Доступность ссылки

Крым: «опасный подход» в языковом вопросе


Первомайская демонстрация в Симферополе. 1 мая 2018 года

В Ялте 4-5 июня проходит Международный гуманитарный Ливадийский форум. По информации организаторов, в аннексированный Крым приехали гости из 56 стран, а также председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко.

Российский сенатор из аннексированного Севастополя Ольга Тимофеева в интервью телеканалу Совета Федерации России, комментируя обсуждаемые на форуме темы, заявила, что, по ее мнению, «возвращение Крыма домой – это один из прямых результатов продвижения тех идей, которые оговаривались на Международном Ливадийском форуме». До аннексии Крыма Россией форум проходил в рамках фестиваля «Великое русское слово».

Глава российского правительства Крыма Сергей Аксенов на форуме в Ливадии рассказал, что власти полуострова всячески поддерживают культурные практики людей всех национальностей.

«В Крыму есть 15 зарегистрированных региональных национально-культурных автономий и 80 местных. Это позволяет людям всех национальностей реализовывать культурные программы по развитию обычаев и традиций своего народа. Ежегодно в Крыму проходит более 300 этнокультурных мероприятий различного уровня. Мы сегодня видим, что Крым как один из регионов нашей большой страны во многом для всего мира может быть примером межнационального согласия».

Крымскотатарский активист Заир Смедляев считает, что в аннексированном Крыму доминирует русский язык, а другие этносы притесняются.

Попытайтесь сегодня найти в Крыму хотя бы одну украинскую школу или гимназию – их просто уничтожили
Заир Смедляев

– В конституции Крыма записано три государственных языка: русский, украинский и крымскотатарский. Попытайтесь сегодня найти в Крыму хотя бы одну украинскую школу или гимназию – их просто уничтожили. Попробуйте написать какой-нибудь документ на украинском языке – вы не получите ответ или получите по голове? Это ущемление или нет? Преподавание на крымскотатарском тоже сократилось, все проблематичнее открыть новые классы. Директора и педагогические коллективы выполняют задание не допустить развития других языков. Кстати, на форум в Ливадии приглашают представителей национальных автономий. Я понимаю, что кто-то создал эту автономию, для того чтобы какую-то копейку иметь. Но это нонсенс, когда на территории Крыма – родной земле крымских татар – существует культурная автономия по принципу национального меньшинства. Это коренной народ.

По мнению Заира Смедляева, такие организации существуют для того, чтобы время от времени появляться на публике и создавать «ложную картинку благополучия в Крыму».

Российский политолог, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман утверждает, что современная внутренняя политика Кремля – ассимиляционная.

– Среди российского руководства есть представление о том, что Россия – это русское государство, а проживающие здесь этнические группы имеют подчиненный и второстепенный характер. Если в 1990-ые годы в целом ряде республик наблюдался расцвет этнического самосознания и стремление их руководства предоставить более высокий статус представителям этих этнических групп – например, башкирам в Башкортостане – то сейчас Кремль всячески пытается понизить этот статус. Опасения российских властей во многом вымышленные и необоснованные, но тем не менее они стараются в явной форме бороться с национальным возрождением там, где они наталкиваются на слишком сильное сопротивление.

Владимир Гельман полагает, что языковой вопрос для российских властей на самом деле является политическим.

Среди российского руководства есть представление о том, что Россия – это русское государство, а проживающие здесь этнические группы имеют подчиненный, второстепенный характер
Владимир Гельман

– Они рассматривают «русский мир» не только как сообщество носителей русского языка, но прежде всего как своих агентов влияния. Если человек в своей повседневной жизни пользуются русским языком, то он или она должны, по мнению российского руководства, проводить в жизнь его политику. На мой взгляд, этот подход довольно опасный, в первую очередь для самих носителей русского языка за пределами России. В Украине, в Латвии, в Германии на них начинают косо смотреть: сегодня ты говоришь по-русски, слушаешь музыку на русском, а завтра ты будешь подогревать антиправительственные настроения в своей стране. Люди становятся заложниками российской конфронтационной внешней политики.

Крымский политолог Александр Стариш рассуждает, каким именно маркером служит русский язык на постсоветском пространстве.

Когда говорят, что «Крым вернулся в родную гавань», то не понимают, что все, кто находится сейчас в оккупации, ни одного дня в России не жили
Александр Стариш

– В прошлом этот форум сам по себе способствовал нагнетанию страстей и в конечном счете в том числе и оккупации Крыма. Он как бы подтвердил тезис о том, что весь Крым не прорусский, а пророссийский. Большая беда советских и постсоветских школ в том, что там не было дифференциации понятий Русь и Россия, так что в массовом сознании они до сих пор остаются синонимами. Вопрос языка в Украине сам по себе находился в конце третьего десятка проблем, но каждый раз во время выборов его вытаскивали и делали чуть ли не номером один в повестке дня. Таким образом люди ментально идентифицировали себя не столько российскими, сколько советскими. Когда говорят, что «Крым вернулся в родную гавань», то не понимают, что все, кто находится сейчас в оккупации, ни одного дня в России не жили. Они все родились в Советском Союзе, и русский язык ментально объединял людей в смысле «совковости».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG