Доступность ссылки

Без лицензий и больниц: грозит ли закрытие крымским медучреждениям?


Для крымских медицинских учреждений установили последний срок – они должны получить лицензию до 1 января 2020 года. Больше половины всех больниц и поликлиник полуострова должны обновить свою материально-техническую базу и подготовить кадры по российским стандартам.

По словам заместителя министра здравоохранения в правительстве Крыма Андрея Дьякова, к 2014 году медицина здесь сильно отстала, по сравнению с медициной соседней России, в первую очередь по материально-технической базе. Счетная палата России заключила, что для приведения к российским стандартам в крымские медучреждения нужно вложить 17,5 миллиардов рублей.

Российский врач-невролог, участник митингов «За доступную медицину» Семен Гальперин считает, что такие инвестиции из федерального центра вполне возможны.

– Никто не знает, какие возможности существуют у России в плане обеспечения таких мощных государственных программ. В принципе, в программу модернизации здравоохранения в предыдущие годы были вложены огромные деньги. Мне трудно оценить, насколько это значимая сумма для такой небольшой территории как Крым – 17,5 миллиардов рублей. Но я думаю, что в государственном масштаба она реальная, тем более, что ее уже озвучили. Оборудование поставят такое же, как и во всей России. Если оно импортное, могут быть проблемы с обслуживанием, с запчастями, но в стране идет импортозамещение, в том числе в сфере медицинского оборудования.

Семен Гальперин отмечает, что на этом фоне меняются и российские стандарты медобслуживания.

– С января 2019 года начал частично действовать новый закон об обязательном исполнении клинических рекомендаций в медицинской практике на территории России. Часть правил уже действует, часть будет постепенно введена до 2022 года. К этому закону есть вопросы, потому что российские стандарты не совсем соответствуют мировой практике, но есть и положительная сторона. Это хоть какая-то стандартизация, она ведет к какому-то регулированию направления движения здравоохранения. Положительную сторону здесь я вижу в том, что на фоне достаточно слабой подготовки множества медицинских работников существование стандартов все-таки заставит следовать их определенным правилам, потому что появляется ответственность.

Бывший главный детский ЛОР-врач Центра охраны здоровья матери и ребенка в Севастополе Юрий Искренко предполагает, что российские власти в Крыму не хотят тратить больше денег на здравоохранение.

Из бюджета здравоохранения деньги «пилить» значительно сложнее, чем на ремонте дорог, обустройстве парков. Там все четко расписано

– В Севастополе лицензировались только два предприятия – это сосудистый центр эндоваскулярной хирургии при городской больнице №1 и частная медицинская клиника «Бонус». Остальным пока разрешают работать без лицензии, Минздрав все время продлевает. Сотрудники и руководители больниц в Севастополе считают, что это происходит, поскольку лицензирование предусматривает значительно больше бюджетных вливаний. Например, операции в лицензированной больнице оплачиваются выше, чем в нелицензированной. Следовательно, необходимо повышать зарплаты персоналу, врачам, медсестрам. Думаю, что именно поэтому больницы не лицензируют, бюджетных средств значительно не хватает. Кроме того, из бюджета здравоохранения деньги «пилить» значительно сложнее, чем на ремонте дорог, обустройстве парков. Там все четко расписано.

Юрий Искренко добавляет, что лицензирование влечет за собой такие бюрократические сложности, что по факту легче работать без лицензии.

– Без нее определенные операции делать не разрешается, пациентов приходится отправлять в Ростов, Москву или другие центры. Раньше мы делали такие операции в Симферополе, Севастополе, а сейчас поездки занимают больше времени, влекут за собой сложности. Что касается состояния крымской медицины до и после 2014 года, достаточно посмотреть на младенческую смертность. В Севастополе количество смертей детей до года составляло 6,8-7,2 на 1000 родившихся, это европейский уровень. Чаще всего это врожденные патологии, пороки развития. В России такие показатели только в Москве и Санкт-Петербурге, в остальной части страны – гораздо больше. В итоге они сказали, что это фальшивые данные, что они не верят. Для провинциальных больниц у нас был довольно высокий уровень развития здравоохранения – и по оборудованию, и по качеству операций, и по доступности.

Российский губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников осенью прошлого года анонсировал крупные финансовые вливания в медицину города из бюджета Москвы, но этого так не случилось. В итоге городской департамент здравоохранения сокращает койки для рожениц и новорожденных, чья смертность за год выросла втрое.

Радиослушатель Дмитрий из Севастополя утверждает, что местные чиновники все же находят способы «распилить» деньги на здравоохранении:

«Наблюдая изменения медицины в наших больницах и поликлиниках, могу сказать, что идет бесполезная трата денег и «распил» бюджета. Каждый год оборудование завозят новое. Потом это оборудование вывозят, закрывают, опечатывают и снова завозят. Переделывают планировку больниц, делают заново ремонт. Потом говорят, что на самом деле все было сделано неправильно, давайте мы еще раз переделаем. В конце концов качество медицины на территории полуострова оставляет желать лучшего даже в сравнении с российскими стандартами. Никто не выдерживает никаких стандартов, только каждый год присылают письма, чтобы продлить сроки лицензирования. Получается, что население осталось без надлежащей медицинской помощи. Я считаю, что это нарушение прав человека».

Президент Украинского медицинского клуба, ответственный секретарь Всемирной федерации украинских врачебных обществ Иван Сорока заключает, что крымчане могут остаться без больниц и врачей.

Ситуация критическая: значительная часть крымчан может остаться без медпомощи

– Ситуация критическая: значительная часть крымского населения может остаться без специализированной и высокоспециализированной медицинской помощи. Есть высокий риск закрытия нелицензированных учреждений, если они не выполнят те или иные стандарты Российской Федерации. Это большая проблема – и техническое обеспечение, и лицензирование врачей по различным критериями. Большое количество врачей могут лишиться работы. Кроме того, у них нет реальных баз для повышения квалификации, они должны получать его на территории России. Это вызвало большие вопросы как раз во время сертификации учреждений здравоохранения.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG