Доступность ссылки

Гаага рассмотрит преступления в Крыму и на Донбассе: кого привлекут к суду?


Международный уголовный суд в Гааге

Офис прокурора Международного уголовного суда (МУС) в Гааге 11 декабря сообщил о завершении предварительного изучения событий в Украине, связанных с международным вооруженным конфликтом на Донбассе и аннексией Крыма. Прокурор МУС Фату Бенсуда заявила, что в настоящее время существуют веские основания считать, что широкий диапазон деяний, совершенных в контексте ситуации в Украине, составляют военные преступления и преступления против человечности в пределах юрисдикции Международного уголовного суда.

Что означает заявление Международного уголовного суда для Украины? Сколько времени может длиться расследование, и когда могут появиться первые решения суда по существу? Кто может оказаться на скамье подсудимых, и каковы перспективы того, что среди подозреваемых окажется лично российский президент Владимир Путин?

Фату Бенсуда
Фату Бенсуда

Чтобы ответить на эти вопросы максимально понятно, Радіо Свобода обратилось к Борису Бабину, доктору юридических наук, бывшему представителю президента в АР Крым и Владимиру Василенко, доктору юридических наук, судье Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии (2002-2005 годы), представителю Украины в совете ООН по правам человека (2005-2010 годы), послу Украины.

Что такое Международный уголовный суд и кого там судят?

Международный уголовный суд (МУС) ‒ это относительно молодая судебная инстанция. Суд работает с 2002 года и располагается в Гааге. Не стоит его путать с Международным судом ООН, также работающем в Гааге.

МУС рассматривает дела исключительно о преступлениях геноцида, агрессии, военные преступления и преступления против человечности, которые были совершены физическими лицами. То есть на скамье подсудимых не может оказаться государство как таковое (например, Россия), а только конкретные лица.

В данной ситуации это может быть политическое или военное руководство Российской Федерации, отдававшее преступные приказы по Украине, или же исполнители этих приказов. Установление их имен и обстоятельств преступлений ‒ это та работа, которую еще предстоит сделать в будущем.

МУС никого не наказал?

Теперь канцелярия прокурора должна обратиться в Международный уголовный суд и запросить разрешение на производство
Борис Бабин

Главная новость, по состоянию на данный момент, заключается в том, что МУС завершил ознакомление с материалами дел, которые Международный суд в Гааге получал с 2014 года от Украины, в частности, от Офиса генерального прокурора и ряда неправительственных организаций, фиксировавших военные преступления и преступления против человечности на оккупированных Россией территориях Украины. А дальше должно начаться следствие.

«Если переводить буквально, на всем понятный язык, то теперь должны возбудить уголовное дело. Украина в течение длительного времени посылала материалы в МУС, местные прокуроры их исследовали и теперь сказали: хорошо, возможно, здесь есть состав преступления. Теперь канцелярия прокурора должна обратиться в Международный уголовный суд и запросить разрешение на производство», ‒ объясняет Борис Бабин.

Борис Бабин
Борис Бабин

Представим, что прокурор получил разрешение на производство

Далее прокурор МУС должен провести свое собственное расследование, используя как существующие материалы, так и новые – их он имеет право получить от украинской стороны, сделав соответствующие запросы. Вполне вероятно, что представители суда могут посетить Украину для сбора дополнительной информации.

После того, как прокурор МУС завершит свое собственное расследование и подготовит свой собственный правовой вывод, будут сформированы обвинения против конкретных лиц.

Когда будут готовы все обвинительные акты в отношении лиц, фигурирующих в преступлениях, суд направит этим лицам сообщения и пригласит их появиться в Гаагу для дачи показаний.

Если лицо, которому предъявили подозрение в совершении преступлений не является в Гаагу, то прокурор суда выдает ордер на его арест. При таких условиях в действие вступает механизм сотрудничества государств-членов суда, привлекаются международные правовые организации, в том числе и такие как Интерпол.

В общем, это сложная и многоуровневая процедура, которая будет длиться годами, говорят эксперты.

Есть хоть приблизительное представление, сколько это может продолжаться?

Очень приблизительное. Например, Владимир Василенко говорит, что рассмотрение дела может длиться и 5, и 10 лет. А Борис Бабин озвучивает более оптимистичный прогноз. По его словам, с момента начала производства и до вынесения первых решений по существу может потребоваться от 3 до 5 лет, но потом еще будет апелляция. Одним словом, быстрых решений не будет.

Подозреваемые. Мало верится, что лица, совершавшие военные преступления на Донбассе и Крыму, добровольно явятся в суд...

Очень маловероятно. Ряд подозреваемых может находиться на оккупированных территориях Украины или в России. Вряд ли Россия согласится выдать их Гааге. Но поскольку такие лица будут в международном розыске, то их можно будет задерживать при пересечении границ, если они будут путешествовать. Это один из вариантов. Безусловно, ряд арестов будет заочным, говорят эксперты.

На скамье подсудимых кто-то обязательно окажется, если не сразу, то со временем
Борис Бабин

«Россия, вероятно, добровольно никого не выдаст, но речь идет о тысячах человек. Представьте себе всех военных руководителей Крыма. Они же не будут тихонько сидеть, как мыши под веником еще 20-30 лет в Крыму. Ну это смешно. Кого-то где-то обязательно обнаружат и получат. Кто-то вообще находится на подконтрольной Украине территории, кого-то еще обнаружат. На скамье подсудимых кто-то обязательно окажется, если не сразу, то со временем», ‒ говорит Бабин.

Может ли Путин оказаться на скамье подсудимых?

Может ли оказаться на скамье подсудимых нынешний президент России Владимир Путин? Вполне возможно, говорит Владимир Василенко.

«Материалов более чем достаточно, чтобы выдвинуть подозрение в совершении преступления Путину как главнокомандующему вооруженных сил Российской Федерации. Вряд ли найдутся доказательства, что он отдавал какие-то приказы или непосредственно совершал преступления, но можно доказать, что он не предпринял никаких мер для прекращения или недопущения совершения военных преступлений, что по международному праву также считается преступлением», ‒ объясняет Владимир Василенко.

Владимир Василенко
Владимир Василенко

Но все не так однозначно.

Пока Владимир Путин является президентом, сценарий его ареста очень маловероятен, если не фантастический, говорят эксперты, опрошенные Радіо Свобода, поскольку российский президент, как и любой глава государства, имеет иммунитет.

Если это не глава государства, а какой-то чиновник, или генерал, то выдача будет, стопроцентно, в Гаагу
Борис Бабин

Когда же президентские полномочия Путина закончатся, к этому разговору можно будет вернуться более предметно, говорят эксперты.

«С главами государств все сложно. Сейчас вопрос конфликта двух международных порядков. В частности, президент Судана путешествовал себе по Африке, и африканские страны говорили: извините, мы не можем выдать, потому что это иммунитет главы государства. Но если это не глава государства, а какой-то чиновник, или генерал, то выдача будет, стопроцентно, в Гаагу», ‒ говорит Борис Бабин.

Кого еще могут наказать за преступления, совершенные во время вооруженной агрессии России?

Как мы уже сказали, Международный уголовный суд рассматривает дела о преступлениях геноцида, агрессии, военные преступления и преступления против человечности, совершенные физическими лицами, а не государством в целом.

Юрисдикции Международного суда подлежат лица, занимающие высшие должности в системе органов государственной власти и управления. Это главнокомандующие, министры обороны, их заместители, командующие армиями и подразделениями и тому подобное.

Принцип такой: если наказывает собственное государство, то МУС не привлекает
Владимир Василенко

Еще один важный момент: в соответствии с уставом и практикой суда, МУС признает свою юрисдикцию в отношении лиц, совершивших преступление, только в тех случаях, когда государство, граждане которого совершали преступления, не желает их наказать или не имеет возможности их наказать.

«Если, условно, в России привлекут к ответственности лиц, фигурирующих в обвинительных актах МУС, то в Гааге их уже не будут судить. Принцип такой: если наказывает собственное государство, то МУС не привлекает», ‒ говорит Владимир Василенко.

Сам факт того, что авторитетная международная судебная инстанция, такая как Международный уголовный суд, признала, что во время вооруженной агрессии России против Украины могли иметь место военные преступления и преступления против человечности, говорит о, хоть и промежуточной, но победе Украины в этом деле, отмечают эксперты, опрошенные Радіо Свобода.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG