Доступность ссылки

Летальный исход севастопольской медицины


Работа сельских врачей

Специально для Крым.Реалии

В медицинской отрасли Севастополя грядут очередные реформы. Граждане в шоке – ведь «оптимизация» выражается в сокращении персонала и слиянии медицинских учреждений. Что ждет простых севастопольцев и почему ситуация с медициной, несмотря на все «улучшения», становится только хуже?

После аннексии новая власть Севастополя занялась здравоохранением, чтобы привести его к российским стандартам. Еще до «референдума» местным жителям обещали, что у них наконец-то будет «настоящее медицинское обслуживание на самом высоком уровне». Но получилось совсем по-другому: очереди в поликлиниках, безобразная работа «скорой помощи» и бездушное отношение к пациентам персонала, озверевшего от увеличившейся в разы нагрузки и бумажной писанины.

Нехватка врачей и человеческого отношения

На днях Крымстат обнародовал данные о том, что на 100 тысяч жителей Севастополя приходится 472 врача и 942 работника среднего медицинского персонала (на 1 января 2018 года). Количество врачей всех специальностей, без учета стоматологов, в 2017 году составило 2042 специалиста, количество среднего медицинского персонала – 4078 человек. В статистическом ведомстве данные 2014 и 2013 годов для сравнения не приводят по вполне понятной причине – сразу станет ясно, что «король-то голый».

26 июня севастопольский департамент здравоохранения объявил об изменениях порядка записи к врачам. Теперь самостоятельно пациенты могут попасть лишь к терапевтам, педиатрам, стоматологам-терапевтам, врачам общей практики, офтальмологам, оториноларингологам, хирургам и акушерам-гинекологам. Другие консультации – только по направлению терапевта.

Чиновники утверждают, что узкие специалисты в государственных медицинских учреждениях Севастополя стали доступнее. Об этом в прямом эфире на местном телеканале рассказала главный внештатный специалист-невролог департамента здравоохранения Севастополя Елена Токарева. Тем временем жители в поликлиниках сталкиваются с противоположной ситуацией – телезрители, дозвонившиеся в студию, говорили о том, что с доступностью у них по-прежнему сложности.

«Неделю назад я побывала на приеме у терапевта. Он мне сказал, что мне нужно обратиться к неврологу. Я пошла в регистратуру – там мне сказали, что на этот месяц записи нет. Я попросила записать на следующий месяц. Мне сказали, чтобы я приходила позже», – рассказала жительница Балаклавы.

«Я сегодня была в регистратуре первой горбольницы. Хотела записаться к эндокринологу. Сказали, что до 15 июля талонов нет – звоните в первых числах июля», – рассказала другая телезрительница.

В марте во время выступления в городском парламенте депутат Сергей Кравченко рассказал, что в больнице №1 пациенты неправомерно получают отказ в предоставлении медицинской помощи. «Человеку стало плохо с сердцем. Он заехал в приемное отделение горбольницы №1, попросил осмотреть его и сделать электрокардиограмму. Ему отказали, отправили в «скорую помощь», – привел пример депутат.

Между тем, ветераны жалуются, что власти Севастополя уменьшают число коек в специализированном медицинском отделении. Об этом заявил председатель Севастопольской региональной общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Сергей Рыбак: «Нам чиновники обещали, что, когда отремонтируют филиал горбольницы №3 на проспекте Победы, то его отдадут полностью ветеранам. Вышло наоборот – от отделения ветеранов на 65 мест отобрали под хоспис 15 мест. Такого позора еще не было никогда».

А ведь ветеранское отделение в горбольнице №3 было открыто в 2011 году «ненавистной» украинской властью. Решением исполнительной власти там было установлено бесплатное шестиразовое питание. Медучреждение получало дополнительные субсидии и медицинские препараты для лечения людей пожилого возраста. В это отделение всегда была и сохраняется очередь из желающих поправить здоровье.

Нескорая «скорая»

Наиболее полно развал севастопольской медицины иллюстрирует ситуация со «скорой помощью». В 2014 году зарплаты персонала доходили до 40 тысяч рублей. А с января 2015-го оклады привели в соответствии с российскими нормами. К этим же нормам привели и штатное расписание. Платить стали меньше, работы стало больше.

В мае 2015-го сотрудникам «скорой» срезали «колесные» – доплаты за непрерывный выездной стаж – с 60 процентов до 30. Позже выяснилось, что молодым специалистам на севастопольской «скорой» не платят 20% надбавки, предусмотренные коллективным договором. Не доплачивают даже за выход на работу в выходные и праздники, а работающим по совместительству заработную плату начисляют не в полном объеме. С 2015 года большинство сотрудников не получают и изменяемую часть стимулирующих выплат – поощрения за интенсивный и добросовестный труд.

Из-за возросшей нагрузки и прогрессирующей несправедливости врачи и средний медицинский персонал стали увольняться. Кто мог – уходил в частную медицину, остальные вынуждены были менять профессию. И это при том, что даже для обучения медсестер и фельдшеров требуется 4 года. Врачей же учат 6 лет.

В июле стало известно, что руководителя севастопольского Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф (скорой помощи) Надира Ахмерова отстранили от должности. По информации местных СМИ, причиной послужили якобы выявленные нарушения при перерасчете (повышении) зарплаты сотрудникам скорой помощи.

К слову, в Севастополе уже в который раз переносят сроки начала строительства больницы «скорой помощи» – у чиновников не получается освоить средства ФЦП. Но это уже совсем другая история.

Кадры решают все

В начале августа стало известно, что доктор медицинских наук, профессор, один из ведущих наркологов России Ирина Шадрина больше не возглавляет Севастопольскую городскую психиатрическую больницу. По сведениям местных СМИ, ее уход связан с затянувшимся конфликтом внутри департамента здравоохранения Севастополя.

Ирина Шадрина родом из Феодосии. В начале своей карьеры она работала в феодосийской психбольнице, сотрудничала с учреждениями здравоохранения Севастополя. Стояла у истоков медицины катастроф, участвовала в устранении последствий чрезвычайных происшествий и стихийных бедствий. Севастопольскую психиатрическую больницу возглавила в 2015 году по приглашению Минздрава России. Теперь Шадрина уехала в Израиль для продолжения врачебной карьеры.

Врач такого уровня уже не будет работать в Севастополе, как и многие другие специалисты, покинувшие свои посты в последние четыре года. Их места занимают российские врачи, но и они выдерживают от силы год-полтора: зарплаты ниже, чем в среднем по России, а бездушное отношение чиновников еще больше усугубляет ситуацию.

14 июля 2017 года в прошлом главврач станции скорой медпомощи Юрий Мальков, выступая на первом Севастопольском гражданском форуме, заявил о том, что городская государственная медицина укомплектована персоналом на 50%.

28 августа 2017 года директор департамента здравоохранения Антон Бахлыков рассказал, что правительство Севастополя готовит ряд мер для решения кадровых перекосов в городской государственной медицине. По его словам, в стационарах наблюдается избыточное количество специалистов, а на участках их не хватает.

Год прошел, но «перекос» пока на месте.

«Оптимизация» до летального исхода

1 августа глава горздрава Антон Бахлыков заявил , что «принята стратегия объединения амбулаторно-поликлинической помощи взрослого и детского населения под эгидой первой и пятой больницы, где можно воспользоваться наиболее оптимально всей структурой».

В распоряжении севастопольских журналистов оказалась «Программа развития здравоохранения Севастополя», созданная московскими экспертами из Научного института менеджмента здравоохранения. Столичные спецы, в частности, рекомендуют, в связи с большим спектром пересечения оказываемой помощи, присоединить к психиатрической больнице «Дом малютки» кожвендиспансер и Центр диагностики и лечения СПИДа объединить с инфекционной больницей, а физкультурный диспансер – вообще ликвидировать. Женские консультации и родильные дома – передать Первой горбольнице.

В результате такой оптимизации отдельные юридические лица – взрослые и детские поликлиники, больницы, женские консультации, родильные дома и другие учреждения здравоохранения – потеряют свою самостоятельность, в первую очередь – финансовую.

Никогда стационар не будет иметь денег для содержания поликлиники
Лариса Мельник

Руководитель исполкома Севастопольского регионального отделения Общероссийского народного фронта, медик Лариса Мельник отмечает: «Никогда стационар не будет иметь денег достаточных для содержания поликлиники. Вернее, он будет все «съедать»: в реанимацию, в другие дорогостоящие отделения, и так далее. На поликлинику будут уходить уже гораздо меньшие средства».

Но, самое интересное в том, что главного руководящего документа – официальной программы реорганизации севастопольской медицины, утвержденной российским Минздравом, – нет. Зато есть огромное желание освоить многомиллионные и даже миллиардные бюджетные средства. А если городскую систему здравоохранения при этом настигнет летальный исход – это никого из чиновничьей братии не удивит и не взволнует.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG