Доступность ссылки

«Просвета и послабления нет»: против чего крымскотатарские активисты протестовали в Москве


Крымчане, задержанные у здания Верховного суда России за акцию поддержки крымских татар, осужденных по первому бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир». Москва, 11 июля 2019 года

Верховный суд России 11 июля изменил приговор фигурантам первого бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир», сократив их многолетние тюремные сроки на несколько месяцев. Поддержать осужденных крымских татар в Москву приехали крымскотатарские активисты, которые 10 июля вышли на Красную площадь, после чего были задержаны.

11 июля еще 45 активистов были задержаны у здания Верховного суда России. Они стояли с плакатами «Наши дети не террористы», «Прекратите репрессии в Крыму». На задержанных в итоге составили административные протоколы о нарушении порядка проведения митингов.

Энверу Мамутову, который был признан «организатором ячейки Хизб ут-Тахрир» в Бахчисарае, Верховный суд России уменьшил срок отбывания наказания на три месяца – с 17 лет в колонии строго режима до 16 лет и 9 месяцев. Остальным фигурантам – Ремзи Меметову, Рустему Абильтарову и Зеври Абсеитову – с 9 лет строгого режима до 8 лет и 9 месяцев соответственно.

Российская правозащитница Александра Крыленкова полагает, что по уголовной статье, связанной с «Хизб ут-Тахрир», крымчан преследуют строже, чем жителей регионов России.

В Крыму более интенсивные репрессии, намного больше людей оказываются в зоне риска
Александра Крыленкова

– Крымские татары вышли на Красную площадь, как в 1987 году, пытаясь достучаться до российских властей. Много раз пытались обжаловать решение Верховного суда России от 2003 года о признании «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией, и это никому не удавалось. Суд признавал всех ненадлежащей стороной, обращающейся за обжалованием, то есть это такая коллизия: сажать за участие в партии можно, а обжаловать признание ее террористической нельзя. В России сотни таких преследуемых, а с тех пор, как Россия пришла в Крым, это 63 человека здесь – три группы. В целом мы можем говорить, что в Крыму более интенсивные репрессии по этой статье, намного больше людей оказываются в зоне риска.

Александра Крыленкова
Александра Крыленкова

Крымскотатарский активист, участник акции в Москве Синавер Ниметуллаев убежден, что в позднесоветское время протестовать против политики Кремля крымским татарам было легче, чем сейчас.

Мы решили заявить, что мы как народ никогда не будем поддаваться провокациям и будем отстаивать свои права
Синавер Ниметуллаев

– Наверное, страшно было, если честно сказать, но пришлось все равно выйти. Это крик отчаянья – здесь, в Крыму, нас никто не видит, не слышит, репрессии продолжаются. Мы решили заявить, что мы как народ никогда не будем поддаваться провокациям и будем отстаивать свои права. На Красной площади все было нормально, как раз большая делегация из Китая там ходила, фильм какой-то снимали. Нас не сразу заметили, мы продержались шесть минут. В средствах массовой информации написали, что было 6-7 человек – нет, намного больше было, где-то 40 человек. Мы уже в Старый Крым приехали, нас встречают… Если сравнивать с 1987 годом, положение все-таки было тогда другое, оттепель горбачевская. Было ясно, что шло указание крымских татар не трогать. Но сегодня в жесточайших условиях наши старички действительно совершили героический поступок.

Задержание крымскотатарских активистов в Москве. Как это было (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:05 0:00

Синавер Ниметуллаев отмечает, что задержанных обязали явиться на суд в Москве 24 июля. Российский адвокат Александр Пиховкин рассуждает, какое наказание может назначить суд и о спорности положений российского закона о митингах.

– Складывается такая практика, что при первичном привлечении к ответственности по статье 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, часть 5 – это нарушение установленного порядка организации или проведения массового публичного мероприятия – предусматривается санкция от 10 до 20 тысяч рублей. Закон о митингах может считаться несправедливым и, возможно, таким является, но с несправедливыми законами надо все-таки бороться правовыми, законными методами. Если этот закон устанавливает требование о нахождении на расстоянии 50 метров от соответствующих зданий или между пикетчиками, это необходимо толковать буквально. Иначе формальное нарушение закона порождает возможность привлечения к административной ответственности.

Александр Пиховкин подчеркивает, что, по словам самих задержанных, московские полицейские не применяли к ним силу.

– Но я все-таки отметил нарушения в отношении задержанных лиц. Речь идет о трех нормах для процесса: в частности, о нарушении права на участие в производстве на родном языке или предоставление переводчика, а также права на защитника, на участие адвоката в производстве по делу. Письменные ходатайства об этом были оставлены без рассмотрения, без внимания. Кроме того, кодекс предусматривает необходимость рассматривать письменные ходатайства немедленно после их подачи – это самостоятельное нарушение.

Крымский адвокат Эмиль Курбединов утверждает, что в ходе самого процесса по бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир» также были допущены нарушения.

В Крыму более 30 арестованных по «делам Хизб ут-Тахрир», поэтому какого-то просвета, послабления в этом нет
Эмиль Курбединов

– Когда в военные суды вывозят людей, там есть такие институты, как скрытые свидетели, как экспертизы. Там кроется самое страшное, потому что эти свидетели говорят абсолютную ложь, и мы доказываем, что экспертизы не выдерживают никакой критики. Более мелких проблем тоже огромное количество – об этом мы сегодня говорили и в Верховном суде Российской Федерации, но, к сожалению, это политически мотивированные дела против активистов, поэтому они оставляют эти страшные приговоры с сумасшедшими сроками в колонии строгого режима. В Крыму более 30 арестованных по «делам Хизб ут-Тахрир», поэтому какого-то просвета, послабления в этом нет. Продолжаются массовые аресты по этой категории дел, хотя ФСБ до настоящего момента не доказала подготовку членов этой организации к террористическим актам.

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Задержания крымскотатарских активистов на Красной площади

Семерых крымскотатарских активистов, участников пикета на Красной площади в Москве 10 июля, после задержания увезли в отделение полиции Китай-города. По словам российской правозащитницы Александры Крыленковой, были задержаны Февзи Абдураманов, Эскендер Люманов, Синавер Ниметуллаев, Решат Эмирусеинов, Сияр Гафаров, Энвер Сейтумеров и Сейран Джемилев. Всем семерым задержанным вменяют нарушение установленного порядка проведения митинга (статья 20.2 КоАП России).

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG