Доступность ссылки

«Самовозвращение в Крым»: авторы и герои фильма о борьбе, боли и возвращении на Родину


Мечеть Корбек-джами и медресе в селе Изобильненское, Крым

В Международный день коренных народов мира, 9 августа, Лаборатория журналистики общественного интереса, команда КрымSOS и Меджлис крымскотатарского народа представят общественности документальный фильм «Самовозвращение в Крым». После показа состоится дискуссия о новом статусе коренных народов в Украине.

Как рассказали организаторы показа, на рубеже восьмидесятых и девяностых годов крымские татары массово возвращались из мест депортации в тогда еще советский Крым, где сталкивались с противодействием со стороны власти и населения. В фильме собраны истории «самовозвращений» крымскотатарских семей, которые начинали новую жизнь в тяжелых условиях: без права на жилье, землю и достойную работу по образованию, а также в условиях сопротивления советской бюрократии.

Как создавался фильм «Самовозвращение в Крым»? О чем рассказали герои фильма – активисты крымскотатарского национального движения? С какими препятствиями сталкивались крымские татары, которые возвращались в Крым в 80-90-х годах?

Эти и другие актуальные темы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Крымский вопрос» обсуждает ведущий Александр Янковский. Его собеседники: соавтор фильма «Самовозвращение в Крым», директор Лаборатории журналистики общественного интереса Наталья Гуменюк; соавтор фильма Анна Цигима; крымскотатарская активистка, одна из героинь фильма «Самовозвращение в Крым» Леране Хайбуллаева; ветеран крымскотатарского национального движения Бекир Умеров.

Соавтор фильма «Самовозвращение в Крым», директор Лаборатории журналистики общественного интереса Наталья Гуменюк рассказала в эфире Радио Крым.Реалии, что многие факты, о которых она узнала в ходе съемок, «стали шоком» для авторского коллектива, поскольку о случаях дискриминации крымских татар после их возвращения в Крым из мест депортации, не было известно большинству украинцев, в том числе крымчан.

Для нас стало шоком, насколько сильной была дискриминация в конце 80-х – начале 90-х годов
Наталья Гуменюк

– К сожалению, это стало открытием: если о депортации мы что-то знаем, то у большинства населения есть представление о том, что возвращение произошло как-то легко. Для нас стало шоком, насколько сильной была дискриминация в конце 80-х – начале 90-х годов. Этот замкнутый круг: без работы нет прописки, без прописки нет работы, и людей действительно не принимали на работу. Людям не просто не давали селиться на Южном берегу, и они не возвращались в свои дома, а происходило системное сопротивление, была пропаганда в медиа – тогда еще советских, потом – в первые годы независимости. Эта политика только частично изменилась, и только в конце 90-х какие-то моменты стали налаживаться.

Наталья Гуменюк
Наталья Гуменюк

Во время съемок фильма авторы общались с большой группой людей, говорит Наталья Гуменюк. По ее словам, новые знания помогли лучше понять: почему крымские татары остаются на территории аннексированного полуострова.

Мы показываем условия, которые были во времена СССР, и то, что было уже после 1991 года
Наталья Гуменюк

– Потому это так важно – какой ценой давалось это возвращение. И это делает оккупацию еще более печальной, но, с другой стороны, лично мне это дает определенный оптимизм. Потому что мы увидели, что люди боролись – и когда они боролись, чтобы вернуться, то они все-таки вернулись, они все-таки смогли. У нас, несмотря на то, что (в фильме – КР) печальная история, она, все-таки, в каком-то смысле – о победе. Знаете, в те годы тоже было нелегко. И это дает нам понимание, что сейчас Крым аннексирован, но это не означает, что нужно просто опустить руки.

Рассказывая о своей поездке в Крым в 2011 году, Гуменюк отметила, что ей нравилось наблюдать за тем, как восстанавливается крымскотатарская культура на полуострове, в частности – в Бахчисарае. В то же время, журналистке приходилось становиться свидетелем того, как некоторые крымчане относились с предвзятостью к крымским татарам, мусульманам, и ко всему, что связано с другой религией и культурой.

Гуменюк подчеркнула, что проект «Самовозвращение в Крым», помимо одноименного фильма, включает в себя ряд подкастов, в том числе с режиссером, актером и общественным деятелем Ахтемом Сеитаблаевым и певицей крымскотатарского происхождения Джамалой, а также около 30-ти историй людей разного поколения, которые рассказывали о личном опыте, пережитом после возвращения на историческую Родину. Часто в этих историях звучали воспоминания о травмирующих переживаниях, которые происходили с ними после возвращения в Крыму. При этом Наталья Гуменюк подчеркнула, что в те годы на полуострове при власти оставались советские чиновники и представители силовых структур, которые были настроены предвзято (по отношению к крымским татарам, возвращавшимся в Крым – КР).

Это также история взросления украинского общества и украинского молодого государства
Наталья Гуменюк

– Мы показываем те условия, которые были во времена СССР, и то, что было уже после 1991 года. Мы видели определенные улучшения, но также мы говорим о том, что «Красный рай» и другие вещи происходили уже в условиях независимости. И выходим на то, когда все начало нормализоваться. Поэтому это также история взросления украинского общества и украинского молодого государства. Но я бы не снимала полностью ответственности [с украинских чиновников], потому что многие оставались при власти и в двухтысячных, и позднее.

Гуменюк напомнила, что перед показом фильма «Самовозвращение в Крым» 9 августа на летней сцене Городского сада Киева (сцена «Ракушка») в 19.30 состоится дискуссия с участием председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова; заместителя постоянного представителя президента Украины в АРК Тамилы Ташевой; режиссера и героя фильма Ахтема Сеитаблаева; общественным деятелем и героиней фильма Леране Хайбулаевой. По мнению Натальи Гуменюк, дискуссия даст возможность общественности не только получить ответы на ряд вопросов, в том числе о принятом в Украине законе о коренных народах, но и узнать истории публичных людей, которые пережили трагические моменты в своей жизни и жизни их семей. Показ фильма запланирован на 21.00.

Соавтор фильма «Самовозвращение в Крым» Анна Цигима рассказала в эфире Радио Крым.Реалии, что работа над этим проектом давалась тяжело, и принесла ей сильные эмоциональные переживания.

Мне было стыдно, что только через 30 лет я начинаю узнавать об этой истории
Анна Цигма

– Скажу откровенно: это было для меня шоком, потому что 50% монтажа фильма – я рыдала. Со мной никогда в жизни такого не было. Еще когда мы брали интервью, я сказала Наталье, что мне было настолько стыдно – хоть я в то время была очень маленькой, и не могу вспомнить, что тогда происходило, но мне было настолько стыдно, что только через 30 лет я начинаю узнавать об этой истории. Я прекрасно знаю о депортации крымскотатарского народа, об этой трагедии. Но возвращение, и действительно страшные истории этого возвращения, были для меня абсолютно новым.

Отвечая на вопрос, сможет ли фильм «Самовозвращение в Крым», который является документальной историей, эмоционально повлиять на зрителей, и кто, по мнению авторов проекта, станет целевой аудиторией, Анна Цигима отметила, что фильм рассчитан на широкую аудиторию, но, в первую очередь, на жителей материковой Украины, которые в 90-е годы переживали непростые времена, и не знали или не хотели знать о существовании такой проблемы в Крыму.

– Мы должны понимать и знать нашу историю, знать об этих ошибках, уметь анализировать их, рефлексировать на эту тему. И просить прощения. Знаете, это тоже очень важно: пусть это придет со временем, но попросить прощения – это действительно очень поможет и крымскотатарскому народу, о котором мы начали узнавать (как сказали некоторые герои нашего фильма), к сожалению, после 2014 года. Это тоже правда: до 2014 года знания о крымскотатарском народе были очень поверхностные. А сейчас мы начинаем узнавать этих людей, знакомиться с их культурой, их историей. И это действительно очень важно именно для нас, украинцев.

Наталья Гуменюк, рассказывая о героях фильма, подчеркнула, что зрители увидят самые разные истории: как популярных и известных персоналий, активистов крымскотатарского движения, так и людей, которых они увидят на экране впервые. Среди них – крымские татары, которые были вынуждены выехать с полуострова после аннексии, и те, кто сейчас продолжает жить в Крыму. И каждая рассказанная история – уникальна, подчеркнула Гуменюк.

Одной из героинь фильма «Самовозвращение в Крым» стала общественный деятель, крымскотатарская активистка Леране Хайбуллаева, которая после аннексии полуострова была вынуждена покинуть Крым. Она рассказала в эфире радио Крым.Реалии, что тема возвращения в Крым постоянно обсуждалась в крымскотатарских семьях после насильственной депортации народа, и при этом крымские татары всегда использовали ненасильственные методы для возвращения на историческую родину.

#Наші | Musafir vaqtı
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:29:59 0:00

Отвечая на вопрос, стало ли стремление вернуться в Крым национальной идеей, объединившей всех крымских татар, Леране Хайбуллаева, ответила положительно, но при этом подчеркнула, что и по сей день одной из главных эмоций, объединяющей крымскотатарский народ, является боль.

Да, возвращение в Крым и вернуть его в Украину – это позитивная идея. Но на всех наших мероприятиях, когда мы собираемся небольшой группой, или на официальных мероприятиях, мы больше говорим о боли
Леране Хайбуллаева

– Если вернуться назад и предположить: что было бы с крымскими татарами, если бы не было депортации – и сравнить, сохранили бы мы свою идентичность на те «проценты», если бы депортации не было... Если посмотреть сейчас на развитие языка и культуры... Особенно – язык: я лучше говорю на украинском, чем на своем родном крымскотатарском языке. Что касается национальной идеи – я чувствую (это очень субъективно), что национальная идея по возвращению, [помимо] той нашей хайтармы («хайтарма» в переводе с крымскотатарского – «возвращение» – КР), сейчас «эмоциональным локомотивом» является боль. Не позитивное настроение, а боль. А боль не дает силы, вдохновения, чтобы вернуться. Должна быть какая-то составляющая. Возможно, я не права – я же говорю, это очень субъективная вещь. Мы должны создать такую позитивную идею... Да, возвращение в Крым и вернуть его в Украину – это позитивная идея. Но на всех наших мероприятиях, когда мы собираемся небольшой группой, или на официальных мероприятиях, мы больше говорим о боли. То есть, идею возвращения нужно накачивать, чтобы было больше позитивных вещей, конкретных позитивных действий. А сейчас идея возвращения наполнена болью.

Леране Хайбуллаева высказала мнение, что эту коллективную боль можно попытаться «пережить, трансформировать в позитив и реальные действия». В качестве примера она привела случаи, когда крымские татары, переехавшие после 2014 года на материковую часть Украины, вместе с украинцами создают совместные организации, присоединяются различным проектам, в том числе к движению сопротивления и возвращения.

Ветеран крымскотатарского национального движения Бекир Умеров тоже стал героем фильма «Самовозвращение в Крым». 18 мая 1987 года, в день очередной годовщины депортации, Бекир Умеров, в те годы - житель станицы Крымской Краснодарского края России, объявил голодовку, добиваясь того, чтобы Михаил Горбачев принял делегацию из 36 представителей крымскотатарского народа. В эфире Радио Крым.Реалии Умеров рассказал о том, что предшествовало этому событию.

– Летом 1987 года произошли грандиозные события в истории как крымскотатарского народа, так и в истории всего человечества, советского народа – уж точно. Но предпосылкой к этим событиям стал объявленный курс на «перестройку». Каждый из чиновников понимал это по-своему. А мы решили воспользоваться этим курсом, чтобы были реальные дела, а не просто слова. И, конечно, был очень высокий подъем патриотизма среди подавляющего большинства крымскотатарского населения. Сам я в это время жил в Краснодарском крае, там фактически каждый взрослый человек участвовал в национальном движении, в меру своих сил. Тысячи человек выезжали в Москву, кто-то помогал деньгами, кто-то – советами, кто-то – молитвами. В Москве мы устроили несколько грандиозных демонстраций. Мы проинформировали всю мировую общественность о проблеме крымскотатарского народа. И это дало свои результаты.

Бекир Умеров
Бекир Умеров

По словам Бекира Умерова, крымские татары несколько раз ездили в Москву, добиваясь разрешения крымскотатарскому народу вернуться на историческую Родину. Однако результата добиться не удалось. Тогда Умеров решил, что, поскольку петиции не дают результата, нужно переходить к другим формам протеста. Он объявил голодовку в ночь с 17 на 18 мая 1987 года, в день очередной годовщины депортации крымских татар.

Права крымских татар, несмотря на очень сильную борьбу – сотни тысяч человек принимали участие в этой борьбе – и то права наши не были восстановлены
Бекир Умеров

– Я продержал голодовку 30 суток и сразу же после окончания голодовки, через несколько дней, выехал в Москву, чтобы продолжить борьбу непосредственно там... Решение о прекращении моей голодовки было принято для перевода борьбы в столицу, в Москву. Именно для того, чтобы каким-то образом выйти на западных корреспондентов, советских общественных деятелей. Мы общались с Андреем Дмитриевичем Сахаровым, другими диссидентами. Мы старались оповестить мировую общественность, но до того, как мы приехали в Москву, такой широкой огласки, ни по «Радио Свобода», нигде не было.

Но, по словам Бекира Умерова, после того как местом для проведения массовых протестов стала Москва, ведущие мировые СМИ заговорили о проблеме крымских татар.

Отвечая на вопрос, дождались бы крымские татары официального разрешения советского правительства или правительства эпохи Горбачева на возвращение в Крым из мест депортации, Бекир Умеров подчеркнул, что «история не любит сослагательного наклонения». Тем не менее, он отметил, что было несколько этнических групп, в том числе турок-месхетинцев, немцев, которые были репрессированы только по национальному признаку, и права которых никто не восстановил.

Когда в Крым ринулись, в основном, крымские татары, в это время началось ограничение прописки
Бекир Умеров

– Даже права крымских татар, несмотря на очень сильную борьбу – сотни тысяч человек принимали участие в этой борьбе – и то права наши не были восстановлены. Мы могли брать только очень тяжелым путем, очень тяжелой борьбой... Сначала только прописку могли взять, для нас [это] было очень большой победой. Потом – занятие земельных участков, уже чтобы хоть как-то можно было жить. И вот таким образом мы добились того, чего добились. Мне кажется, что если бы было пущено на самотек, то результат был близким к нулю. Может быть, в Узбекистане открыли бы школы на крымскотатарском языке, может, пара ансамблей там прибавилась бы. Комиссия Громыко, которая была создана в 1987 году, работала именно в этом направлении. И параллельно уже в момент так называемого государственного решения крымскотатарского вопроса этой комиссии, одновременно принимали ограничивающие законодательные акты. До этого их не было, а потом начали ограничивать в Крыму прописку... Когда в Крым ринулись, в основном, крымские татары, в это время началось ограничение прописки. К этому прибавились еще моменты инфляции, когда люди, продав все имущество, приезжали в Крым, и оказывалось, что за вырученные деньги уже купить практически ничего невозможно. Когда развалился СССР, прибавились бюрократические препятствия, связанные с перевозом вещей, вопрос гражданства, прописки усложнялись.

Я чувствовал, что это был исторический момент, которым надо воспользоваться
Бекир Умеров

Тем не менее, несмотря на перечисленные сложности, Бекир Умеров подчеркнул, что крымские татары на протяжении нескольких лет переселялись в Крым. По его словам, понимание того, что крымским татарам придется возвращаться на Родину самостоятельно, пришло к нему еще в Москве, когда стало ясно, что власти не собираются решать «крымскотатарский вопрос».

«Я чувствовал, что это был исторический момент, которым надо воспользоваться», - подчеркнул Умеров и добавил, что, несмотря на отсутствие поддержки государства, противодействие властей и ряд других препятствий, более 200 тысяч крымских татар за несколько лет переехали в Крым.

СПРАВКА: Генеральная ассамблея ООН в 1994 году решила отмечать Международный день коренных народов мира ежегодно 9 августа. Таким образом международное сообщество стремится привлечь внимание к сохранению культуры коренных народов и их прав. Верховная Рада 1 июля приняла закон о коренных народах Украины – крымских татарах, караимах и крымчаках. Таким образом, Украина присоединилась к Декларации ООН о правах коренных народов. Накануне президент России Владимир Путин раскритиковал украинский законопроект, назвав его «мощным ударом по русским».

(Текст подготовила Елена Юрченко)

День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа

18 мая в Украине и мире вспоминают о жертвах депортации крымскотатарского народа из Крыма в 1944 году. В этот день с полуострова был отправлен первый эшелон крымских татар. Всего было депортировано около 200 тысяч человек.

В этот день проходят траурные мероприятия памяти жертв депортации крымскотатарского народа из Крыма.

Согласно постановлению Верховной Рады Украины, день 18 мая объявлен Днем памяти жертв геноцида крымскотатарского народа.

Признание крымских татар коренным народом

Верховная Рада Украины 20 марта 2014 года признала крымских татар коренным народом Крыма. Таким образом Украина присоединилась к Декларации ООН о правах коренных народов. За соответствующее заявление проголосовали 283 депутата. Украина выступила с гарантией сохранения и развития этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности крымскотатарского народа как коренного народа и всех национальных меньшинств Украины. Меджлис и Курултай крымских татар признаны представительными органами народа.

Ежегодно 9 августа отмечается международный день коренных народов мира. Он утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1994 году.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG