Доступность ссылки

Крым: дисбаланс экономики как результат авантюрной политики


Специально для Крым.Реалии

Экономический совет при председателе Верховной Рады Крыма был создан Владимиром Константиновым еще в украинские времена. В 2014 году он был преобразован в орган при российском парламенте Крыма, в 2019 году пересоздан еще раз в связи с проведенными выборами. Но суть его деятельности всегда оставалась одной и той же – анализ состояния экономики и разработка мер по его улучшению. В связи с тем, что многие годы совет возглавляет один и тот же глава парламента, тем более не гуманитарий, а специалист в экономике, кажется, что эта функция должна быть отработана до автоматизма. Однако заседание совета, состоявшееся на прошлой неделе, не подтверждает этого. Анализ есть, но основой для выводов служит совсем не логика экономического развития.

Все участники совета, а также СМИ Крыма обращают внимание прежде всего на те участки, в которых можно констатировать хоть какое-то возрастание, что, несмотря на общее неблагополучие, на кризис в условиях пандемии, по их мнению, говорит о том, что они старались. Владимир Константинов обратил внимание на дисбаланс на рынке рабочей силы, сказав, что «крымчане не хотят идти работать физически. И тогда приходится привлекать рабочую силу из других регионов».

Владимир Константинов
Владимир Константинов

При этом председатель Комитета по бюджетно-финансовой, инвестиционной и налоговой политике Ольга Виноградова отметила, что «рост безработицы в Крыму по состоянию на сегодняшний день вырос в шесть раз (так указано в оригинале – КР) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года». При этом почти с аплодисментами воспринимается и подается как огромное достижение тот факт, что в Крыму значительный рост показало только строительство – практически единственная из всех отраслей.

Ольга Виноградова
Ольга Виноградова

По данным руководителя управления статистики Ольги Балдиной, «индекс производства продукции в сельском хозяйстве составил 84%, в частности, в растениеводстве – 73,6%, животноводстве – 98,1%. Урожайность во всех категориях хозяйств составила 16,5 центнеров с одного гектара, что на 37% ниже, чем в прошлом году... При этом темп роста ввода в эксплуатацию жилья все время растет, индекс составил 107,7%... Крым занял второе место среди субъектов Южного федерального округа (соседней России – авт.). Общая площадь новых жилых помещений составила 334,2 тыс. квадратных метров, всего построено 3637 новых квартир, активно сдаются в эксплуатацию социально-значимые объекты».

Падение сельхозпроизводства в 2020 году по сравнению с 2019-м на фоне падения доходов крымчан и кризиса других отраслей особенно примечательно, потому что его нельзя списать ни на засуху (в прошлом году Северо-Крымский канал тоже не работал), ни на пандемию, которая на урожайность явно не повлияла. В этой ситуации действовали исключительно собственные для российской власти хозяйственные факторы.

В Крыму везде кризис, но стройки на его фоне процветают. «Своя» отрасль ближе к телу

Строительство же, вопреки пандемии, сдерживавшей другие отрасли, росло как ни в чем не бывало. При этом сам Владимир Константинов радостно рассказал, что «прогнозируемого коллапса не случилось», и «Крым идет по оптимистичному сценарию». И не секрет, что этот рост обусловлен, кроме прочего, и личной заинтересованностью самого спикера, имеющего отношение к владению многими строительными фирмами и обеспечивающего их заказами, проектами и стройматериалами. Поэтому в Крыму везде кризис, но стройки на его фоне процветают. «Своя» отрасль ближе к телу.

Совет совсем не проанализировал ни нынешних, ни отдаленных во времени последствий такого дисбаланса, хотя надо было бы. А дело в том, что ускоренный рост строительства и обусловил много других нынешних дисбалансов, и будет сказываться на будущих диспропорциях. Взрывоподобный рост строительства жилья на протяжении нескольких лет подряд в Крыму привел к перенаселению полуострова за счет льготной продажи этого жилья переселенцам из России. И к лицу ли главе совета сетовать, что крымчане якобы «отказываются» устраиваться на работу, не хотят работать «физически», поэтому «приходится» брать приезжих. Во-первых, это подтверждает, что для крымчан в Крыму осталась только физическая работа, во-вторых, никогда крымчан нельзя было упрекнуть в лености, это, как показала история, очень трудолюбивые люди, возродившие Крым после военной разрухи.

На самом деле в приеме на многие вакансии крымчанам отказывают руководители предприятий, которые сами приезжие, потому что есть «свои» приезжие, готовые работать за гораздо меньшие деньги. Не секрет, что целые штаты строительных и других фирм набираются из приезжих, потому что эти фирмы не крымские и не хотят связываться с крымчанами, а везут «своих», часто даже вахтовым методом. Таким образом Крым решает проблемы безработицы в регионах соседней России, часто очень отдаленных от Крыма, в ущерб крымчанам. Отсюда в значительной части происходит и падение доходов и покупательной способности крымчан, снижение жизненного уровня. Так обернулась «забота» российской власти о крымчанах, которым в 2014 году было обещано, что они «не пострадают». При Украине подобное было просто невозможно. И это игнорирование крымчан и есть один из многих результатов аннексии.

Игнорирование крымчан и есть один из многих результатов аннексии

Здесь дисбалансы нельзя списывать на пандемию или другие факторы. И когда Ольга Виноградова пытается списать рост безработицы на «объективные факторы» и утверждает, что «увеличенные показатели обусловлены тем, что в соответствии с установленными правилами получения субсидии на детей, оба родителя должны быть либо официально работающими, либо безработными, либо обучающимися. Поэтому очень большая часть семей, которые не состояли в трудовых отношениях и претендовали на эту субсидию, встали на учет в центр занятости», то это просто искажение реальности. Возможно, такая тенденция и есть, и она дала прирост в учете безработных, скажем, на треть, но дать рост всей безработицы Крыма в шесть раз (!) по сравнению с прошлым годом только за счет постановки на учет одного из незанятых родителей она не могла. За этой цифрой опять скрываются неработающие приезжие из России, претендующие на жизнь в Крыму на пособия и субсидии от государства.

За взрывоподобным строительством жилья для приезжих россиян кроются многие другие дисбалансы – от пробок на дорогах из-за большого количества ввезенных автомобилей, от беспримерной милитаризации Крыма, до очередей в детские садики, в которых не имеющие льгот крымчане оказались позади приезжих, до обслуживания в больницах, в банках, учебы детей в школах, студентов в вузах, снабжения торговли товарами, постоянного роста цен из-за нерегулярности и низкого качества снабжения и неудовлетворенного спроса. Все это, прежде всего, результат авантюрной политики «героев крымской весны».

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG