Доступность ссылки

За столом союзника, при дворе врага. Крымские Гераи на службе Москвы. Часть 2


Крымские Гераи Айдар и Нур-Девлет с сыном Бир-Девлетом прибывают на службу московскому князю (слева), Бир-Девлет гибнет в Москве от руки своего слуги (справа). Миниатюры Лицевого свода XVI в.

Распад Золотой Орды в 1460-80-х гг. на некоторое время сделал Крым и Кремль союзниками в противостоянии с великими ханами, мечтающими о возрождении былого могущества. Тогда же впервые крымские Гераи оказались на службе в Московском княжестве. Но и после превращения приятелей в смертельных врагов в 1520-х гг. родственники крымских ханов пребывали при дворе русских царей. Чего же искали в Московии выходцы с полуострова и оправдались ли их ожидания?

Продолжение. Предыдущий материал здесь.

Первый крымчанин в Москве

После смерти первого крымского хана Хаджи Герая в 1466 году полуостров более чем на десятилетие погрузился в смуту. На наследие покойного правителя претендовали не только его сыновья, но и ставленники ханов Большой Орды. Главными соперниками выступали Нур-Девлет и Менгли Герай, их борьба за престол чрезвычайно интересна, но лежит вне нашей темы. Важно другое – взаимно истощив свои силы, они не смогли предотвратить приход к власти Джанибека, одного из младших сыновей ордынского хана Саида-Ахмата II. Летом 1476 года он ворвался на полуостров и сверг Менгли, а позже и сам занял крымский престол. Однако его правление продолжалось недолго, и уже в начале осени 1477 года прежний хан вернул себе власть, а Джанибек вынужден был бежать.

Интересно, что еще будучи ордынским царевичем, Джанибек собирался на службу к московскому князю Ивану ІІІ, и в ноябре 1474 года Менгли Герай просил князя о том же – это избавляло бы его от потенциального конкурента. Однако хотя Иван положительно отнесся к намерению Джанибека, до переезда того в Москву не дошло, а Менгли князь ответил, что не взял царевича умышленно. Весной следующего, 1475 года Иван «послал в Орду про него отведать», но безрезультатно. Впрочем, перед Джанибеком тогда уже маячил крымский престол, так что ехать на московскую службу ему было невыгодно. Осенью 1477 года этот недолговечный хан вновь на всякий случай попросил «опочива» у Москвы, но ответное посольство с согласием князя до Крыма доехать не успело.

Так что после бегства с полуострова Джанибек больше года провел в странствиях, пока наконец в 1479 году Иван ІІІ своей грамотой не «взял… и впредь есми хотел его у себя держати для дела». Бывший крымский хан в 1480 году прибыл в Москву, но там следы его теряются – вряд ли он смог в чем-то заметно преуспеть. Так завершилась история первого крымчанина на службе Москвы.

Из крымских ханов – в касимовские

Нур-Девлет и его брат Айдер к весне 1478 года окончательно проиграли борьбу за отцовский престол Менгли Гераю и сочли за лучшее покинуть Крым

Следующий эпизод связан уже непосредственно с Гераями, а именно – с Нур-Девлетом, сыном основателя династии, и его потомством. Он и его брат Айдер к весне 1478 года окончательно проиграли борьбу за отцовский престол Менгли Гераю и сочли за лучшее покинуть Крым. Оба сперва подались в Литву к великому князю Казимиру, а тот поселил их в Киеве. Но уже в следующем году Айдер и Нур-Девлет переехали в Москву, а вместе с ними – и три сына последнего: Бир-Девлет, Сатылган и Джанай.

Князь Иван ІІІ объяснял переезд братьев инициативой самого Менгли, поскольку два его конкурента во владениях литовского государя могли представлять опасность. Иван подчеркивал, что соглашается на это только ради дружбы с ханом, а самому ему «корысти с них мало», одна лишь «истома своей земле и своим людям». Как бы там ни было, «под присмотром» московского князя Нур-Девлет и Айдер не были причиной головной боли для крымского хана и даже получили значительную свободу. Так, в мае 1482 года люди Нур-Девлета с российскими послами уехали в Крым, в марте 1483 года жена и сын Айдера перебрались с полуострова в Москву, дошло до того, что в конце 1483-го – начале 1484 года сам Нур-Девлет засобирался в Крым, да князь «унял его».

Судьба Айдера была незавидна, но не печальна. Воссоединившись с семьей, он жил как частное лицо, однако вскоре поползли слухи о его возможном переезде обратно в Литву. Не желая искушать судьбу, Иван сослал Айдера в Вологду, где тот прожил несколько лет и умер в 1487 году.

В 1486 году опустел престол Касимовского ханства, и Нур-Девлет стал его правителем

Нур-Девлет напротив, сделал на Руси карьеру. Еще в 1480 году вместе с русским воеводой Иваном Ноздреватым он ходил на ордынскую столицу Сарай – как раз во время знаменитого стояния на Угре. В 1485 году он совершил набег на Орду, по-видимому, успешный, потому что аналогичные кампании были им организованы и в 1486-м и в 1487-м, и в 1490 году. В одном из походов едва не была разорена главная ордынская ставка. В 1486 году опустел престол Касимовского ханства, и Нур-Девлет стал его правителем.

Прознав об этом, ордынский царевич Муртоза на следующий год прислал на Русь два письма: одно князю Ивану ІІІ, второе – Нур-Девлету. В своих посланиях он предлагал объединить усилия и сбросить Менгли Герая с ханства, но московский правитель передал оба письма в Крым. Менгли засомневался – не правильнее ли будет, спрашивал он князя в 1489 году, перевезти брата на полуостров, где тот будет на виду у хана и где его не смогут использовать вражеские силы? Ради этого Менгли был готов примириться с бывшим соперником. Иван резонно возражал, что соправительство у ханов неизвестно: «на одном юрте два господаря бывали ли», – а где и бывали, разве это хорошо заканчивалось? Даже если Нур-Девлет принесет присягу не бороться с братом за престол, у него все равно могут найтись сторонники, которые раньше воевали за него против Менгли и чьи раны еще не зажили: «Почему ведати, у всех ли людей одна мысль, все ли тебя хотят на твоем господарстве, или которые захотят брата твоего Нур-Девлета царя на том юрте?».

В общем, переезд не состоялся, а вскоре Нур-Девлет серьезно заболел и даже вынужден был в 1491 году передать касимовский престол своему среднему сыну Сатылгану. Почему не старшему? Потому что еще в 1480 году Бир-Девлет был по какому-то неизвестному поводу зарезан собственным слугой.

Жена Нур-Девлета с гробом прибыла в Крым. Останки второго в списке крымских ханов были захоронены в дюрбе его отца Хаджи Герая

Последнюю дюжину лет тяжело больной Нур-Девлет, трижды бывший крымским ханом и единожды – касимовским, проживал в Касимове, отойдя и от политических, и от военных дел. Впрочем, связи с Крымом он не терял – в 1498 году к нему прибыл посол от Менгли с поклоном и подарками. Умер Нур-Девлет там же в 1503 году, а 16 мая следующего года Сатылган просил Ивана ІІІ позволить перевезти кости отца на родину – о чем ходатайствовал Менгли Герай. Спустя некоторое время жена Нур-Девлета с гробом прибыла в Крым. Останки второго в списке крымских ханов были захоронены в дюрбе его отца Хаджи Герая и находятся там до сих пор.

Подъем и упадок касимовских Гераев

Военная карьера Сатылгана началась в 1490 году, когда вместе с отцом он в апреле участвовал в походе против Муртозы. Однако первая же попытка спустя несколько месяцев самостоятельно руководить войском закончилась неудачно – часть его бойцов попала в ордынский плен. Впрочем, уже в октябре того же года Сатылган реабилитировался, сам захватив в Орде, сколько мог, «улусов и голов».

Нападение на полуостров 1491 года было последним для Орды, а самой ей оставалось жить всего дюжину лет

Год 1491-й оказался исключительно важным и для Крымского ханства, и для Гераев в Касимове. Летом, обманув на переговорах доверие Менгли Герая, на полуостров ворвались ордынские отряды хана Сеида-Ахмеда ІІ. Разорив Крым, войско Орды отошло к нижнему течению Днепра, где стало готовиться к повторному удару. И тогда Менгли воззвал о помощи к московскому князю и османскому султану – и получил ее. Две тысячи янычар прибыли в Кефе (Феодосию) и, соединившись с собственно крымской армией, вышли к Перекопу, «закрывая» вход на полуостров. В это же время касимовское войско Сатылгана и русские отряды братьев Репня-Оболенских 3 июня двинулись на соединение в Белгород, откуда ударили в тыл Орде. По дороге к ним присоединилось казанское войско Мухаммед-Эмина, а во главе объединенных сил стал именно Сатылган. И хотя решающей победы достичь тогда не удалось, и международный антиордынский поход свелся к традиционной малой степной войне, угроза от Крыма была отведена – и более того, отведена навсегда. Нападение на полуостров 1491 года было последним для Орды, а самой ей оставалось жить всего дюжину лет.

Заметно, что после успеха 1491 года из русских летописей на несколько лет исчезают сведения о походах Сатылгана – вероятно, в них не было прямой необходимости. В мае 1495-го и апреле 1498 года Иван ІІІ обещает Менгли Гераю помощь касимовских войск, но, по-видимому, дело так и ограничивается словами.

Летом 1503 года, после смерти Нур-Девлета, Сатылган был «амнистирован» и вернулся на престол Касимова

Однако в самом начале нового, 16 века Сатылган «по молодости и по глупости» совершил некий проступок, в результате чего оказался под стражей в Москве. Менгли дважды, в июле 1501-го и ноябре 1502 года просил Ивана отпустить племянника, но не слишком настойчиво. И лишь летом 1503 года, после смерти Нур-Девлета, Сатылган был «амнистирован» и вернулся на престол Касимова.

Летом 1505 года в Казани произошел антирусский бунт, и отношения двух государств резко осложнились. Для защиты границ Иван ІІІ отправил в Муром войска Сатылгана и его брата Джаная с отрядом воеводы Василия Холмского, но казанцы напали не на них, а на Нижний Новгород. В апреле 1506 года новый московский правитель Василий ІІІ отправил большую рать, в состав которой входила конница Джаная, на Казань, но его силы потерпели там сокрушительное поражение. После этого Сатылган, Джанай и Холмский летом вновь прикрывали Муром – и это последнее упоминание о втором касимовском Герае в документах. Уже в октябре того же 1506 года Джанай единолично возглавлял собиравшиеся под Муромом войска, так что можно предположить, что Сатылган уже умер.

Итак, с конца 1506 года на касимовском троне сидел последний сын Нур-Девлета – Джанай. В 1507 году он вновь нес службу в Муроме, в следующем – в районе Торопца принимал участие в войне с литовцами. Правил он после этого недолго и во второй половине 1512 года умер. Детей у Сатылгана и Джаная не было (по крайней мере – законных и известных нам), так что вместе с ними угасла и династия касимовских Гераев. Единожды упоминается в источниках их сестра – единственная дочь Нур-Девлета, к которой в 1508 году безуспешно сватался некий ногайский мурза.

Крымские Гераи в первый раз служили Москве с 1479-го по 1512 год и оставили в Касимове после себя такую память, что и спустя пять лет крымский хан Мехмед Герай заявлял русскому послу, что «из старины тот юрт наш»!

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG