ведутся, если так можно выразиться, реставрационные работы, а, по сути, варварское уничтожение памятника.

По данным Елены Сердюк, российские власти также уничтожили множество памятников археологии при строительстве трассы «Таврида».

Идет, по сути, разграбление полуострова
Елена Сердюк

– Этот вопрос в том числе изучался Прокуратурой Автономной Республики Крым в Киеве. Памятники при строительстве трассы не были задокументированы как таковые, мы их не фиксировали. Есть такое понятие, как охранные археологические исследования, которые разрешены Вторым протоколом, но в Крыму происходит совсем другое. То, что найдено в этих местах, можно расценивать как случайные находки – и их уже никогда не задокументируют. Кроме того, у нас вывозятся ценности, прежде всего памятники археологии, с территории Крыма и систематически работают российские экспедиции. Речь идет о Керчи, о Судаке – бывшем Судакском заповеднике. Это совершенно вопиющие факты – идет, по сути, разграбление полуострова. Музейные коллекции и так называемое «скифское золото» – отдельная большая тема.

Россия через своих представителей в Крыму и Украина до сих пор оспаривают в судах Нидерландов права на «скифское золото» – коллекцию археологических ценностей, которая выехала на выставку в музей Алларда Пирсона в 2014 году, во время аннексии полуострова.

Кому достанется «скифское золото» Крыма (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00

Крымский историк, директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин считает, что противоречия между странами относительно крымских культурных ценностей не имеют прямого отношения ко Второму протоколу Гаагской конвенции.

– По-видимому, ситуация с тем же «скифским золотом» может измениться, хотя сложно сейчас сказать, каким образом. Насколько я знаю, требование украинской стороны о применении норм этой конвенции уже было отклонено судом второй инстанции в Амстердаме. Я не думаю, что присоединение Украины к этому документу может как-то повлиять на риторику вокруг памятников. Она спекулятивная и в большей степени связана с представлениями, которые есть как в законодательстве Украины, так и в законодательстве России относительно понятия «предмет охраны» и так далее.

Еще в июле 2016 года в российском Госкомитете по охране культурного наследия Крыма согласовали проведение «реставрации» Ханского дворца, которую представили как «противоаварийные работы». Однако бывший глава комитета АРК по делам межнациональных отношений и депортированных граждан, крымский активист Эдем Дудаков рассказал, что во время «реконструкции» деревянные балки Ханского дворца были уничтожены, старинная черепица заменена на современную стилизованную, а в Большой ханской мечети сильно пострадали старинные росписи. В Министерстве культуры Украины утверждали, что из-за проведения этих работ существует даже угроза разрушения главного корпуса дворца.

Бывшая руководительница Бахчисарайского историко-культурного заповедника Эльмира Аблялимова считает, что статьи Второго протокола Гаагской конвенции напрямую относятся к тому, что Россия делает с этим памятником.

– Они прямо говорят об умышленном видоизменении объектов культурного наследия с целью уничтожения их истинной исторической ценности. Конечно, в Крыму мы не сталкиваемся с явным разрушением объектов, как это может происходить на востоке Украины, но Бахчисарайский дворец явно теряет аутентичность. При так называемой реставрации Большой ханской мечети российские власти нарушили все нормы Второго протокола Гаагской конвенции. Безусловно, Россия может говорить о том, что якобы спасает объект от разрушения, а также указывать на то, что сама не ратифицировала Второй протокол, что у нее нет практики применения этих статей – но Украина в любом случае сделала правильный шаг. Правда, ратификации документа недостаточно – теперь надо принимать меры, для того чтобы эти нормы были фактически использованы в защите крымских памятников.

Эльмира Аблялимова
Эльмира Аблялимова

По мнению Эльмиры Аблялимовой, после ратификации Второго протокола Гаагской конвенции Верховной Раде было бы логично криминализировать прописанные в документе нарушения в национальном законодательстве.

– Это дало бы возможность Прокуратуре Автономной Республики Крым довести до суда те кейсы, которые они расследуют по разрушению культурного наследия. Это стало бы хорошей доказательной базой, которой могла бы воспользоваться Украина в судебных процессах против России на международных площадках.

Любые действия российских властей по отношению к памятникам в Крыму по определению подпадают под нормы Второго протокола Гаагской конвенции, убеждена кандидат исторических наук, начальник Инкерманского отряда Севастопольской археологической экспедиции Эвелина Кравченко.

Все, что делает Россия на полуострове, как бы они это ни комментировали, делается исключительно с военными целями
Эвелина Кравченко

– Мы ожидали ратификации долгих шесть лет, но хорошо, что это сделано сейчас. Главное, чем нам может помочь Второй протокол – это усилением ответственности за нарушение памятников и охранных мероприятий во время ведения войн. Он предполагает уголовную ответственность для виновных лиц, также ответственность для организаций. Что касается так называемых охранных российских раскопок в Крыму – мы в первую очередь должны отталкиваться от того, что все, что делает Россия на полуострове, как бы они это ни комментировали, делается исключительно с военными целями. Все строительство мостов, дорог, инфраструктуры нужно для создания и обслуживания новых и модернизированных военных объектов. Следовательно, все это незаконно и подпадает под действие Второго протокола. Страна, которая аннексировала Крым, должна понести ответственность.

Эвелина Кравченко
Эвелина Кравченко

Эвелина Кравченко также указывает на то, что ратификация Второго протокола Гаагской конвенции относилась к списку новых директив Европейского союза для Украины, то есть этот шаг, по сути, был неизбежным. Археолог выражает надежду, что теперь Киев в полной мере использует этот инструмент для противодействия России в аннексированном Крыму.

В начале апреля Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры заявила об ухудшении ситуации в аннексированном Крыму, в том числе по части защиты культурного наследия.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG