Доступность ссылки

«С детства знала, что я – украинка»: как молодые крымчане нашли себя в Украине


Во время акции протеста против агрессии России в отношении Украины. Крым, Симферополь, 15 марта 2014 года

Мама – военная, вариант оставаться в Крыму после 2014 года для Дианы Шестаковой и не рассматривался. Семья с 14-летней девочкой из Симферополя уехала на материковую Украину. Александр Андриевский выехал из Крыма раньше – поступил в киевский университет в 2012 году, но до сих пор вспоминает любимое место в родной Феодосии – останки Генуэзской крепости. Сегодня эти молодые люди ведут совместное дело в Киеве, но уже не общаются с друзьями из Крыма. Александр прошел через АТО и основал издательство «Стилет и стилос», а Диана состоялась как редактор издательства.

Как крымская молодежь ощущает себя украинцами и идентифицирует себя с Украиной? Насколько для украинской молодежи важна политика и наличие собственных взглядов? Каким видится будущее Крыма для молодых крымских украинцев?

Эти и другие актуальные вопросы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Крымский вопрос» ведущий Александр Янковский задавал гостям – молодым крымчанам.

(Гости эфира особо просили отметить, что интервью было на украинском языке, хотя публикуется в переводе на русский).

– То, что случилось в 2014 году, стало ли для вас неожиданностью?

Диана: Нет, абсолютно. Я была ребенком и мне было страшно, ведь мама оставалась в заблокированной россиянами военной части, но я не была удивлена, я знала, что в Крыму всегда были российские военные и все шло к этим событиям.

И события 2014 года, как и реакция на них населения, не были неожиданностью
Александр Андриевский

Александр: С девяностых годов в Крыму были активны российские политические силы, там были флаги, символика, население подогревала российская пропаганда. И события 2014 года, как и реакция на них населения, не были неожиданностью.

– Когда вы ощутили себя украинцами? И ставили ли себе вопрос самоидентификации?

Диана: У меня было чудесное воспитание, мама всегда привлекала нас к украинской общественности, общалась с нами на украинском языке. Я с детства знала, что я – украинка и у меня не было никаких сомнений в этом.

Эта оккупация не только военная, она гибридная и в том числе информационная
Диана Шестакова

– Как считаете, если бы большинство крымчан идентифицировали себя украинцами, это могло бы воспрепятствовать российской оккупации?

Диана: Мы понимаем, что эта оккупация не только военная, она гибридная и в том числе информационная. Мы не можем принимать оккупацию отдельно, а настроения населения отдельно. Россия делала все, чтобы присутствовать в информационном поле, многие люди с радостью принимали эту пропаганду.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

– Александр, вы прошли через АТО, но были и добровольцем. Какой была ваша мотивация?

В случае обострения или возвращения Донбасса, Крыма, будет мобилизация, и я вернусь в военный строй
Александр Андриевский

Александр: Для меня это было очевидным решением и мне было бы стыдно оставаться в Киеве. Я видел примеры моего окружения, практически все подавались в добробаты или шли служить по контракту. Я решил присоединиться к добровольцам, а в 2018 году понял, что нужно идти Вооруженные силы Украины. Сейчас я гражданский человек и занимаюсь своим издательством, но прекрасно понимаю, что в случае обострения или возвращения Донбасса, Крыма, будет мобилизация, и я вернусь в военный строй.

– Первая книга, выпущенная ваши изданием – «Стилет і стилос: українська мілітарна поезія», про что она и для кого она?

Диана: Это сборник поэзии модернистов, людей, которые были в подполье или воевали, многие из авторов были вынуждены выехать из Украины – единственный способ уберечься от советской власти. Нашей целью было объединить известных авторов – Олег Ольжич, Олена Телига, Евгений Маланюк – и неизвестных – Богдан Бора, к примеру, – человек с неимоверной биографией. И про каждого автора мы даем небольшую информационную справку, это важно, поскольку каждый из авторов не просто создал милитарный текст, но и был участником тех или иных событий.

– А насколько, Александр, сейчас вы видите популярность литературы среди военных?

Мы собрали такое издание, отправили на фронт, и ребятам понравилось, военные читают. Мы этим гордимся
Александр Андриевский

Александр: Вооруженные силы – это люди из различных слоев населения. Есть те, кто читает и привозит книги из дома, кто-то берет книги от волонтеров, кто-то в библиотеке. Как правило, книги армейской библиотеки – это неактуальные, устаревшие советские издания, а те, что привозят волонтеры – граничит с самиздатом. Я как-то нашел некую брошюру с названием типа «Духовный бронежилет украинского воина», там были собраны стихи Шевченка и Стуса, а рядом малоизвестные современные поэты. И такая книга должна была вдохновлять на защиту Украины, но на самом деле – это очень странно и кустарно сделано. Поэтому после возвращения со службы и открытия своего издательства, одной из первых идей стало создание такой антологии: книга должна выглядеть хорошо, качественно, тут должны быть классные авторы – представители модернизма 20-40 годов. Мы собрали такое издание, отправили на фронт, и ребятам понравилось, военные читают. Мы этим гордимся, но нам приятно, что и гражданские читают, хипстеры и пенсионеры подходили к нам, интересовались изданием на презентации.

– Часто люди говорят, мол, «мы из Крыма и украинского языка не знаем», а 30 лет независимости им было недостаточно, видимо, времени на изучение. Где вы учили украинский язык?

Александр: Я учил украинский язык в школе. Мне кажется, что человек, который живет в Украине и не стремится использовать украинский язык, он просто крайне ленив и выбирает более легкодоступный, а вместе с тем менее качественный контент на русском языке. Низкое качество многих русскоязычных изданий видно на примерах перевода, где даже допускают фактические ошибки. Украинская школа переводов более качественная, выше по уровню.

– А можно ли прожить на издательском деле?

Диана: Наша книжка две недели как вышла из печати и пока рано делать оценки. Мы бы, конечно, хотели.

Александр: У нас большие планы по развитию. Мы будем собирать не только украинских авторов, следующий сборник – это мои переводы на украинский язык. Будет выпущена антология, сборник авторов «потерянного поколения» ХХ столетия: Хемингуэй, Фицджеральд, Фолкнер, Том Вулф. Я беру произведения короткой прозы, которые не были еще переведены на украинский язык. К примеру, у Хемингуэя мы взяли рассказы с его первой книги «В наше время», это его автобиографическое произведение про жизнь в США, у Фицджеральда – про время джаза, у Фолкнера – его рассказы про службу в авиации в Первой мировой. Я нашел целую плеяду поэтов, которые писали во время Первой мировой – их произведения считаются классикой британской литературы ХХ столетия. Другие издания, почему-то упускают эти тексты.

Диана: Иллюстрации и обложку для нас делает также переселенка из Крыма, художница Татьяна Панова.

(Текст составила Инна Аннитова)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG