Доступность ссылки

Кыргызстан vs Таджикистан: «Лучший выход – заморозить конфликт»


Киргизские пограничники продолжают нести службу в усиленном режиме на границе с Таджикистаном, передают в среду, 5 мая, СМИ со ссылкой на пресс-релиз погранслужбы Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана. При этом обстановка оценивается как стабильная.

Напомним, очередной конфликт между соседними республиками начался 29 апреля со стычки местных жителей в районе водораспределительного пункта «Головной», принадлежность которого оспаривают Бишкек и Душанбе. Затем к противостоянию подключились силовые структуры с обеих сторон, дело дошло до применения танков и минометов, что привело к большим человеческим жертвам. Ответственность за начало конфликта соседи по традиции возлагают друг на друга.

В итоге, по сообщениям СМИ, погибли по меньшей мере 36 граждан Кыргызстана и 19 граждан Таджикистана, число раненых и пострадавших еще выше, хотя и с трудом поддается точному учету. Десятки тысяч людей были эвакуированы из зоны конфликта. Обе стороны также понесли значительный материальный ущерб.

И Кыргызстан, и Таджикистан входят в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Москва располагает военными базами на территории обеих стран.

В Вашингтоне озабочены ситуацией в центрально-азиатском регионе. Это лишний раз подтвердила прошедшая 23 апреля виртуальная встреча госсекретаря США и министров иностранных дел Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан, Туркменистана и Республики Узбекистан в рамках формата C5 + 1. Согласно опубликованному по итогам саммита заявлению, стороны согласились продолжить развитие сотрудничества в области безопасности между Соединенными Штатами и странами Центральной Азии как средства обеспечения стабильности и региональной безопасности и противодействия трансграничным угрозам, исходящим из Афганистана.

Аркадий Дубнов: «Сейчас самый лучший выход – заморозить конфликт»

Эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов считает, что в основе конфликта лежит ряд субъективно-объективных проблем, в том числе тех, которые были заложены при определении государственных границ между Кыргызстаном и Таджикистаном после распада Советского Союза, в результате чего возникли так называемые спорные территории. По его мнению, противоречия между сторонами вряд ли удастся разрешить в обозримой перспективе.

«Фактически конфликт вследствие неурегулированных отношений в части права собственности на землю и имеющие жизненно важное значение народнохозяйственные объекты совместного пользования, в первую очередь водные и энергетические, тлел постоянно, – рассуждает он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Да, он мог не случиться в тот конкретный день, когда разгорелся, но это мало что меняет по существу вопроса. Сейчас его, возможно, спровоцировали не слишком выверенные заявления главы ГКНБ Кыргызстана Камчыбека Ташиева, который активно взялся за решение пограничных проблем с соседями».

Аркадий Дубнов
Аркадий Дубнов
Только одним минометным огнем было убито около двух десятков граждан Кыргызстана
Аркадий Дубнов

При этом киргизское население, которому в результате наметившегося было компромисса предстояло отдавать какие-то участки земли, взбунтовалось, и Ташиев пошел на попятную, заметил Аркадий Дубнов: «Вдобавок он сказал, что Бишкек будет строить водохранилище. Это разъярило жителей соседних республик и в совокупности с другими накопившимися проблемами привело не просто к пограничному конфликту, а фактически к молниеносной войне с применением армии со стороны Таджикистана – абсолютно несоразмерная реакция, приведшая к жертвам. Только одним минометным огнем было убито около двух десятков граждан Кыргызстана. Чудовищно».

Одновременно у эксперта создалось впечатление, что Таджикистан сумел серьезно подготовиться к любому развитию событий, стянул силы, армейские подразделения и технику. «Поэтому эта молниеносная война оказалась не слишком неожиданной для Душанбе. Похоже, Таджикистан решил разом покончить с проблемой, тянувшейся с давних пор. Но это путь в никуда. Полагаю, что сейчас самый лучший выход – заморозить конфликт. И уже затем гораздо более углубленно – может быть, с помощью внешних посредников – попытаться все-таки устранить взаимные территориальные претензии. Не думаю, что в ближайшие годы это удастся сделать, но уж точно нельзя допустить, чтобы в ходе распрей гибли люди», – резюмировал Аркадий Дубнов.

Дмитрий Орешкин: «В среднесрочной перспективе подобные конфликты, к сожалению, неизбежны»

В свою очередь, политолог Дмитрий Орешкин уверен, что многие острые проблемы центрально-азиатских стран возникли после распада СССР, и они были вполне предсказуемы. По его словам, эти проблемы отчетливо проявились, когда освободившиеся от диктата Кремля территории начали выяснять отношения друг с другом. «Например, аналогичный конфликт из-за дележа воды существует между Туркменией и Узбекистаном, – добавил собеседник «Голоса Америки». – А то, как такие конфликты решаются Таджикистаном и Кыргызстаном – свидетельство невысокой зрелости региональных элит, хотя они вроде бы и сумели избежать полномасштабной войны и развести войска».

Так или иначе, раньше или позже конфликты и разгораются
Дмитрий Орешкин

Положение усугубляется тем, что у обеих республик довольно слабая экономика, в значительной степени зависящая от орошаемого земледелия, констатировал политолог: «Поскольку народонаселение прибывает, а посевная площадь не растет и оптимизации земледелия не происходит, так или иначе, раньше или позже конфликты и разгораются. В среднесрочной перспективе, думаю, они, к сожалению, неизбежны. Потому что на самом деле жители обеих республик используют воду крайне неэффективно».

Дмитрий Орешкин
Дмитрий Орешкин

Выход один – усовершенствование технологий водопользования, но для республик он не доступен в силу недостатка инвестиций и культуры, подчеркнул Дмитрий Орешкин. «В Израиле же нет подобных проблем с водой, хотя ее там гораздо меньше, – уточняет он. – У того же Таджикистана две крупные реки – Вахш и Пяндж, и все равно возникают проблемы, которые решаются самым примитивным способом – силовым, когда жители одного кишлака идут с кетменями против жителей другого. Если к этому подключаются еще и вооруженные силы, то число жертв возрастает». В результате несколько десятков человек погибли, а проблема никуда не девается, заключил политолог.

Москва и ОДКБ «без рычагов»

От Москвы можно пока ожидать только призывов
Аркадий Дубнов

На взгляд Аркадия Дубнова, у Москвы очень мало рычагов влияния на ситуацию. «Если часть элит, в первую очередь киргизских, и хотела бы, чтобы Россия втянулась в качестве миротворца в конфликт с целью предотвращения военной эскалации, то политическое руководство Таджикистана категорически против этого, – утверждает он. – Так что от Москвы можно пока ожидать только призывов (не допустить эскалации), пусть и жестких, но не более того».

Соответственно, не стоит ожидать и от ОДКБ каких-то реальных шагов по урегулированию конфликта. «При создании этого военно-политического союза вообще не предусматривали возможности войны между членами организации, но именно это как раз и произошло. Вмешательство ОДКБ даже теоретически невозможно, все его решения элементарно блокируются одной из сторон нынешнего конфликта. Остаются только попытки политического миротворчества», – обобщил эксперт.

ОДКБ не настроена на то, чтобы разрешать военные конфликты между участниками договора
Дмитрий Орешкин

Схожей точки зрения придерживается Дмитрий Орешкин: «ОДКБ – структура, призванная отражать внешние угрозы по отношению к любому из участников этого договора. Она не настроена на то, чтобы разрешать военные конфликты между участниками договора. По определению предполагалось, что между ними никаких конфликтов быть не может. ОДКБ в значительной степени виртуальная структура, которая создана для отражения якобы существующих угроз со стороны НАТО и еще каких-то непонятных внешних сил».

Между тем в условиях неразвитой экономики и отсутствия перспектив нормального роста в обеих республиках создается почва для распространения радикального исламизма, предупреждает политолог: «Афганистан не способен осуществлять государственную агрессию, наибольшую опасность представляет идеологическая агрессия. Она особенно чревато последствиями для Таджикистана. Думаю, однако, что это проблема, против которой у ОДКБ вообще нет противоядия».

Наверное, на обе стороны таджикско-киргизского конфликта давление из Кремля оказывается, предположил Дмитрий Орешкин. Как ему представляется, пока еще Путина слушают. «Но в принципе позиция Москвы, конечно, слабеет. Мы это видели на примере конфликта в Нагорном Карабахе. То же самое происходит и в Средней Азии», – подытоживает политолог.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG