Доступность ссылки

«Кто голос поднял – тут же пинком под зад». Как увольняют санитарок в Петербурге


В конце апреля в Петербурге еще заканчивали переоборудование выставочного комплекса «Ленэкспо» под ковидный госпиталь

В Петербурге из временного госпиталя в "Ленэкспо" уволили санитаров, так и не заплатив им обещанные надбавки за работу в "красной зоне". Медработники считают, что с ними расстались, потому что они рассказывали о неприглядных сторонах работы ковидного госпиталя. Официально уведомления о предстоящем с 23 июня увольнении они получили "в связи с тенденцией к нормализации эпидемиологической обстановки в г. Санкт-Петербург". Корреспондент Север.Реалии выяснил, чем работавшие в разгар пандемии оказались неугодны начальству.

Одна из уволенных, Александра Марченко, рассказала корреспонденту Север. Реалии о том, как она попала в "Ленэкспо" и с чем столкнулась во время работы.

Александра Марченко, уволенная из ковидного госпиталя в "Ленэкспо"
Александра Марченко, уволенная из ковидного госпиталя в "Ленэкспо"

– В обычной жизни я занимаюсь совсем другим – я тренер по продажам и целепостановке. Когда началась пандемия, консультации прекратились, доходы упали, у меня появилось свободное время. Я подумала, что можно поработать на благо общества. Я искала именно такую работу с ковидными больными – и нашла вакансии в госпитале для ветеранов войн: там требовались санитары без удостоверений. Я еще специально уточнила: точно удостоверений не нужно? Мне ответили: нет, не нужно.

Там есть строчка "коронавирус 415". Это такой код: 415 – губернаторская надбавка, 484 – президентская

18 мая я оформилась, 19-го вышла на работу. Мне выдали защитный костюм, провели инструктаж, как он надевается, бригадир объяснила, в чем состоит ежедневная работа, и я вышла на смену. Вот я спокойно работаю какое-то время, потом спрашиваю, когда можно ожидать первых денег. Мне говорят: вы же пришли во второй половине мая, так что вы в аванс не попадаете. Ну, думаю, логично. Потом начались доплаты президентские, я звоню в бухгалтерию, спрашиваю: как насчет доплат? Мне говорят: но вы же не санитар. Я говорю: но я же выполняю работу санитара: мою полы, переодеваю больных, меняю памперсы лежачим, раздаю еду. Параллельно я проходила дистанционное обучение на санитара, и 3 июня мне выдали санитарские корочки. Тогда я снова звоню в бухгалтерию: вот мои корочки, заплатите мне, я же работала как санитар. Мне говорят: в любом случае, вы уже не успели. Потом мне выдают расчетный лист, и там мой оклад за неполный май. И еще там есть строчка "коронавирус 415". Это такой код: 415 – губернаторская надбавка, 484 – президентская. Потом я поняла, что коллеги получили президентскую надбавку, а у меня и строчки такой нет. Я снова звоню – мне говорят: вы же не успели. Я говорю: хорошо, а где тогда губернаторская надбавка? У меня обозначено, что она была выплачена 8 июня. Мне говорят: может быть, задержка в банке.

Марченко решила выяснить, куда делись положенные ей деньги. В банке следов выплаты не нашли, в расчетном отделе госпиталя платежное поручение ей выдать отказались. Звонки на горячую линию и запросы на "Госуслугах" тоже ни к чему не привели. Наконец, пришел ответ от начальника госпиталя Максима Кабанова – о том, что выплаты не положены, поскольку корочки выданы только 3 июня.

Их просто использовали в самый ад, в майский пик, когда число больных доходило до 570

– Где логика, это же доплаты не за квалификацию, а за работу с ковидом, – удивляется Александра. – Губернаторская надбавка мне начислена, хоть и не выплачена, а президентская нет. Я работаю в грязной зоне, и таких, как я, только в моей смене 10 человек. Две сотрудницы были готовы говорить, но потом позвонили мне и попросили их не упоминать. Они все из госпиталя для ветеранов войн, им говорили: либо увольняйтесь, либо идите работать в "Ленэкспо", ну, они и пошли – у всех кредиты, дети, внуки. А это буфетчицы, уборщицы, кастелянши, повара – и все оформлены санитарами. И никто из них майскую надбавку не получил. Кто пошел учиться и получил корочки, тот получит июньскую доплату, а майскую не получил никто. А санитаров на смене 6–7, так это сколько больных на одного выходит?

Врач Марианна Замятина, уволившаяся из госпиталя для ветеранов войн в апреле, не желая работать без средств индивидуальной защиты, говорит, что практически все сотрудники медицинских учреждений, встречаясь с несправедливостью, боятся поднимать голос в свою защиту.

Врач Нелли Замятина
Врач Нелли Замятина

– Наша буфетчица, которой еще не заплатили за апрель, молчит. Я об этом узнала от других девчонок – это же настоящее издевательство. А она все ждет и ждет и даже не собирается сопротивляться. Логика такая: не заплатят – так хоть работа останется. С работой-то сейчас тяжко: торговля зависла, общепит завис – вот люди и боятся потерять работу даже за 25–30 тысяч. Смотрите, кто голос поднял в "Ленэкспо" – их тут же пинком под зад.

– Но везде говорят о нехватке младшего медперсонала, казалось бы, санитарами должны дорожить?

А как девчонки работали в начале, когда на 400 человек было пять медсестер? Они там без сил падали

– Ну да. А как девчонки работали в начале, когда на 400 человек было пять медсестер? Они там без сил падали. Точно так же и тут – вместо 10 санитарок одна будет все убирать. В начале пандемии я еще наивно считала, что люди постоят за свои права, за жизнь и здоровье – но нет, мне никого не удалось уговорить выступить вместе со мной. А коллизия с невыплатами санитаркам вышла из-за того, что три года назад Путин объявил, что санитаркам будут платить 50 тысяч – и всех срочно убрали с санитарских ставок, перевели в уборщицы. Никто не знал, что заложенная тогда бомба взорвется сейчас, когда надбавки решили платить только санитаркам, а тем, кого насильно перевели в уборщицы, ничего не положено. В каждом отделении оставили пару ставок санитарских, а их оклад все делили между собой.

– Почему же еще тогда никто не возмутился?

– Потому что они тронули самых беззащитных – кто у нас идет в санитарки? Обычно люди без образования, с несчастной судьбой. Некоторые ездят на работу аж из Чудова, а это три часа на электричке! А что делать, если в Чудово зарплата средняя 6–7 тысяч, а здесь 30 – конечно, они поедут. На самых бедных и безответных и наехали тогда.

На сайте комитета по здравоохранению 19 июня вечером появилось сообщение, что уборщики, буфетчицы и кастелянши, работавшие санитарами в "красной зоне", все же получат губернаторские выплаты сразу за март, апрель и май – на это в 45 медицинских организаций будет переведено 130 миллионов рублей из Резервного фона губернатора; средний размер выплат – около 15,5 тысячи рублей. Выплаты не будут автоматическими, поскольку "должности сотрудников, которые могут рассчитывать на данную выплату, устанавливаются локальными нормативными актами медицинских учреждений", говорится в сообщении.

Проблема выплат – не единственная в "Ленэкспо". Муниципальный депутат Нэлли Вавилина говорит, что уволили только тех санитаров, кто рассказывал о том, что происходит в госпитале.

Уволили четырех человек, и я подозреваю, что моя переписка с троими из них была взломана

– Я думаю, что их уволили не из-за выплат, а из-за того, что они заняли совершенно определенную позицию насчет того, что творится в "Ленэкспо". К тому же они мне очень помогали, уволенный Тимофей Моляков искал тех, кого потеряли родственники, подходил к больным, был для них, что называется, теплой рукой. Уволили четырех человек, и я подозреваю, что моя переписка с троими из них была взломана. В госпитале для ветеранов войн и, соответственно, в "Ленэкспо", все плохо с организацией, там что хочу, то и ворочу, санитар ты или не санитар. Теперь тех, кто рассказывал, что там творилось, уволили – показали, кто в доме хозяин.

Александра Марченко и правда боролась не только за выплаты, она информировала начальство о потопах в туалетах и душевых – и не скрывала этой проблемы от посторонних.

– Понятно, что там что-то спроектировано неправильно – все время льется вода, она просто по щиколотку. Два санитара в душных костюмах каждый день по шесть часов, согнувшись, собирают воду. Я говорю: купите насос, ведь XXI век, решите проблему технически. Не купили. Тогда хоть резиновые сапоги дайте – бахилы протекают, люди часами с мокрыми ногами, тут и грибок, и коронавирус, и все, что угодно. И еще по всем углам стоят камеры, нас все время пугают – если вы расстегнетесь или снимите очки, вам снимут баллы или оштрафуют. Медсестру вон оштрафовали за расстегнутую молнию, а потоп ежедневный никого не волнует. Однажды вода вытекла в общий коридор, там проложен электрокабель, и он оказался в луже. Я пишу сообщение: пожалуйста, отключите электричество, чтобы можно было убрать – запасных жизней ни у кого нет. Не отключили, но видят, что женщины боятся убирать воду, так они послали парней, хорошо еще, никого не убило. А каково было больным в тапочках ходить в туалет или в душ, где все залито? Они ждали, пока мы уберем, бежали туда в те полчаса, когда там было относительно сухо. Вот только сейчас коллеги со смены сказали мне, что текущие туалеты закрыли – открыли с другой стороны. Когда депутат Нэлли Вавилина написала про потопы, пошли проверки и придирки: почему у вас ведро не подписано, а что это за швабра, почему туалеты моете без одноразовых халатов – а такого распоряжения вообще нигде не было. Наша сестра-хозяйка спрашивает: почему у нас не хватает нормальных швабр, ей отвечают: у вас есть простые деревянные швабры и обрезки одеял, чего вам не хватает, привыкли мыть мопами. Моп – это специальная тряпка для современной швабры, очень удобной: ты не должен все время полоскать тряпку и выжимать ее. Но не всем их хватает, я сама последний раз мыла деревянной шваброй. Вентиляции нет, кондиционер только гоняет воздух, и если еще не мыть под кроватями, то будет просто ад. Один парень у нас писал на "Госуслуги", с боем добился выплат, так к нему тоже сразу стали придираться. На нас постоянно морально давили – в такой обстановке очень тяжело работать. А вот поведение пациентов хочется отметить: несмотря на эти потопы, никто из них не ругался и никогда не высказывал никаких претензий лично нам.

В услугах этих санитаров госпиталь больше не нуждается

Пресс-секретарь Комитета по здравоохранению Петербурга Ольга Рябинина так объяснила увольнения санитаров из госпиталя в "Ленэкспо": "Это же были срочные договоры, заключенные до того момента, когда выйдут на работу заболевшие санитары и те, кто был в отпуске. Вот теперь они вышли, да и госпитализации у нас падают, поэтому в услугах этих санитаров госпиталь больше не нуждается".

Но Александра Марченко говорит, что это не так.

– Во-первых, в договоре значилось, что он длится, пока работает госпиталь – а он еще вовсю работает. Во-вторых, в мае, когда я вышла на работу в "Ленэкспо," там было 256 больных, а в день моего увольнения их было 418. Теперь, без нас, на смену смогут выходить не больше 5–7 санитаров – и пока мы не видим никого, вышедшего с больничного или из отпуска.

Еще одни уволенный санитар, Тимофей Моляков, считает, что руководство госпиталя проявляет неорганизованность, бездействие, лень и даже халатность по отношению к своим обязанностям.

Лично я еще 15 мая докладывал старшей медсестре, что в туалетах потоп, что надо повесить нормальные занавески и сделать слив

– К депутату Нэлли Вавилиной стали поступать видеозаписи затопленных туалетов, обрушенных потолков и прочих неприятностей. Начальство стало выяснять, кто сливает эту информацию депутату. Лично я еще 15 мая докладывал старшей медсестре, что в туалетах потоп, что надо повесить нормальные занавески и сделать слив, и многие об этом говорили, но ничего не было сделано. Поэтому я и решил отправить видео депутату – может быть, она поможет. После этого начались придирки и подозрения, нас даже собирались проверять на полиграфе, а меня хотели обвинить в том, что я якобы пришел на работу пьяным – естественно, это ложь, при этом никакого освидетельствования они не проводили. Организация у них ужасная – я начал работать 1 мая, договор подписал задним числом только в начале июня – якобы отдел кадров не справляется с работой из-за множества новых сотрудников, но там вообще все документы задним числом подписывались. И на наши сообщения о потопах в туалетах и душевых никто не реагировал, то, что там никто не упал и не расшиб себе голову, – это чистое везение. И в приемное отделение вода затекала, а там стоят компьютеры, на полу провода, бесперебойники, все это было залито. То, что нас уволили в связи с улучшением обстановки, – это, я считаю, бред: губернатор Беглов говорил, что нам надо готовиться ко второй волне. "Ленэкспо" будет основной площадкой. И потом, у нас 11 санитаров, но уволили именно нас – потому что подозревают нас в сливе негативной информации. Якобы все эти видео с текущими туалетами – это рабочая тайна, и мы не имеем права ее разглашать.

– Вы расстроились из-за увольнения?

– Нет, я все равно собирался доработать только до 30 июня, потому что в июле надбавок уже не будет. Отработать в СИЗе и с ночными сменами 216 часов и получить за это 28 тысяч – я считаю, это несерьезно, здоровье дороже.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG