Доступность ссылки

Лига Сулькевича. Литовские татары у власти в Крыму. Часть 10


Сулейман Сулькевич

(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Специально для Крым.Реалии

Более 100 лет назад, 25 июня 1918 года, в Крыму начало свою деятельность первое Краевое правительство – переходный орган власти полуострова в бурные годы войн и революций. Интересной особенностью этого правительства была работа в нем на руководящих постах не крымских, а литовских татар во главе с премьером Сулейманом Сулькевичем. Как они оказались на полуострове, и чем закончился этот интернациональный эксперимент – читайте в цикле эксклюзивных материалов на Крым.Реалии.

Давид Туган-Мирза-Барановский

Давид Иванович Туган-Мирза-Барановский происходил из древнего рода, переселившегося в Литву из Дагестана в 15 веке и сразу отмеченного воинскими свершениями. В середине 17 века род возвысился и разбогател благодаря победам на поле брани. С тех пор представители одной из ветвей рода постоянно несли конную службу на высших должностях в Литве, а затем – в России, сохранив мусульманское вероисповедание. Из этого рода происходила мать одного нашего героя: крымского министра юстиции Александра Ахматовича.

Давид родился 5 мая (23 апреля) 1881 года в семье генерала Ивана Давидовича Туган-Мирзы-Барановского, с 1908 года служившего в управлении Киевского военного округа, так что стезя мальчика была предопределена. Начальное образование Давид получил в Петровском Полтавском кадетском корпусе, а по достижении совершеннолетия вступил на военную службу 12 сентября (31 августа) 1899 года. Следующие три года он провел в Михайловском артиллерийском училище, по окончании которого 23(10) августа 1902 года выпущен подпоручиком в гвардейскую конноартиллерийскую бригаду. Еще ровно через три года произведен в поручики.

С 1905 по 1909 год Барановский обучался в Николаевской академии Генштаба, которую окончил с отличием («по 1-му разряду») и повышением до капитана. С 26(13) октября 1909-го по 14(1) октября 1910 года был прикомандирован (стажировался) при Офицерской кавалерийской школе, с 29(6) ноября того же года по 29(6) ноября 1912 года командовал эскадроном в лейб-гвардейском Гродненском гусарском полку. А 5 мая (22 апреля) 1913 года был назначен старшим адъютантом штаба гвардейской стрелковой бригады и на этой должности встретил Первую мировую войну.

Уже в самом начале боевых действия Барановский сумел отличиться тем, что «в бою гвардейской стрелковой бригады с чрезмерно превосходным противником 21 сентября 1914 года у города Опатов содействовал начальнику бригады в достижении поставленной ему цели под губительным огнем противника своей доблестной и самоотверженной деятельностью».

После этого на Барановского проливается дождь наград. Уже в декабре 1914 года ему жалуют орден св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом; 16(3) января 1915 года – Георгиевское оружие; в феврале того же года – орден св. Анны 4-й степени, а в марте – св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. Орден св. Станислава 2-й ст. с мечами нашел героя в июне 1915 года.

28(15) июня 1915 года Барановский получил звание подполковника и новую должность – штаб-офицера для поручений при штабе 18-го армейского корпуса. С 15(2) октября того же года до 23(10) сентября следующего пребывал на аналогичной должности при штабе Гвардейского корпуса. В этот день назначен исполняющим обязанности начальника штаба 2-й гвардейской пехотной дивизии, а 19(6) декабря 1916 года произведен в полковники и поставлен начштаба гвардейской стрелковой дивизии.

После начала революции Туган-Мирза-Барановский активно включился в политическую жизнь, весной 1917 года был избран во Всероссийское Мусульманское военное Шуро (Совет), став его киевским представителем («комиссаром») при Украинской Центральной Раде. Также с 24(11) июня и, вероятно, до начала марта 1918 года исполнял обязанности начальника штаба 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Именно через него Мусульманское Шуро 25 марта и 18 апреля 1918 года пыталось выбить у Рады право перебросить мусульманские части в Крым, но неудачно.

О службе Барановского в 1918 году надежных сведений нет (кроме апреля, см. следующую биографию), можно предположить, что летом он перебрался в Крым, где в отсутствие регулярных вооруженных сил вел частную жизнь. Все изменилось в декабре, когда на полуострове началось возрождение Крымского конного полка. Первое время в нем было всего 27 офицеров и несколько сот солдат, но уже в начале февраля 1919 года первый дивизион полка был укомплектован, и его командующим был назначен Барановский.

Как вспоминал однополчанин, «новый командир произвел на всех чинов дивизиона самое отрадное впечатление; приветливый, никогда не возвышающий голоса, но требовательный по службе. Если кому-либо делал замечание, то в крайне деликатной форме, но так умел сказать, что получивший замечание был готов на все, лишь бы в другой раз не заслужить его».

В августе 1919 года Барановский получил под свое командование сводный драгунский полк (74 офицера, 841 солдат и 253 коня), с которым возглавил успешную атаку на занятую большевиками Одессу. В октябре повышен до начальника Днестровского отряда войск. В апреле по распоряжению полковника в армию были приняты аксессуары походной мечети (два Корана с серебряными крышками, кафедра для проповеди муллы, ковры, люстры), переданные Таврическим магометанским духовным правлением. В мае он стал командиром 2-го Туземного конного полка Русской армии барона Петра Врангеля, в котором служило немало мусульман. В июле того же года стал начальником штаба инспектора врангелевской конницы (о самом инспекторе Якове Юзефовиче мы говорили в прошлый раз) и оставался на этом посту до эвакуации с полуострова в ноябре 1920 года.

В 1921 году уже в эмиграции на острове Лемнос Барановский получил последнее звание – генерал-майора – и назначение начальником штаба Кубанского корпуса. Но вторжения в советскую Россию не случилось, поэтому генерал остался в Европе: сперва в Югославии, затем с 1934 года – во Франции, а в 1938 году переехал в Польшу и поселился в Варшаве. Там он вновь включился в общественную работу: был избран председателем Объединения лейб-гвардейцев Конной артиллерии и руководителем Комитета постройки мечети при польском МИД.

Умер Давид Иванович Туган-Мирза-Барановский 29 августа 1941 года и был похоронен на мусульманском кладбище Варшавы.

Стефан Соболевский

Стефан (Степан-Мустафа) Яковлевич (Якубович) Кан-Кирант-Мирза-Соболевский происходил из рода ногайских ханов, сохранивших исламское вероисповедание и давших Российской империи немало воинов (например, тоже мусульманина Степана Михайловича Соболевского из Минской губернии). Родился Стефан 12 октября (30 сентября) 1879 года в дворянской семье в Виленской губернии, окончил, как и большинство выходцев оттуда, Полоцкий кадетский корпус и еще до наступления полного совершеннолетия 12 сентября (31 августа) 1897 года поступил на военную службу.

Сразу же Соболевский был отправлен в Михайловское артиллерийское училище, которое окончил с присвоением чина подпоручика 26(14) ноября 1899 года, а после выпуска распределен в 30-ю артиллерийскую бригаду, расквартированную в Минске. Там он занимался бюрократической работой в 6, позже в 8 батарее. Кстати, в конце 1901 года бригаду возглавил тезка нашего героя, генерал-майор Степан Соболевский, а в 1903 году на службу сюда же прибыл и младший брат Стефана – подпоручик Михаил.

21(8) августа 1902 года Соболевский был произведен в поручики и стал адъютантом 3 дивизиона в своей бригаде, в ноябре 1904 года поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, но из-за русско-японской войны прервал курс и участвовал в боевых действиях как старший офицер 7 батареи. После окончания войны 21(8) августа 1906 года был повышен до штабс-капитана, получил первые награды – орден св. Станислава 3-й степени и медаль Общества Красного Креста (1907 г.). Академию Стефан окончил с отличием («по 1-му разряду») с присвоением чина капитана 15(3) мая 1908 года и с зачислением в Генеральный штаб.

С ноября 1908-го по ноябрь 1910 года Соболевский командовал ротой в 16-м стрелковом полку 15-й пехотной дивизии в Одессе, где проходил службу и сам Матвей (Сулейман) Сулькевич. Затем следующие три года, опять с ноября по ноябрь, являлся помощником старшего адъютанта Приамурского военного округа. В конце 1911 года награжден орденом св. Анны 3-й степени. С 25(12) августа по 24(11) ноября 1913 года он был прикомандирован к Офицерской воздухоплавательной школе, которую окончил летчиком-наблюдателем, а ровно через месяц после выпуска назначен старшим адъютантом штаба 21-го армейского корпуса. В феврале 1914 года отправился в Винницу следить за подготовкой к мобилизации сил корпуса и на этой должности встретил Первую мировую войну.

В августе 1914 года Соболевский воевал в Австрии, с ноября занимал должность старшего адъютанта 1-й армии и ее военного цензора. 19(6) декабря 1914 года был произведен в подполковники с назначением старшим адъютантом отдела генерала-квартирмейстера штаба 3-й армии. Повышен до полковника 28(15) августа 1916 года и назначен начальником штаба 112-й пехотной дивизии (с октября того же года – исполняющий обязанности, 16(3) января 1917 года вступил в должность). С 4 сентября (22 августа) 1917 года и, вероятно, до марта следующего года возглавлял 24-й Симбирский пехотный полк на Западном фронте. За время войны награжден: в 1914 году – орденом св. Станислава 2-й степени с мечами, в 1915 году – св. Анны 2-й степени с мечами, св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и св. Анны 4-й степени.

В апреле 1918 года Соболевский оказался в Одессе, где вошел в состав Шуро (Совета) представителей мусульманских общественных организаций по освобождению Крыма и даже стал в нем заместителем председателя. Членами Шуро также были Сулькевич и Туган-Мирза-Барановский. Несмотря на отсутствие взаимопонимания с правительством УНР, Сулькевич начал переброску имущества и части подразделений 1-го Мусульманского корпуса с Румынского фронта в Одессу. Именно здесь по приказу № 41 от 14 апреля началось создание передового отряда корпуса, состоящий из 3-х стрелковых батальонов, артиллерийской батареи и вспомогательных подразделений. Отряд, готов прийти на помощь единоверцам в Крыму, возглавил Соболевский. Однако похода на полуостров не случилось, так что несостоявшийся командир, вероятнее всего, в мае прибыл туда вместе с Сулькевичем в частном порядке. Подробности его службы во второй половине 1918 года неизвестны.

В октябре на полуострове создан Крымский центр Добровольческой армии, на базе которого в декабре того же года развернут Крымско-Азовский корпус, а в январе 1919 года – Крымско-Азовская армия. В феврале должность начальника эксплуатационного отдела в Управлении военных сообщений этой армии занял генерал Петр Махров, сослуживец Соболевского в Минске, а Стефан 6 апреля стал его помощником. Вот какую характеристику дал ему Махров:

«Соболевский был татарином. Небольшого роста, худощавый, с типичным монгольским лицом, он скорее был похож на японца. Ему было около сорока лет. Он был образованным офицером Генерального штаба и, если бы не пил, то из него вышел бы прекрасный во всех отношениях офицер».

На этой должности Соболевский оставался до июля 1919 года, а затем стал исполняющим обязанности начштаба 9-й Донской конной дивизии. В первых числах октября вновь стал помощником Махрова, на тот момент начальника военных сообщений Кавказской армии (ее штаб возглавлял наш старый знакомый Юзефович).

После отхода «белых» в Крым весной 1920 года Соболевский остался на полуострове, 21 сентября получил свое последнее звание – генерал-майора – и должность начальника штаба 2-й Донской конной дивизии. С ней же он и отправился в эвакуацию при захвате Крыма «красными» в ноябре.

Соболевский был женат на Антонине Демушевской христианского вероисповедания. Умер Стефан Якубович Кан-Кирант-Мирза-Соболевский в изгнании в 1921-м или в самом начале 1922 года.

Продолжение следует.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG