Доступность ссылки

«Россия пытается повлиять на украинские выборы». Курт Волкер ‒ об агрессии в Керченском проливе


Курт Волкер

Специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер в ближайшие две недели планирует визит в Украину, во время которого, кроме Киева, также посетит один из украинских портов на Черном море.

Он призывает Россию немедленно освободить украинских военных и вернуть корабли (25 ноября российские военные в нейтральных водах Керченского пролива таранили, обстреляли и захватили три корабля ВМС Украины ‒ катера «Бердянск» и «Никополь» и буксир «Яны Капу», направлявшиеся из Одессы в Мариуполь, в плену оказались 24 члена экипажа плавсредств, трое из них ранены). Окончательный ответ США и ЕС на атаку России в Черном море еще формируется, и в арсенале американского правительства и их союзников остается еще немало рычагов давления на Россию, сказал он в интервью Украинской службе «Голоса Америки».

Специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер и журналистка Украинской службы «Голоса Америки» Татьяна Ворожко
Специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер и журналистка Украинской службы «Голоса Америки» Татьяна Ворожко

‒ Чего Россия пытается добиться этой эскалацией?

‒ Я думаю, что они пытаются повлиять на политику в Киеве, выставить правительство в плохом свете, мол, эти вещи все еще продолжаются. Понятно, что украинское правительство не может это контролировать, движущей силой здесь является Россия. И нельзя рассматривать этот инцидент вне более широкого контекста.

Россия годами закладывала кирпичи, которые привели к этому инциденту. Претензия на аннексию Крыма, претензия на территориальные воды, построение моста, усиление военно-морских патрулей, односторонняя претензия на контроль над доступом к Азовскому морю. Мы говорили с партнерами и предусматривали именно такие действия.

Россия пытается повлиять на украинские выборы
Курт Волкер

‒ То есть вы это видите в контексте выборов?

‒ Да, абсолютно. Я думаю, что Россия пытается повлиять на украинские выборы, так же как они пытались повлиять на выборы в Германии, Франции. Чего они не понимают, так это того, что украинцы изменились, у них более сильное ощущение национального духа и идентичности.

‒ Как вы оцениваете ответ украинского правительства?

‒ Сначала я хотел бы отметить выдержку украинских капитанов и моряков. Они пытались мирно пройти из Одессы в Мариуполь. Россияне их остановили, атаковали, преследовали, снова атаковали, взяли на абордаж и захватили. И они не стреляли в ответ. Они пытались избежать конфликта и вели себя ответственно.

Российский корабль таранит украинский буксир (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:13 0:00

Что касается политического ответа, я думаю, что украинцы правильно сделали, мощно поставив этот вопрос в НАТО, ЕС, в двусторонних отношениях. Это то, что мы все должны признать неприемлемым.

‒ Является ли введение военного положения, по вашему мнению, правильной идеей?

‒ Я думаю, что существуют конкретные причины, почему украинское правительство решило ввести военное положение в ограниченном формате ‒ на 30 дней и только в нескольких регионах страны, чтобы это не затрагивало президентские выборы, но позволило мобилизацию призывников, движение военных сил. Но я думаю, что важно, чтобы Украина была сильной и устойчивой демократией, не требующей военного положения как долгосрочного решения.

‒ Какие новые рычаги сдерживания России рассматриваются? Украинские чиновники говорят о том, что работают вместе с партнерами над внедрением собственных санкций против россиян и замораживанием активов российских граждан и компаний на территории Украины. Что вы об этом думаете?

‒ Надо быть осторожными и придерживаться духа существующих санкций. Они не могут быть карательными по отношению к обычным российским и украинским гражданам. Санкции, которые ввели мы и ЕС, направлены против российского бизнеса и правительственных структур с целью повлиять на принятие решений Россией. Это не о наказании, а о поиске механизма, который бы привел к решению.

‒ Соединенные Штаты готовятся ввести новые санкции против России за химическую атаку в Солсбери. Могли ли российские действия в Азове быть попыткой получить рычаг воздействия с целью избежать этих санкций?

‒ Если это так, то они добились обратного эффекта. Конгресс подготовил этот закон. Администрация ответственна за выполнение договора. Администрация может выбрать различные санкционные меры, предложенные Конгрессом. И чем больше россияне делают такие вещи, атакуют украинские военные корабли и захватывают украинских моряков, тем больше вероятность, что Администрация выберет более жесткие меры.

‒ Может ли Украина рассчитывать на большую военную помощь после атаки в Азове?

‒ Это уже происходит. В прошлом году президент Трамп решил предоставить антитанковые ракеты Javelin («Джавелин»). Мы продали антиснайперские системы. Другие страны оказывают поддержку. Мы устранили эмбарго на продажу оружия Украиной, которое оставалось с прошлой администрации. Мы говорим, что Украина себя защищает, она имеет право это делать, имеет право на оборонительные возможности, и мы готовы вести разговор о том, как закрыть пробелы в этих возможностях.

‒ Как в США, так и в Украине призывают к ограничению права российских судов заходить в иностранные порты. Возможно ли это?

‒ Возможно, решение в этом направлении еще не приняли, но в минувшие выходные один из президентов земель в Германии, возможный следующий лидер ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр, говорила о возможности запретить российским судам, идущим из Крыма или Азовского моря, заходить в европейские порты. Это очень сильный и оригинальный ответ. Посмотрим, будут ли они развивать эту идею, и мы это также рассмотрим.

‒ Один из методов давления на Россию, который обсуждается, ‒ отключить Россию от SWIFT.

‒ Это называют ядерной опцией, но она остается. Это будет дорого стоить и для России, и для наших союзников. Но мы должны иметь эту возможность, потому что мы не можем допустить, чтобы Россия делала следующие агрессивные шаги, как этот.

‒ В Германии думают, стоит ли продолжать «Северный поток-2», учитывая агрессию России? Недавно Рик Перри в Украине говорил об оппозиции США строительству газопровода «Северный поток-2». Но его строят. Согласно данным самой компании, из более чем шести миллиардов долларов финансирования более половины предоставили европейские партнеры. Не является ли это уже проигранной битвой?

‒ Я так не думаю. Я думаю, что возможность все еще остается. Я был в Германии на прошлой неделе, и там много людей, включая членов Бундестага, обозревателей Frankfurter Allgemeine Zeitung говорили о том, допустимо ли продолжать работу с «Газпромом», когда Россия оказывает агрессию в отношении Украины, атаковала ее корабли, захватила моряков. Озвучивалось замечание, что строительство трубопровода идет вопреки правилам ЕС о свободном рынке и директиве ЕС по газу. Совет ЕС, где фактически лидером является Германия, выступил против, и если Германия способна пересмотреть свою позицию, то и Европа может это сделать.

Мы хотим усилить украинский суверенитет, ее территориальную целостность, надавить на Россию из-за ее действий и добиться, чтобы Россия была готова обсуждать решения. Они должны освободить моряков. Сделать это как жест доброй воли перед Рождеством, перед Новым годом, вернуть моряков домой, вернуть корабли. Их безосновательно атаковали в открытых водах, арестовали. Они (россияне) должны прибегнуть к деэскалации ситуации и вернуть их.

Во-вторых, Россия должна восстановить диалог с Украиной на базе Договора 2003 года о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Территории обеих стран выходят к Азовскому морю. Обе страны имеют право и потребность использовать море для движения транспорта. Далее мы должны вернуться к более широкой дискуссии о том, как положить конец конфликту в Восточной Украине.

‒ По вашему мнению, проигрывает ли Украина PR-войну на Западе?

‒ Думаю, за последние несколько лет ситуация улучшилась. Мы, конечно, пытались сыграть роль в том, чтобы помочь изменить тон. Думаю, Германия, Франция и Великобритания также это сделали. Был период времени, когда в Европе, думаю, под влиянием России, говорили, что Украина коррумпирована, относится к одной и той же цивилизации, является «частью России». Таких аргументов больше не слышно. Думаю, есть более четкое понимание, что именно Россия здесь делает и что это значит для Украины. Российский нарратив уже не имеет такого влияния.

‒ Сейчас сообщают о скоплении российских военных на границе с Украиной, Крым милитаризован. Может ли Украина ожидать полномасштабного наступления российских войск?

‒ Было бы очень легкомысленно для России теперь начинать масштабное наступление в Украине. Украинские военные более способны, чем раньше. Это очень дорого будет стоить россиянам. И они потеряют любые отговорки, за которые они сейчас цепляются, мол, они не участвуют в военных действиях, и Украина получит значительную поддержку. Она уже имеет поддержку от НАТО, США и ЕС. Мы хотим, чтобы Украина продолжала быть успешной, процветающей и быть в безопасности.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG