Доступность ссылки

«Меньше таких – меньше «головняка» у ФСБ»: как в Крыму преследуют украинских активистов


Акция в день рожденья Тараса Шевченко в Симферополе. Архивное фото

Украинскому культурному центру в Крыму исполнилось четыре года. Центр был создан в Симферополе в 2015 году после того, как подконтрольные России местные власти начали преследовать жителей полуострова за публичные акции с украинской символикой. За время существования Украинского культурного центра его активисты подвергаются жесткому давлению со стороны российских спецслужб и правоохранителей. Крым.Реалии решили напомнить о людях, которые в условиях российской аннексии создавали и продолжают развивать украинский язык и культуру на полуострове.

Украинский культурный центр Крыма был создан в 2015 году для сохранения и популяризации украинской культуры. Политических задач создатели Центра перед собой не ставили и не ставят. Но тем не мене на них постоянно оказывают давление российские силовики. В течение четырех лет существования организации ее создателей и активистов вызывают на допросы и «беседы» в правоохранительные органы, предупреждают о недопустимости экстремизма, проводят в их домах обыски, преследуют в рамках административного и уголовного законодательства России.

Все это вынуждает многих покидать свои дома и уезжать из Крыма. В этом материале – о судьбах известных активистов Украинского культурного центра. Они рассказывают, как им удалось сохранить его до сих пор и что могло бы помочь им работать более эффективно.

«Преступная» символика и «агент Госдепа»

Преследования проукраинских активистов в Крыму начались задолго до появления Украинского культурного центра в Симферополе. И они как раз и стали причиной его появления, утверждают активисты.
Речь идет о преследованиях крымчан российскими силовиками за украинскую символику. После российской аннексии Крыма она в российском правовом поле официально не запрещена, но нередко служит причиной задержаний людей и штрафов.

Эта практика массово началась в марте 2015 года. Тогда активисты решили собраться в Гагаринском парке Симферополя, чтобы провести акцию в честь дня рождения украинского поэта Тараса Шевченко. Ее участники пришли с желто-синими ленточками и другой украинской символикой. А активисты развернули два украинских национальных флага, на одном из которых было написано «Крым – это Украина». В итоге российские силовики задержали симферопольцев Леонида Кузьмина, Вельдара Шукурджиева и Александра Кравченко. Им вменили использование украинской символики, которая «не была указана в заявке не проведение мероприятия», и оштрафовали.

Леонид Кузьмин
Леонид Кузьмин

А через два дня Леонида Кузьмина уволили из симферопольской школы, где он преподавал историю, с формулировкой «несоответствие занимаемой должности». В частной беседе в администрации школы Леонида Кузьмина назвали «агентом Госдепа» и «человеком, который разрушает традиционные устои российского государства».
Похожие задержания происходили в это время и в других регионах полуострова.

Библиотека, фильмы, мастер-классы

Вскоре Леонид Кузьмин и Вельдар Шукурджиев объявили о создании Украинского культурного центра – места, где все желающие могли бы общаться на украинском языке, развивать традиции и культуру. Так, в свободное время проукраинские активисты начали собираться вместе и обсуждать свою дальнейшую судьбу. К процессу подключились активные крымчане, которые на тот момент уже покинули полуостров.

Со временем у Украинского культурного центра появился офис – арендованная квартира в центральной части Симферополя, которую оплачивали в складчину сами активисты. Там сформировали украиноязычную библиотеку, проводили украинские тематические вечера с чтением украинских стихов и прозы, показывали фильмы на украинском языке, устраивали мастер-классы по производству кукол-мотанок и всевозможных украинских сувениров.

Нашими целями были: сохранение украинского языка в Крыму мониторинг изучения украинского языка в школах, сохранение украинской культуры, проведение просветительских мероприятий, объединение людей
Леонид Кузьмин

«Идея создать украинскую организацию в Крыму появилась еще до празднования дня рождения Шевченко в 2015 году и окончательно оформилась после начала политических преследований в 2015 году. Изначально инициаторами создания были семь человек. Посильную помощь нам оказывал Андрей Щекун (экс-координатор крымских акций Евромайдана, побывавший в плену у пророссийских боевиков и после освобождения переехавший в Киев – КР). Нашими целями были: сохранение украинского языка в Крыму мониторинг изучения украинского языка в школах, сохранение украинской культуры, проведение просветительских мероприятий, объединение людей», – вспоминает один из основателей Центра Леонид Кузьмин.

«Люди опасались приходить и общаться»

Несмотря на то, что Украинский культурный центр не проводил и не проводит никакой политической деятельности, к его создателям и активистам с первых дней проявляют повышенное внимание российские спецслужбы и правоохранители.

Их регулярно вызывают в управление ФСБ России в Крыму и Центр противодействия экстремизму управления МВД России в Крыму (Центр Э). Леонид Кузьмин вспоминает, что ходил на эти встречи, как на работу.

«Преследования активистов были постоянными, и они продолжаются. Сначала это были задержания и «воспитательные беседы», позже это были обыски, возбуждение уголовных дел, проблемы при пересечении админграницы (с Херсонской областью – КР), физическое преследование, из-за которого многие из Крыма стали уезжать. На наших мероприятиях часто присутствовали неизвестные люди, фиксировали все на фото или видео. На беседах, которые проходили в Центре Э, в основном выражали недовольство нашей деятельностью, говорили что лучше ее прекратить, интересовались людьми, их местом пребывания, контактами. Все это влияло на людей, они просто опасались приходить на наши мероприятия и общаться», – рассказывает он.

Несмотря на столь пристальное внимание со стороны российских спецслужб, Леониду Кузьмину удавалось оставаться на полуострове до 2017 года. Тогда активисты готовили к печати первый выпуск самиздата «Кримський терен» – газеты на украинском языке, предназначенной для распространения из рук в руки. В это время Леониду Кузьмину поступили угрозы от неизвестных по телефону, которые требовали от него покинуть полуостров, угрожая, что он «не дойдет до дома» и «сядет, как Балух». В связи с этим Леонид Кузьмин вынужден был покинуть свой дом, на данный момент он живет на материковой Украине.

Он говорит, что больше не принимает участия в жизни Центра и не общается с его активистами из-за личных разногласий. По мнению Леонида Кузьмина, Центру удалось бы работать более эффективно, если бы он имел поддержку властей материковой Украины.

«Думаю, что у нас получилось с мониторингом изучения украинского языка в крымских школах и проведением мероприятий. Другие задачи более объемные – и их решение не так просто. Мы никогда не делали заявлений и действий, которые могли спровоцировать агрессию к нам, поэтому удавалось работать все эти годы. Наверное, крымские власти были и остаются заинтересованными в «цирковой демократии», и мы (УКЦ – КР) в нее попадали. За все время украинские власти ни разу не оказали нам помощь. Хотя с ней наша деятельность, конечно, была бы эффективней. Самое главное, чтобы чиновники постоянно говорили, что в Крыму есть украинцы, а не только тогда, когда это удобно или политически выгодно», – считает он.

«Угрожали, что меня «могут найти без головы»

Мнение Леонида Кузьмина разделяет один из основателей Украинского культурного центра в Крыму Михаил Батрак, но отмечает, что помощь Центру должна быть не официальной и без пиара.

Все члены Украинского культурного центра так или иначе были подвергнуты репрессивным действиям. Меня задерживали сотрудники ФСБ, угрожали, что меня «могут найти без головы»
Михаил Батрак

«Если эта помощь будет напрямую от украинского государства, российские спецслужбы тут же превратят Украинский культурный центр в очередную «экстремистскую организацию» и его деятельность будет еще более пресекаться. Помощь, безусловно, нужна, но она должна быть неофициальной и без публичных заявлений», – говорит он.
Михаил Батрак – один из тех, кто тоже ощутил прессинг российских спецслужб. Например, на фотографии ниже он позирует на фоне спецлинейки в отделении российской полиции Армянска, куда он был доставлен в 2015 году за фото в вышитой рубашке, сделанное в День вышиванки у стелы «Крым – край партизанской славы».

Михаил Батрак
Михаил Батрак

​«Не только я, но и все члены Украинского культурного центра так или иначе были подвергнуты каким-то репрессивным действиям. Меня задерживали сотрудники ФСБ, угрожали, что меня «могут найти без головы». От прокуратуры (российской прокуратуры Крыма – КР) постоянно приходили предостережения о недопустимости экстремистских действий. Прямо домой приносили перед знаковыми датами – Днем Независимости Украины, днем рождения Тараса Шевченко и другими», – вспоминает активист.

Параллельно с созданием Украинского культурного центра Михаил Батрак занимался правозащитной деятельностью, которая тоже не устраивала российскую местную власть. После очередных предупреждений от российских спецслужб он вынужден был выехать из Крыма, сейчас живет в Херсоне. По его мнению, Украинский культурный центр в нынешних непростых условиях все же имеет шансы стать платформой для объединения украинцев и проукраински настроенных людей, которые живут в различных крымских районах и редко пересекаются друг с другом.

Вынужден был покинуть Крым и Андрей Виноградов – крымчанин, волонтер, который помогал Украинскому культурному центру в Симферополе. В 2017 году его супругу Наталью Харченко начали преследовать российские спецслужбы, обвиняя ее в связях с «Правым сектором» и экстремизме.

Наталья Харченко и Андрей Виноградов с адвокатом Эдемом Семедляевым (справа)
Наталья Харченко и Андрей Виноградов с адвокатом Эдемом Семедляевым (справа)

В Крыму все советовали нам сидеть тихо и не высовываться. Это политика 95% населения. Тебя не тронут, пока ты будешь сидеть и молчать
Андрей Виноградов

Когда об обысках и допросах семьи сотрудниками ФСБ узнал работодатель Андрея Виноградова, его попросили уволиться.
Опасаясь уголовного преследования, Андрей Виноградов с женой вынуждены были покинуть полуостров. На данный момент они живут в Киеве.

«В Крыму все советовали нам сидеть тихо и не высовываться. Это политика 95% населения. Тебя не тронут, пока ты будешь сидеть и молчать. Это говорят и родственники, и знакомые. И мы сами понимаем, что чем меньше в Крыму будет таких людей, как мы, тем меньше «головняка» у ФСБ. Хотя другим крымским украинцам нас, как оказалось, ставят в пример», – рассказывал Крым.Реалии Андрей Виноградов.

Обвинения в экстремизме

Одновременно с Натальей Харченко российские силовики занялись еще одним из основателей Украинского культурного центра в Крыму Вельдаром Шукурджиевым.

Вельдар Шукурджиев
Вельдар Шукурджиев

​В его квартире в Симферополе провели обыск, а активистов Центра допросили в местном управлении ФСБ.

Активистке Украинского культурного центра Алене Поповой на допросе удалось узнать, что в отношении Вельдара Шукурджиева возбуждено уголовное дело, в рамках которого его обвиняют в экстремизме.

Сам Вельдар Шукурджиев рассказал, что во время обыска в его квартире силовики пытались подбросить ему что-то, что принесли с собой в двух сумках. Но им это не удалось, поскольку пожилой отец активиста начал звать на помощь соседей. Сам Вельдар Шукурджиев считает свое уголовное дело заслугой. Он вместе с семьей покинул Крым в 2015 году, на данный момент в составе Вооруженных сил Украины принимает участие в боевых действиях на Донбассе.

«Беседы» и обыски

Преследовали активистов Украинского культурного центра в Крыму и в 2018 году. Сначала активисток Алену Попову и Ольгу Павленко вызвал «на беседу» старший помощник российского прокурора Симферополя Алексей Пучков. Его интересовала работа Центра и выпуск самиздата «Кримський терен». Активистки отказались давать показания.
Вскоре Ольга Павленко «встречала» российских силовиков дома. Они провели обыск, заподозрив активистку в связях с «Правым сектором». Семье Павленко пришлось покинуть полуостров, сейчас они живут на материковой Украине.

В ноябре 2018 года с обыском российские силовики также нагрянули к активистке Украинского культурного центра Галине Балабан.

После обыска Галине Балабан пришлось уволиться из Крымского инженерно-педагогического института, где она проработала почти 10 лет. Официально она сама подала заявление об увольнении, но, по словам Михаила Батрака, ее вынудили уволиться из-за повышенного внимания со стороны российских спецслужб.

«Говорить, что нас не существует – рано»

Несмотря на прессинг, Украинский культурный центр в Крыму продолжает свою деятельность. Сегодня он не так активно проводит мероприятия, но продолжает выпускать «Кримський терен» на украинском и русском языках, а его активисты принимают участие в заседаниях «Крымской солидарности» – объединении, которое помогает политзаключенным и их семьям.

«У нас осталось очень мало активных людей. Пока расширить круг очень трудно: люди говорят, что «видели, как закончились ваши попытки, и не хотим, чтобы нас давили и приходили и проводили обыски». Но мы продолжаем встречаться и обсуждать какие-то наши вопросы. Говорить, что нас не существует – рано», – заявила Крым.Реалии представительница Украинского культурного центра Алена Попова.

Алена Попова с самиздатом «Кримський терен»
Алена Попова с самиздатом «Кримський терен»

​По ее словам, среди основных задач Украинского культурного центра сейчас – выжить при любых обстоятельствах: «Четыре года назад была задача как-то продлить существование, такая задача и осталась. То есть – выжить в условиях, в которых мы находимся».

Сейчас активисты Центра готовят встречу активистов по случаю Дня вышиванки. Деятельность Украинского культурного центра в Крыму по-прежнему финансируется из личных средств активистов и неравнодушных меценатов.

Тем временем подконтрольные России крымские власти создали и активно продвигают свою альтернативную организацию – «Украинская община Крыма». Ее активисты поддерживают политику российских властей и утверждают, что никаких ущемлений прав украинцев на полуострове нет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG