Доступность ссылки

Амстердамский суд и «скифское золото» Крыма. Что нужно знать


Скифский золотой шлем IV в. до н. э., один из экспонатов выставки в Амстердаме, фото 4 апреля 2014 года

Апелляционный суд Амстердама по делу о так называемом «скифском золоте» принял лишь промежуточное решение, требуя от сторон представить дополнительные аргументы. При этом суд также отклонил решающие позиции суда предыдущей инстанции, 2016 постановил вернуть все предметы коллекции Украины.

Речь идет о коллекции крымских археологических и исторических сокровищ из нескольких музеев Крыма, которые вместе с предметами из музея в Киеве в начале февраля 2014 года были временно вывезены в Нидерланды (договоры об этом были заключены еще в 2013 году) на выставку «Крым – золотой остров в черном море». Эту коллекцию неофициально назвали «скифское золото» или «крымское золото».

По завершению выставки, Крым уже был оккупирован Россией. Крымские музеи, уже фактически подконтрольные Москве, заявили, что экспонаты из них должны вернуть этим музеям – то есть, уже на территорию, которой руководила не украинская, а российская власть. Украина настаивает на том, что все экспонаты должны вернуться именно украинскому государству, которое вернет их в музеи в Крыму после деоккупации полуострова и восстановления своего контроля над ним.

Музей Алларда Пирсона в Амстердаме, который проводил выставку, не стал принимать решение о крымских экспонатах на себя, и стороны обратились в суд (экспонаты из Киева были возвращены вовремя). В декабре 2016 года суд первой инстанции, Окружной суд Амстердама, принял решение вернуть все экспонаты украинскому государству. Но решение не вступило в силу: крымские музеи (это Центральный музей Тавриды в Симферополе, Керченский историко-культурный заповедник, Бахчисарайский историко-культурный заповедник и Национальный заповедник «Херсонес Таврический» в Севастополе) обжаловали его. Экспонаты до сих пор хранятся в амстердамском музее в ожидании окончательного решения.

Кому принадлежит «Скифское золото»? (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:11 0:00

Что сейчас произошло?

Апелляционный суд Амстердама обещал объявить решение еще 11 июня. Но за несколько дней до этой даты суд объявил новую ‒ 16 июля. Нынешнее же решение оказалось не окончательным, а лишь промежуточным.

Суд решил, в частности, что требует от сторон дополнительной информации ‒ о праве собственности на экспонаты, о котором заявляет украинское государство, и о праве «оперативного управления», на которое претендуют крымские музеи. Кроме того, Украина должна подать дополнительную информацию о приказе своего Министерства культуры, которым в мае 2014 года предметы на выставке в Нидерландах из крымских музеев были переданы «на постоянное хранение до стабилизации политической ситуации в Автономной Республике Крым» Национальному музею истории Украины в Киеве.

В частности, суд хочет знать подробнее:

  • Имеет ли государство Украина право собственности на крымские сокровища? В этот вопрос также входит другой: может ли Автономная Республика Крым являться собственником крымских сокровищ ‒ что отрицает украинская сторона? (Этот вопрос касается не Национального заповедника «Херсонес Таврический», относительно собственности Украины на экспонаты которого сомнений нет, а трех других музеев, бывших в подчинении АРК).

  • Если украинское государство имеет это право собственности на крымские сокровища, то имеют ли крымские музеи право оперативного управления ими, на которое они ссылаются, и что именно это право предусматривает? В частности, предусматривает ли оно возможность применить его против государства Украина как собственника? И может ли Украина обосновать свою позицию, что передача сокровищ крымским музеям может рассматриваться как лишение права собственности?

  • Если крымские музеи имеют право на оперативное управление, то были ли они лишены его упомянутым приказом Минкультуры Украины ‒ что отрицают крымские музеи?

Эта дополнительная информация должна быть предоставлена в течение двух месяцев. Окончательное решение, заявил апелляционный суд, может быть вынесено в течение шести ‒ девяти месяцев.

При этом музей Алларда Пирсона вправе и далее удерживать на хранении крымские сокровища, пока дело окончательно не решат в суде, и в настоящее время его не касаются обязательства вернуть экспонаты. Этот музей также освобождается от финансовой ответственности за ущерб, который мог быть нанесен несвоевременным возвратом музейных объектов (о такой ответственности заявляли крымские музеи).

В чем опасности нынешнего решения?

Главная опасность ‒ что Апелляционный суд Амстердама признал неприемлемым главный аргумент украинской стороны, бывший основой решения Окружного суда Амстердама в 2016 году: 16 июля апелляционная инстанция решила, что к делу «скифского золота» не применим нидерландский закон о культурном наследии. Между тем, именно на этом законе основывалось решение суда первой инстанции о возвращении экспонатов украинскому государству.

Этот закон имплементирует в нидерландское законодательство Конвенцию ЮНЕСКО о средствах запрета и предупреждения незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на предметы культурного наследия 1970 года. И именно на основании пункта закона, взятого из конвенции, о том, что ее сторонами являются только суверенные государства, судья Окружного суда Амстердама постановил, что вернуть сокровища можно только государству Украина, потому что Автономная Республика Крым (аннексию Россией которой Нидерланды не признают) государством не является.

Так же, решил сейчас апелляционный суд, неприменима в деле и сама эта международная конвенция ЮНЕСКО, а также еще несколько международно-правовых актов, на которые ссылалась украинская сторона. Все они касаются, в частности, незаконно вывезенных или похищенных культурных сокровищ. Киев заявлял, хотя эти объекты были в свое время вывезены на выставку легально, и после окончания срока разрешения на вывоз их за границу они находятся на территории Нидерландов незаконно, и поэтому попадают под действие этих актов.

Теперь, решила апелляционная инстанция, на основании упомянутой дополнительной информации, она осуществит новое изучение того, какая из сторон имеет большее право собственности на экспонаты ‒ согласно украинскому праву. Ведь крымские музеи сами претендуют на свои права на культурные сокровища именно по украинскому праву ‒ ведь согласно с ним в свое время были заключены договоры о временной передаче экспонатов для выставки, потому что украинское законодательство предусматривало их право (как украинских музеев) на оперативное управление этими экспонатами, ‒ а еще для того, чтобы «вынести за скобки» оккупацию Крыма Россией и фактическое введение на полуострове российского законодательного порядка.

При этом в документе апелляционного суда упомянута и позиция украинской стороны, из-за того, что крымские музеи фактически полностью перешли в российскую правовую сферу, они по сути являются «сторонами-призраками» в деле и их участие в нем должно быть признано недопустимым. Апелляционный суд отметил, что этот аргумент неприемлем, поскольку право Нидерландов, в которых происходит рассмотрение дела, не исключает участия этих музеев как стороны процесса и после перехода их в российскую правовую сферу.

Какова нынешняя реакция Украины?

С украинской стороны среди официальных лиц в настоящее время с заявлениями выступили министр юстиции Павел Петренко и министр культуры Евгений Нищук.

Петренко в своем заявлении при этом подчеркнул, что Украина имела и имеет четкую и последовательную позицию, основанную на нормах международного права, в частности положениях упомянутой ранее конвенции ЮНЕСКО ‒ той самой, которую Апелляционный суд Амстердама признал неприменимой к делу о «скифском золоте».

А комментируя претензии крымских музеев на оперативное управление экспонатами согласно украинскому праву, что, по их мнению, должно оправдать возвращение этих объектов в подконтрольный ныне России Крым,​ Петренко заявил: «Крымские музеи фактически осуществляли только оперативное управление ценностями Музейного фонда Украины. А значит – не имеют права распоряжаться этими музейными предметами и претендовать на них».

Нищук, со своей стороны, тоже обратил внимание на упоминания об украинском праве в решении амстердамского суда.

«Сейчас мы внимательно изучаем это решение вместе со всеми причастными: нашими адвокатами, Минюстом, посольством Украины в Королевстве Нидерланды и юридическими советниками. Я надеюсь, что суд, просматривая это дело, понял, что вопрос лежит исключительно в плоскости украинского законодательства», ‒ написал он в Фейсбуке.

Евгений Нищук
Евгений Нищук

«Хочу напомнить, что согласно с контрактами, заключенными между украинскими музеями и Музеем Алларда Пирсона, рассмотрение любых споров происходит на территории Украины в украинском суде. Я могу предположить, что суд все же обратил на это внимание и понял, что это исключительно украинская компетенция», ‒ добавил Нищук.

А в Национальном музее истории Украины, который, согласно решению Министерства культуры Украины 2014 года, должен получить на хранение и крымские экспонаты, выразили разочарование решением апелляционного суда ‒ лишь промежуточным, после того, как и нынешнее решение отложили с июня.

«В июне должно было быть окончательное решение, и я, честно говоря, разочарована, что его нет. Это свидетельствует о том, что, возможно, есть вопросы, возможно, есть какие-то посторонние влияния», ‒ сказала Радіо Свобода генеральный директор Национального музея истории Украины Татьяна Сосновская.

Какова реакция российской стороны?

Крымские музеи, фактически представляющие позицию России, как и сама Россия, оккупировавшая Крым, считают, что могут праздновать промежуточную победу ‒ а именно то, что апелляционный суд отверг применимость конвенции ЮНЕСКО, на основании которой суд первой инстанции решил вернуть крымские сокровища украинскому государству.

В частности, председатель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Крыма (российской власти оккупированного полуострова) при президенте России Александр Молохов заявил, что ранее был очень осторожным в оценках и прогнозах относительно окончательного решения суда, но теперь будет «смелее». «Я считаю, что шансов у крымских музеев теперь стало гораздо больше... Мы можем с оптимизмом смотреть в будущее», ‒ сказал он в комментарии одному из проектов Радіо Свобода.

По его словам, это решение ‒ «хороший знак, симптоматический знак». «Потому что раньше мы вставали перед откровенным неприятием позиции России, особенно крымской позиции», ‒ добавил Молохов, отметив, что решением апелляционного суда «фактически отброшена украинская правовая аргументация, и суд прислушался к той позиции, которую занимали представители крымских музеев».

Так же в общем положительным назвала решение амстердамского суда и Татьяна Умрихина, директор Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника в Керчи (в его состав вошел бывший Керченский историко-культурный заповедник ‒ который, однако, продолжает под своим предыдущим именем соревноваться в суде за возвращение экспонатов). Она тоже обратила внимание, что «пробита главная брешь ‒ суд подтвердил позицию крымских музеев о неприменимости конвенции ЮНЕСКО». «Это огромная победа», ‒ заявила Умрихина российскому агентству «Интерфакс-Юг».

Какова позиция Украины в деле?

Государство Украина настаивает, что является владельцем всех упомянутых музейных предметов, относящихся к государственной части Музейного фонда Украины, поэтому в связи с тем, что Крым пока фактически контролирует Россия, возвращать их на полуостров до его деоккупации нельзя, потому что есть угроза фактического захвата их российским государством в свою собственность. Украина считает, что эти предметы должны быть возвращены Киеву, а именно в Национальный музей истории Украины.

Кроме того, аргументирует Киев, право оперативного управления музейными предметами, на которое ссылаются крымские музеи, было у них отобрано из-за угрозы потери этих экспонатов упомянутым приказом Минкультуры от 13 мая 2014 года № 292.

Кроме того, до сих пор Украина ссылалась на упомянутую конвенцию ЮНЕСКО и еще ряд международных правовых актов, по которым культурные сокровища в случае незаконности (о которой заявлял Киев) их пребывания за рубежом, должны быть возвращены только суверенному государству ‒ то есть, Украине, а не Крыму. И именно этот аргумент признал решающим суд первой инстанции, постановивший вернуть коллекцию Киеву. Пока не известно, как решение апелляционного суда о неприменимости этих актов изменит аргументацию украинской стороны.

Какова позиция крымских музеев?

Крымские музеи, хоть и уже фактически подконтрольны России, настаивали, что по украинскому законодательству получили право на оперативное управление музейной коллекцией, которая является культурным достоянием Крыма, но не всей Украины (три из музеев, кроме Национального заповедника «Херсонес Таврический», имели в АРК республиканский статус), и поэтому ее следует вернуть именно им ‒ даже если владелец коллекции, украинское государство, выступает против этого.

Эти музеи также ссылаются на договоры о предоставлении этих экспонатов для выставки, которые они подписывали по украинскому праву, и говорят, что по этим договорам именно они должны получить их обратно.

После решения Окружного суда Амстердама 2016 года о возвращении коллекции Украине крымские музеи обжаловали его, и в частности аргумент, основанный на конвенции ООН. Сейчас именно его и признал неприемлемым Апелляционный суд Амстердама.

Пресс-релиз Апелляционного суда Амстердама на английском языке

Пресс-релиз Апелляционного суда Амстердама на нидерландском языке

Полный текст промежуточного решения Апелляционного суда Амстердама (на нидерландском языке)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG