Доступность ссылки

Кризис в Молдове: что общего с Украиной и Россией?


Сторонники Демократической партии вышли против коалиции президента Молдовы Игоря Додона, Кишинев, 9 июня 2019 года

Парламент против Конституционного суда. С субботы в Молдове – фактически «два президента». Две парламентские партии – пророссийская Соцпартия и проевропейский блок ACUM – объединились против олигарха Влада Плахотнюка и выбрали своего президента. Последний решил распустить парламент задним числом с помощью подконтрольного ему Конституционного суда. Против «хозяина Молдовы» Плахотнюка выступили Запад вместе с Россией.

Чем закончится серьезнейший молдавский кризис со времен независимости страны? Заставят ли Молдову пойти на федерализацию страны? И может ли такое случиться в Украине? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили журналист молдавской службы Радио Свобода Василе Ботнару, эксперт Совета внешней политики «Украинская призма» Сергей Герасимчук и экс-посол Украины в Молдове (2007-2014) Сергей Пирожков.

– Василе, парламентский президент Игорь Додон, один из «двух президентов», сообщил, что отменил подписанный Павлом Филипом, проолигархическим президентом, указ о роспуске парламента. Какие настроения в стране?

Додон – легитимный президент, его отстранили по заключению Конституционного суда на определенное время

Василе Ботнару: Говорить о «двух президентах» – это с натяжкой, потому что второй президент, Филип, временный, он был допущен до президентской ручки на время подписания указа. Додон – легитимный президент, его отстранили по заключению Конституционного суда на определенное время.

В этом балансе большую роль играет внутренний фактор и главное здесь, конечно, человек с ружьем – полиция не перешла на сторону нового правительства. Но сохраняет верность той части парламента, которая до сих пор рулит. Поэтому этот баланс сохраняется на полиции и на видимости «народных дружин», которые разбили палаточные городки вокруг всех министерств, Конституционного круга. Ведут они себя мирно. Время от времени там – какие-то спецназовцы.

– А можно сказать, что происходящее в Молдове – это антиолигархический бунт?

Василе Ботнару: Пока это – двоевластие. Конституционная процедура говорит этим людям, что они не успели вскочить на поезд, а те, кто успел, говорят, что процедура важнее, чем парламент. Новые власти, новое правительство и Додон обратились в Венецианскую комиссию. Она обещает 21 июня рассмотреть эту конституционную коллизию.

– Сергей, объясните по порядку, что происходит в Молдове? Как допустили, что Молдову называют «захваченной страной», она находится в руках одного олигарха Влада Плахотнюка?

Сергей Герасимчук: Предпосылки для кризиса в Республике Молдова появились после выборов в парламент. В парламент вошли крупными фракциями три политические партии: Демократическая партия Молдовы (Плахотнюка), партия социалистов, которую формально возглавляет Зинаида Гречаный, но реально возглавляет президент Додон, и блок ACUM, возглавляемый Майей Санду и Андреем Нэстасе.

Было понятно, что состряпать новую коалицию будет сложно, потому что взгляды у всех игроков были разными. Поэтому переговоры о коалиции затянулись
Сергей Герасимчук

Социалисты неоднократно демонстрировали свою приверженность к пророссийским идеям, Додон – регулярный гость у Владимира Путина. Демократическая партия – партия одного человека, и эта партия обслуживает его интересы. Блок ACUM декларирует свою приверженность европейским ценностям. По большому счету, он заполнил нишу проевропейских партий. Предыдущие себя дискредитировали.

При таком раскладе было понятно, что состряпать новую коалицию будет сложно, потому что взгляды у всех игроков были разными. Поэтому переговоры о коалиции затянулись на такой длительный срок. Предметом спора сейчас является процедура. Причем, Конституционный суд своеобразно объяснил сроки создания коалиции. Он интерпретировал положение о том, что коалиция должна создаться в течение 3 месяцев, как создание коалиции в течение 90 дней, которые истекли накануне формирования коалиции Санду и Додона.

Сейчас одна сторона, Филип, представитель Плахотнюка, апеллирует к легальности решения Конституционного суда. В свою очередь Додон и Санду апеллирует к общественному мнению и к международным игрокам, в том числе к Западу и Российской Федерации.

– В этой ситуации Запад и Российская Федерация объединились против Плахотнюка.

Сергей Герасимчук: Да, но правительство и парламент признает как Российская Федерация, так и Евросоюз. Выйти из этой патовой ситуации достаточно сложно, потому что в этом конфликте легальности и легитимности возможно только политическое решение. Правовым путем достигнуть будет крайне сложно.

Сергей Герасимчук, эксперт Совета внешней политики «Украинская призма»
Сергей Герасимчук, эксперт Совета внешней политики «Украинская призма»

Сергей Пирожков: Прежде всего, этому кризису предшествовали долговременные переговоры между партией социалистов Додона и Демократической партией о создании коалиции. Буквально 7 июня они планировали подписать общее соглашение. Но в последний момент в Молдову приехал вице-премьер России Дмитрий Козак, который в свое время подготовил декларацию о приднестровском урегулировании – федерализация Республики Молдова. Додон сопровождал Дмитрия Козака, который поставил ультиматум. На что Плахотнюк не согласился.

Кстати, в Конституционный суд обратился Додон, чтобы первоначально разъяснили дату истечения срока создания коалиции, и суд сообщил, что 7 июня в 24:00 истекает срок полномочий парламента. Несмотря на это, Додон провел переговоры с Санду и ACUM. 7-го они не успели подписать соглашение. Это и послужило первопричиной проявления этого политического кризиса.

Сергей Пирожков, экс-посол Украины в Молдове (2007-2014)
Сергей Пирожков, экс-посол Украины в Молдове (2007-2014)

– Россия в некотором роде подтолкнула Молдову к этому кризису?

Сергей Пирожков: Безусловно. Тут было прямое вмешательство. Если бы этих условий со стороны Российской Федерации не прозвучало, была бы коалиция Демпартии и партии социалистов.

Если бы условий со стороны Российской Федерации не прозвучало, была бы коалиция Демпартии и партии социалистов
Сергей Пирожков

Я думаю, на этот кризис надо посмотреть с позиции Украины. Потому что Россия отрабатывает на территории Молдовы один из сценариев, который может быть применен на Донбассе.

– Почему Влад Плахотнюк и Дмитрий Козак, который, вероятно, занимается и Донбассом, не смогли договориться?

Сергей Пирожков: Плахотнюк не только имеет свои капиталы в России или имел, он имеет капиталы и в Европе. Поэтому европейский вектор для него такой же важный, как, возможно, и был российский. Россияне начали действовать традиционно. Они объявили Плахотнюка «гангстером», завели против него несколько уголовных дел в России. Поскольку они не добились своего результата, решили через Додона, объединившись с Санду и ACUM отобрать эту власть. Это идут политические перетягивания инициативы.

– Как сейчас Россия и Запад, временные союзники, будут решать этот конфликт? Рассматриваете вариант федерализации?

Сергей Герасимчук: Хотя идея федерализация находится в воздухе, сейчас Додон и блок ACUM категорически отвергают, что вопрос Приднестровья находится на повестке дня.

Легальное решение найти сложно, нужно идти на компромисс. Плахотнюк вряд ли откажется от власти, для него это тянет за собой риски также активов и, возможно, свободы. Я предполагаю, что Молдова пойдет на досрочные парламентские выборы. И мне кажется, Плахотнюк ставит на то, что в случае досрочных выборов должны происходит и досрочные президентские. Мы видим нарастание конфронтации между Плахотнюком и Додоном.

– А на что рассчитывает Россия?

Сергей Герасимчук: У россиян есть целый веер решений, который их устраивает. Это может быть «приднестровизация» Молдовы в целом, когда она будет вести себя как Приднестровье. Либо хаотизация, это только на руку России.

– Сергей, вы намекали, что подобные сценарии возможны в Украине и Россия их продвигает. Как это может быть возможно?

Сергей Пирожков: Россия считает, что ситуация на Донбассе, если говорить о Донбассе, похожа на Приднестровье. Когда я работал почти 8 лет в Молдове, проблема Приднестровья разрешена не была, потому что Россия хотела создать федеральное государство в Республике Молдова и предоставить Приднестровью отдельный статус.

Когда я в 2016 году ездил в Трехстороннюю рабочую группу в Минске по Донбассу, то представители России и Донбасса говорили, что Россия хочет решить вопрос так: предоставить через Конституцию особый статус этой территории, предоставить полную амнистию всем, легитимизировать статус местных так называемых «руководителей».

Это чисто российский вариант, и то же самое они пытаются отработать на территории Молдовы. Козак приехал неслучайно, он вернулся к тому меморандуму, который в начале 2000 годов предлагал как основной фактор урегулирования ситуации в Приднестровье.

Россия контролирует Приднестровье, чтобы давить на Кишинев. Ей нужна вся площадка Молдовы, чтобы был препон расширению Евросоюза и НАТО на Восток. А более масштабно Республика Молдова, Крым и Кавказ – зона традиционных геополитических интересов Советского Союза, а теперь России.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG