Доступность ссылки

Шуфрич и война. Почему в Украине не наказывают за отрицание факта агрессии России?


Российские военные в крымском селе Перевальное, 6 марта 2014 года

Пользователи социальных сетей бурно отреагировали на выступление народного депутата Верховной Рады от политической партии «Оппозиционный блок» Нестора Шуфрича в эфире одного из телеканалов, в котором он отрицал факт агрессии России против Украины. Предусматривает ли украинское законодательство ответственность за такие высказывания?

Пророссийские медиаресурсы перецитировали заявление украинского парламентария от политической партии «Оппозиционный блок» Нестора Шуфрича в эфире программы «Украинский формат» телеканала NewsOne от 5 сентября 2018 года.

«Это война между украинцами, это конфликт между украинцами. Мы все время слышим о присутствии российских военных. Но там постоянно мониторинговая группа ОБСЕ работает, специальный комиссар ООН и никто из них не зафиксировал официально присутствие российских войск на Донбассе. Мы четыре года воюем: где пленные российские солдаты? Где погибшие российские солдаты? Регулярных российских войск на Донбассе нет», ‒ сказал Нестор Шуфрич.

На это заявление Нестора Шуфрича отреагировали и социальные сети. Пророссийские пользователи Facebook поддержали его, а проукраинские пользователи начали требовать наказания для народного депутата.

Предусматривает ли законодательство наказание за такое?

Радіо Свобода опросило юристов о том, содержит ли действующее украинское законодательство нормы о наказании за публичное отрицание факта агрессии России против Украины.

Николай Сирый, старший научный сотрудник Института государства и права имени Корецкого НАН Украины

Николай Сирый
Николай Сирый

‒ Было бы желательно иметь такие инструменты защиты государства Украина на пятом году войны. Эта потребность объективно обусловлена. Но проблема задействования таких инструментов напрямую связана с наличием юридического определения ситуации относительно агрессии.

Конституция предусматривает защиту государства, а статья 1 Закона «О правовом режиме военного положения» прямо говорит, что «военное положение ‒ это особый правовой режим, вводимый в Украине или в отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости Украины, ее территориальной целостности».

Мы имеем ситуацию, когда наказать за факт отрицания войны с Россией нельзя, потому что само государство Украина четко не признало ее факт
Николай Сирый

Это означает, что даже в случае угрозы агрессии глава государства может ввести военное положение. И это, подчеркиваю, вовсе не означает начало «горячей войны», а на самом деле означает перевод юридической системы государства в другой правовой режим, в отношении обязанностей и требований к гражданам и государственным учреждениям.

Я уже говорил и еще раз повторю, что это также не означает невозможность проведения выборов демократическим способом. Честные выборы проводить можно, злоупотреблять военным положением для установления диктатуры ‒ нельзя.

Конечно, в условиях военного положения обеспечить свободные демократические выборы сложнее, но если бы международные наблюдатели согласились приехать и полностью контролировать процесс, то это возможно.

Сейчас же мы имеем ситуацию, когда наказать за факт отрицания войны с Россией нельзя, потому что само государство Украина четко не признало ее факт.

Ирина Кресина, доктор политических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии правовых наук Украины, академик Украинской академии политических наук

‒ Проблема в том, что в принятом в этом году так называемом «законе о деоккупации» признается факт агрессии против Украины, но нет нормы, которая бы предусматривала наказание за отрицание этого факта.

Поэтому пока за подобные публичные высказывания может наступить только политическая ответственность, то есть потеря доверия избирателей и как следствие выпадение из власти и политической жизни страны.

Мне кажется, что подобные заявления политиков рано или поздно сведут их рейтинг к нулю. Но наличие соответствующих законодательных норм дало бы Украине возможность защищать свой суверенитет эффективнее.

Владимир Василенко, судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (2001-2005), представитель Украины в Совете ООН по правам человека (2006-2010), чрезвычайный и полномочный посол Украины, юрист-международник

Владимир Василенко
Владимир Василенко

‒ Прямой нормы уголовного наказания за отрицание факта агрессии России против Украины нет. В принятом 18 января 2018 года законе «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» ‒ так называемом «законе о деоккупации или реинтеграции» ‒ Россия признается страной-агрессором, осуществляющей временную оккупацию части территории Украины, но нормы, предусматривающей наказание за отрицание этого, нет.

Нормы, предусматривающей наказание за отрицание факта агрессии России против Украины, нет
Владимир Василенко

Это, к слову, так же, как и с Законом о Голодоморе. Там записано об ответственности за отрицание факта Голодомора, но нормы, определяющей эту ответственность, нет. Она была, но Александр Мороз, шантажируя тем, что его фракция не будет голосовать, добился, чтобы эту норму изъяли.

Поэтому пока надо вносить дополнения в Уголовный кодекс Украины и ввести санкции ‒ наказание за отрицание и факта Голодомора, и факта агрессии России против Украины.

Сам парламент этого не сделает, на него нужно давить. Общественность должна проявить активность и требовать от народных депутатов принять эти необходимые для защиты страны изменения в законодательство.

Сейчас только реакция людей, только общественное давление могут влиять на политиков и госслужащих, которые демонстрируют антигосударственные взгляды.

Что предлагает парламентский Комитет по вопросам свободы слова?

Законопроект №9068 о введении штрафов для телеканалов за трансляцию выражений, которые оправдывают и признают правомерной оккупацию территории Украины, зарегистрировали в парламенте на прошлой неделе. Его разработал Комитет по вопросам свободы слова, возглавляемый Викторией Сюмар.

Суть этих законодательных предложений объяснила в эфире «5-го канала» член этого комитета, народный депутат Ольга Червакова.

Ольга Червакова объясняет, какие именно высказывания окажутся под запретом, если парламент примет законопроект. Это высказывания, противоречащие нормам «Закона о деоккупации Донбасса». А именно нормам о том, что Российская Федерация совершает преступление агрессии против Украины и осуществляет временную оккупацию части ее территории; о так называемом «референдуме» в Крыму, проведенном нелегитимно; и ни Украина, ни международное сообщество не признают изменения статуса Автономной Республики Крым; на оккупированных территориях Донбасса воюют никакие не «ополченцы», а вооруженные формирования Российской Федерации, незаконно вторгшиеся на территорию суверенной Украины, нарушив нормы международного права; на востоке Украины происходит никакая не гражданская война и не внутренний конфликт, а вооруженная агрессия Российской Федерации».

Этот законопроект, как рассказывает Ольга Червакова, предлагает взимать штрафы с телеканалов в размере от 5 до 25% от размера лицензионного сбора, если на них транслируются призывы к насильственному изменению конституционного строя Украины, призывы к развязыванию агрессивной войны или ее пропаганда, и/или разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, а также за трансляцию телепередач, подготовленных после 1 августа 1991 года, содержащих популяризацию или пропаганду органов государства-агрессора и их отдельных действий, оправдывающих или признающих правомерной оккупацию территории Украины.

Пока же изменения в Уголовный кодекс не внесены и законопроект не прошел принятие парламентом, возможна только реакция гражданского общества, общественное порицание и неприятие, отмечают юристы.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG