Доступность ссылки

Керченский кризис: почему не удалось защитить украинских военных


Россия перекрыла проход в Керченском проливе, 25 ноября 2018 года

24 пленных моряка, шестеро раненых, потеря двух артиллерийских катеров и буксира ‒ таковы последствия неудачной попытки украинской корабельной группы ВМС пройти через Керченский пролив в Азовское море. Почему командование ВСУ пошло на такой рискованный шаг? Какие существуют альтернативные варианты транспортировки кораблей в Азовскую акваторию? И все ли было сделано для защиты украинских военных? Это выясняли журналисты специального проекта Радіо Свобода Донбасс.Реалии.

Российский пограничный корабль «Дон» таранит украинский буксир «Яны Капу», который в сопровождении двух бронированных катеров направляется в сторону Керченского пролива. Эти кадры облетели весь мир.

Российский корабль таранит украинский буксир (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:13 0:00

Но это было только начало агрессивных действий России в Черном море. Кроме кораблей ФСБ и Черноморского флота, к операции против украинцев привлекли также российские истребители, штурмовики и боевые вертолеты.

Российская сторона вела огонь по боевой рубке, где находились члены экипажа катера
Владислав Селезнев

Остановить корабельную группу ВМС россияне смогли только очередью из 30-миллиметровой пушки.

«Российская сторона вела огонь по боевой рубке, где находились члены экипажа катера. Все это делалось для того, чтобы нанести максимальные поражения не только военной технике, но и персоналу, находящемуся на борту боевого катера», ‒ отмечает бывший спикер Генерального штаба ВСУ Владислав Селезнев.

Владислав Селезнев
Владислав Селезнев

В конце концов, россияне захватили три украинских корабля. Их доставили в аннексированную Керчь. Под арестом ‒ 24 украинских военнослужащих, которых обвинили в незаконном пересечении границы. Так почему же командование ВМС решилось на такой рискованный маневр, отправив украинских моряков из Черного моря в Азовское?

Мы должны были показать лицо в Керченском проливе
Игорь Воронченко

«Во-первых, уже был проход катеров через Керченский пролив. А, во-вторых, мы должны были показать свое лицо в Керченском проливе и в Азовском море. И показать, на что способны эти катера», ‒ отметил командующий ВМС ВСУ Игорь Воронченко.

Игорь Воронченко
Игорь Воронченко

Украинские военные корабли действительно однажды уже проходили под Керченским мостом. В сентябре этого года буксир «Корец» и поисково-спасательное судно «Донбасс» пересекли пролив. Но, как отмечают военные специалисты, это не боевые корабли, возможно, поэтому россияне и позволили им осуществить переход.

«Катера «Гюрза», имеющие вооружение, представляют большую угрозу. Поэтому, на мой взгляд, эту ситуацию надо было просчитывать, понимать все риски и угрозы, которые могут возникнуть», ‒ говорит командующий ВМС ВСУ в 2014-2016 годах Сергей Гайдук.

Сергей Гайдук
Сергей Гайдук

Во время первого перехода дополнительную безопасность судам гарантировали хорошо вооруженные бойцы противодиверсионного отряда ВМС, находившиеся на борту. На этот раз, считает Гайдук, помощь могла поступить с воздуха. Но, как заявили военные, украинскую авиацию привлекать не стали, потому что аннексированный Крым буквально нашпигован российскими средствами противовоздушной обороны.

«Возникает вопрос: зачем россиянам было применять в Керченском проливе штурмовики и ударные вертолеты ‒ это определенный элемент психологического давления на молодых командиров этих катеров. А второе, на мой взгляд, если бы я поставил себя на место этого молодого человека, то когда летает рядом мой штурмовик или бомбардировщик, я бы чувствовал себя значительно увереннее, что я не оставлен один на один с ситуацией», ‒ отмечает Сергей Гайдук.

Захваченные Россией украинские корабли держат в керченском порту (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:38 0:00

Также до сих пор малые бронированные артиллерийские катера, один из которых и атаковали россияне, не до конца вооружены. В их арсенале не хватает мощного, предусмотренного проектом оружия ‒ противотанковых ракетных комплексов.

«Мы работаем с КБ «Южное» и с различными нашими компаниями, может, и КБ «Луч» сделает такую ракету, и она будет попадать в морскую цель в автономном режиме. Мы ждем, кто это сделает», ‒ говорит заместитель генерального директора завода «Кузница на Рыбацком» Сергей Белозубенко.

Сергей Белозубенко
Сергей Белозубенко

Обозреватели отмечают: выбрав именно такой маршрут для перемещения кораблей, ВСУ практически лишили себя возможности защитить их в случае нападения.

«Даже если бы мы вывели весь ВМС, подняли истребительную и бомбардировочную авиацию, мы бы все равно столкнулись с врагом на «его» территории. Там, где у него есть прикрытие с берега с помощью ЗРК С-300, С-400, «Буков», с помощью истребительной авиации, которая значительно современнее нашей, и в десятки раз превышающими надводными силами», ‒ отмечает председатель правления «Украинского вооруженного центра» Тарас Чмут.

Тарас Чмут
Тарас Чмут
Я бы принимал решение прагматичное ‒ передислокация автомобильным путем
Сергей Гайдук

Но есть другой путь в Азовское море, где артиллерийские катера должны были стать частью новой военно-морской базы? Сергей Гайдук уверяет: значительно более безопасным является маршрут по суше. Именно так ‒ на трейлерах, в Азовскую акваторию в начале сентября этого года доставили два идентичных катера ‒ «Кременчуг» и «Лубны».

«Я бы принимал решение прагматичное ‒ передислокация автомобильным путем. То есть на выходе, как командир, я имел бы четыре катера, которые могли бы выполнять задания. Мне кажется, надо быть прагматиком, а не выполнять задачи любой ценой», ‒ говорит Сергей Гайдук.

Такой рискованный шаг, добавляет Гайдук, мог быть связан с целью операции, которая не ограничивалась только перемещением катеров.

«Было, скорее всего, три-четыре варианта развития событий, каждый из них в той или иной степени устраивал Украину. И, конечно, был расчет, по крайней мере, получить определенные политические дивиденды из такого прохода. Они могли бы быть информационные, если бы катера прошли, это могли бы быть доказательства нарушений прохода Керченского пролива, это могло бы быть то, что произошло сейчас. Поэтому, конечно, если пускать морем, то имеет место определенный расчет», ‒ говорит журналист Игар Тышкевич.

Игар Тышкевич
Игар Тышкевич

Один из захваченных россиянами украинских моряков ‒ старший матрос катера «Никополь» Вячеслав Зинченко. Донбасс.Реалии познакомились с военным этим летом. Накануне Дня ВМС Украины боец готовился к двойному празднику.

«Катер новый, построен в этом году. То есть завтра на нем поднимется флаг военно-морского флота, и он уже станет боевой единицей», ‒ рассказывал Зинченко.

Вячеслав Зинченко
Вячеслав Зинченко

Моряк рассказал, как на протяжении нескольких месяцев проходил госиспытания на уже родном «Никополе», и что он ожидает от предстоящей работы: «Служба на море очень интересна. Особенно на длинных выходах. Выполнение каких-то боевых задач, те же обучения. Все это действительно очень интересно, особенно с иностранцами».

Встреча с восточными соседями закончилась для Вячеслава арестом, и теперь он в московском следственном изоляторе «Лефортово». Захваченный катер «Никополь» остался в аннексированной Керчи, и когда моряк снова сможет ступить на его борт, сейчас не возьмется прогнозировать никто.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG