Доступность ссылки

«Зеленский – это веяние времени». Мэр Днепра – о президенте Украины и влиянии Игоря Коломойского


Мэр украинского города Днепр, миллионер Борис Филатов долгое время работал юристом в команде олигарха Игоря Коломойского, а после того, как тот был назначен председателем Днепропетровской облгосадминистрации, стал его заместителем. В 2014-м Филатов был избран в Верховную Раду по мажоритарному округу, а в 2015 году стал мэром четвертого по численности населения города Украины.

Он около десяти лет знаком с президентом Украины Владимиром Зеленским и, по его словам, называет его Володей (а Зеленский его – Борей). Также он знаком с нынешним главой администрации Зеленского Андреем Богданом.

Что представляют собой Зеленский и Коломойский в личном общении? Сколько партия "Слуга народа" получит на выборах в Верховную Раду? И зачем украинские политические элиты обсуждают роспуск всех местных советов? Обо всем этом Борис Филатов рассказал в большом интервью журналисту "Настоящего Времени" Ирине Ромалийской.

"Коломойский – это человек-война"

– Вы были очень близки с вернувшимся недавно в Украину олигархом Игорем Коломойским и работали у него адвокатом.

– Да. Я очень многому научился у него – и хорошему, и, наверное, плохому. Я всегда говорил, что он гений. Для кого-то он добрый гений, а для кого-то – злой.

– А для Украины он добрый или злой гений?

– Можно я оставлю этот вопрос без комментариев? Нельзя говорить в таком ключе о человеке, с которым ты вместе был 15 или даже 20 лет. Я никогда не буду открещиваться от нашего общего жизненного опыта, но я никогда не был его сотрудником, не работал в ПриватБанке. У нас были разные периоды: мы ссорились, мирились, работали долго, расходились.

– А почему вы полтора года не общаетесь с Коломойским?

– Я называю это так: у нас произошла семейная ссора (смеется). В один момент мы просто стерли номера друг друга из мобильных телефонов. Хотя у нас не было скандала, не было выяснения отношений и прочего.

– А в чем была причина ссоры?

– Причина, наверное, в том, что мальчик Боря вырос из детских штанишек. Посмотрим, что будет с другими.

– Он хотел управлять вами?

– Я не могу сказать, что он хотел мною управлять. Но у меня было свое видение, как я должен выстраивать отношения с правящим истеблишментом, понимаете? Сидя в кресле мэра, ты не можешь поругаться с премьер-министром, президентом, генеральным прокурором. Не потому что я их боюсь, а потому что тогда просто не будет эффективной работы.

Кто такой Игорь Коломойский
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:14 0:00

А Игорь Валерьевич – это человек-война. Человек, который видит цель и не видит препятствий. И в тот период я бы не хотел быть его солдатом в его выяснении взаимоотношений с правящим режимом. Поэтому мы просто прекратили общаться.

Но у меня никаких обид, я зла на него не держу. Думаю, пройдет какое-то время, может, мы будем общаться. А может, не будем.

– Как вы оцениваете высказывание Коломойского о том, что Украина должна объявить дефолт?

– Я оцениваю его отрицательно. Потому что он мыслит с вершины какой-то понятной ему системы. Может, когда он говорит про дефолт, он где-то в мозгах держит долги ПриватБанка у себя в голове. Но для людей это будет очень плохо. Поэтому я должен думать как городской голова в первую очередь об интересах людей, а не об интересах больших систем. Поэтому я считаю, что эта идея достаточно контроверсивная.

– В интервью Дмитрию Гордону в 2017 году вы сказали такую фразу о Коломойском: "Он человек из чулана, Карабас-Барабас, который дергает всех за ниточки".

– Это так.

– Новый президент Украины в этом случае Арлекин?

– Нет, я думаю, что это упрощение. У Игоря Валерьевича всегда такая была роль: сидеть в чулане и дергать всех за ниточки. На самом деле очень странно сейчас выглядит то, что он вышел в паблик, везде выступает, раздает интервью.

"Схемы": что делал олигарх Коломойский, пока Зеленский выпускал указы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:26:14 0:00

– Это непривычная для него роль. Обычно он не давал столько интервью.

– Да. Почему он изменил свою парадигму – я не знаю. Но, думаю, что он как гроссмейстер этим чего-то добивается.

– Владимир Зеленский подконтролен ему?

– Я думаю, нет. Думаю, Владимир Александрович абсолютно самостоятельный человек, и у него свой путь. Нельзя отрицать то, что они знакомы, что у них были совместные бизнес-проекты. Но я уверен, что неподконтролен.

"Зеленский абсолютно нормальный, земной человек"

– Вы же с новым президентом давно знакомы, да?

– Лет десять, наверное.

– Встречались наверняка на каких-то корпоративах. Он к вам, кстати, как обращался?

– Боря.

– А какой он в этих компаниях?

– Да слушайте, он абсолютно нормальный, земной человек. Но место сидения определяет точку зрения. И мне бы, конечно, меньше всего хотелось, чтобы нормальный, абсолютно приземленный, позитивный человек по имени Володя забронзовел, понимаете? ​

– А есть предпосылки для этого?

– Эти предпосылки зависят от самой работы: от кабинета, где ты находишься, и от окружения. Когда к тебе все время приходят и все время шепчут на ухо или какие-то справочки подсовывают.

– Наши эксперты условно разделились на два лагеря. Одни считают, что Владимир Зеленский полностью подконтролен Игорю Коломойскому, другие считают, что сам Коломойский хочет создать видимость этого контроля.

– Я уже сказал, что Зеленский неподконтролен Коломойскому. А то, что хочет создать Коломойский, знает только он один. Он гроссмейстер. Он играет на огромном количестве шахматных досок. Чего он добивается – я думаю, знает только он один.

– За границами Украины, особенно на постсоветском пространстве, часто сравнивают пару "Коломойский и Зеленский" с парой "Березовский и Путин". Собственно, Березовский утверждал, что привел к власти Путина. Вы согласны с такой аналогией?

– Я тогда в Москву ездил по работе. Я помню, открываешь "Московский комсомолец" – а там статья "Путизовский или Берепутин". Но я, как историк по первому образованию, считаю, что история не терпит аналогий. Наверное, можно какие-то проводить параллели, но дьявол-то кроется в деталях. Это разные истории, разные люди, разные судьбы, разные исторические периоды.

– Как считаете, что или кто вообще может изменить олигархический строй, который десятилетиями существует в Украине? Олигархи фактически формируют партии, имеют сферы своего влияния в правительстве.

– Есть такая хорошая поговорка, я не помню ее по-латыни, о том, что правят не цари, а правят времена. Это могут изменить только времена. Мы сейчас находимся на пороге этих тектонических изменений в мозгах у людей. Я думаю, что мы уйдем от олигархического капитализма в силу того, что поменяются времена. И Зеленский ведь – это веяние времени. Дождемся. Я думаю, что на нашей памяти это будет точно.

– А как вы оцениваете вообще Зеленского-президента?

– Я могу оценивать Владимира Александровича сегодня (и тогда Володю) как порядочного человека, который хочет сделать хорошее, войти в историю, у которого есть благие намерения. И я бы очень не хотел, чтобы эти благие намерения повторили поговорку "Благими намерениями устлана дорога в ад". Этого я боюсь.

"Богдан – это человек Богдана. Очень грамотный, очень цепкий, очень эффективный"

– Вы работали адвокатом Игоря Коломойского, как и нынешний глава администрации президента Андрей Богдан?

– Мы вместе с Богданом работали адвокатами Коломойского.

– То есть теоретически вы сейчас могли возглавить администрацию президента?

– Я думаю, нет. Давайте не смотреть сильно линейно. Андрей мой товарищ, хотя мы с ним поругались. Но он, я думаю, все-таки стал руководителем администрации не потому, что он адвокат Коломойского, а потому, что у него очень близкие отношения с Владимиром Александровичем. Владимир Александрович, насколько я понимаю, принимает окончательное решение самостоятельно.

Кого Зеленский назначил на ключевые госдолжности
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:59 0:00

– А Богдан – человек Коломойского или человек Зеленского?

– Я думаю, Богдан – это человек Богдана. Он очень грамотный, очень цепкий, очень эффективный, человек с большими амбициями. И, знаете, я бы хотел, чтобы у Андрея получилось.

– А Игорь Коломойский будет влиять на него?

– Мне сказать тяжело. Может ли Коломойский, например, повлиять на меня? С учетом того, что мы уже полтора года не общаемся, наверное не может. С другой стороны, с учетом моего бэкграунда, он все равно в моей жизни незримо присутствует и все равно как-то влияет. У нас есть общие друзья, знакомые, мы живем в одном городе. Поэтому, наверное, да, он может на меня влиять. Точно так же, как он может влиять на Андрея. Жизнь – очень сложная штука.

"Система всегда победит анархию"

– Уже дважды парламент Украины не поддержал инициативы Зеленского: провалил его законопроект по изменению избирательного права и не отправил в отставку премьера Гройсмана. Это явное противостояние между новой командой и давно сформировавшейся политической элитой.

– Понимаете, Зеленский должен соответствовать чаяниям людей, которые за него голосовали. И он, наверное, думает, что идет в правильной парадигме. Но даст ли эта парадигма нужный результат – большой вопрос. Если ты идешь с контрэлитарной повесткой, то ты должен ожидать, что рано или поздно элита объединится против тебя. Но меня больше смущает то, что страна идет по направлению некого неконтролируемого хаоса. Дай бог, чтобы я ошибался.

– Что вы имеете в виду?

– Я всегда пытаюсь свой жизненный путь экстраполировать. Я поймал себя на мысли, что я тоже пришел на хайпе, я тоже пытался сломать совет, совет пытался сломать меня. Мы очень много ругались, я угрожал его распустить, совет мне хотел выразить импичмент, драки были постоянные в зале, рубили кабеля, минировали здание, проводили выездные сессии.

И в один момент, когда уже в принципе я победил, я поймал себя на мысли о том, что людям это надоело. То есть люди рано или поздно скажут: "Послушайте, мы отправили вас работать, а вы занимаетесь только тем, что объявляете выборы, перевыборы, распускаете, разбегаетесь, убегаете. А результат где?" Система всегда победит анархию.

– Как вы отреагировали на решение Рады не отпускать премьер-министра Владимира Гройсмана в отставку?

– Мне тяжело комментировать это событие, потому что по логике невозможно человека принудительно заставить работать. Наверное, в этом есть большая политическая составляющая. Но когда, особенно в преддверии того, что нужно будет отдавать большой внешний долг, страна остается без правительства – это не есть хорошо.

– С уходом Гройсмана могут свернуться какие-то реформы, например, реформа децентрализации?

– Это то, чего местное самоуправление больше всего боится. Но я бы смотрел шире. Реформа децентрализации – это то, что исторически сложилось, созрела необходимость. Я не исключаю, что ее попробуют повернуть вспять, но это будет иметь, наверное, для власти не совсем хорошие последствия. Ведь сейчас громады почувствовали себя более самостоятельными, почувствовали себя более финансово независимыми и почувствовали, что у них есть возможность принимать решения.

– То есть вы оцениваете эту реформу как успешную?

– Да, безусловно. Реформа децентрализации – она больше финансовая. До нее каждый год перед принятием бюджета (государственного – НВ) мы пытаемся выяснить отношения с правительством. Но очень много зависит от хотелок разных институтов центральной власти: нужно в армию, в Нацгвардию, на финансирование судов. И очень часто оказывается, что мы, территориальные громады, при распределении бюджета всегда пытаемся уже подобрать крохи со стола.

Очень многое зависит от настроения ныне действующего министра финансов. Мы находили всегда общий язык, но это неправильно.

– Какие есть еще опасения у местных властей, региональных элит в связи с приходом нового президента и новой команды?

– Мне тяжело говорить за региональные элиты все в целом, потому что они очень разные, ориентируются на разные политические силы, разные настроения. У нас очень сложная и разная страна. Но если говорить об общем тренде, то первое опасение – это то, что реформа децентрализации может быть свернута. И второе опасение: пошли разговоры о том, что новая власть планирует досрочные выборы в местные советы. Разные горячие головы, как мне рассказывали, пытаются эту идею вложить Владимиру Александровичу (Зеленскому) в голову.

– Каким образом это возможно? Одновременные досрочные выборы всех местных советов не предусмотрены в законодательстве.

– Никак не предусмотрены. Но это может быть сделано из соображения политической целесообразности. Сейчас уважаемые коллеги идут в какой-то степени на хайп, у них есть высокие рейтинги, они понимают, что они должны оседлать эту волну. Я не могу это осуждать, потому что это естественный процесс. Наверное, если бы я был на их месте, я бы тоже себя вел подобным образом, и так бы вел себя любой политик. Это природа власти, власть не терпит пустоты. Но юридических механизмов я не вижу.

– А для чего? Для того чтобы и на местах получить большинство в советах?

– Если правящая партия будет иметь большие фракции в местных советах, то, наверное, она будет влиять на политику региональную. Но юридических механизмов попросту нет.

– А какой тогда сценарий может быть? Попробуют изменить Конституцию?

– Для изменения Конституции нужно дважды набрать в Верховной Раде 300 голосов, а потом получить, насколько я знаю, решение Конституционного суда. Но люди выбирали местные советы на пять лет. И местные советы в условиях децентрализации работают эффективно. Но пусть попробуют. Я думаю, что если они попытаются реализовать такой сценарий, то он не даст особого результата. Будет просто очередной скандал, будет ссора с местными элитами, будет ссора с нашими внешнеполитическими партнерами. Потому что, насколько я знаю, я человек достаточно информационно подкованный, эта история не воспринимается на ура в том числе и среди наших внешнеполитических партнеров.

– Вы –человек, который был и в бизнесе, и во власти, вы знаете, что одной мотивации недостаточно. Нужно системное видение, профессионализм, сильная команда.

– Зеленский пытается учиться. И хочет учиться, и он учится. Получится ли у него – я не знаю. Но я желаю ему только успехов. Не потому что он президент, а потому что его успех – это наш успех, успех страны. Его неуспех – это неуспех страны. И это меня очень сильно пугает. Если он пойдет по пути внесистемных действий – это может разбалансировать систему, потому что любая система всегда побеждает анархию.

"Обезьяна может баллотироваться от "Слуги народа" и получить хороший результат"

– Хотела вас спросить о президентских выборах. Многие аналитики, эксперты и политологи писали о том, что Петр Порошенко заключил некий негласный договор с мэрами крупных городов: с вами, мэром Одессы Геннадием Трухановым и мэром Харькова Геннадием Кернесом. Вы должны были его поддержать. Но в итоге он проиграл во всех этих трех городах. Почему?

– Политологическая, журналистская, экспертная тусовка очень часто мыслит конспирологически. Я много читал подобного рода аналитики, причем, знаете, рассказывали о том, что чуть ли не на нас на всех заведены уголовные дела, что есть специальные крюки, нас всех за них дергают. В реале же история отношений Филатова и Порошенко – это одна история, Кернеса и Порошенко – это вторая история, а Труханова – это третья история. ​

– То есть такой договоренности не было?

– Не было. Уж по мне уголовных дел, слава богу, не было, крюка точно не было, и я в эту парадигму вообще никак не вкладываюсь.

Скажу, что действительно была иллюзия у власть предержащих и у политтехнологов, что можно высокий уровень поддержки мэров конвертировать в свою поддержку. Но я с самого начала говорил разным ответственным товарищам в штабе Порошенко: "Ребят, это не конвертируется".

Я вам больше скажу: у меня в городе достаточно большой фан-клуб, который мне дарит какие-то букеты из колбасы, пишет моей жене какие-то валентинки. Но даже мой личный водитель, знаете, за кого был? За Зеленского. Он в фейсбуке строчил тексты о том, какой Зеленский молодец и какой Порошенко плохой.

Я ему сказал: "Вадик, будешь писать – я у тебя телефон отниму и поломаю". Он мне: "Борис Альбертович, я вас уважаю, но не могу". И точно так же действует и мой фан-клуб. Они говорят: "Альбертович, мы вас любим, уважаем, но извините, мы будем голосовать, за кого мы хотим".

– Вы наверняка имеете внутреннюю социологию. Каковы ваши прогнозы на парламентские выборы?

– Сейчас у партии "Слуга народа", которой на самом деле не существует, у которой нет ни структуры, ни кандидатов, ни программы, рейтинг в Днепре, наверное, 35%. То есть, извиняюсь, можно обезьяну поймать в зоопарке, и она сможет баллотироваться от "Слуги народа" и получить хороший результат.

Новые лица украинской политики, которые пойдут на выборы в Раду
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:44 0:00

Но есть и другая история – объединенная оппозиция. Я думаю, все дело идет к тому, что "Оппоблок" и "За життя" объединятся. У них тоже растут рейтинги, и их электорат кристаллизуется. И они тоже могут набрать 20%, если не больше, по стране, не говоря уже про юго-восток.

– По мажоритарным округам в Днепре кто будет идти от "Слуги народа" и какие у него шансы?

– Я вам открою секрет: даже они не понимают, кто будет идти. То есть они объявляют какие-то сборы в интернете, на них ходят какие-то люди и говорят, что мы будем идти. Пока никто не понимает.

– Вы будете идти на парламентские выборы?

– Нет, однозначно нет. Я понаблюдаю в стороне. Это было мое осознанное решение. Хотя мне четыре партии предлагали.

– Какие?

– Не буду говорить. Это было бы просто не очень корректно по отношению к коллегам. Зачем? Я желаю им всем успеха, но сам я не пойду.

– А вас звали в "партию мэров", которая организовывается Кернесом и Трухановым?

– Скажем так: догадайтесь сами. Я же сказал, что не буду говорить, но, наверное, было бы логично, если бы меня звали. Тем более, что у меня с "плохими Генами" достаточно хорошие отношения – и личные, и человеческие. Но я не комментирую коллег, не комментирую их политические воззвания и жизненный путь. Но скажу, что и один, и второй как сити-менеджеры неплохие. И мне есть чему у них поучиться. Уж у Кернеса так точно.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG