Доступность ссылки

«Наше оружие ‒ смартфон». В Праге рассказали о «Крымской солидарности»


Как живут в Крыму обычные люди в условиях оккупации? Что изменилось в жизни крымских татар, которые, по статистике, собранной правозащитниками, являются объектами обысков российских силовиков в 86% случаев? Как община защищается и помогает друг другу и украинцам, также попавшим под удар российских репрессий, пережить бедствие? Об этом в Праге говорили участники акции «Крым при отливе». Создатели этого события ‒ чешская правозащитная организация «Человек в беде» пригласила посмотреть фильм польских документалистов «Заложники Путина» и поговорить о судьбе простых людей участников правозащитного движения «Крымская солидарность».

Улыбающаяся, с нежным голосом, одетая в традиционную мусульманскую одежду, Лутфие Зудиева не похожа опасную экстремистку. Молодая женщина мечтала о возрождении крымскотатарского языка и культурных традиций на родной земле, о том, что она сможет говорить на крымскотатарском с детьми не только дома, но в садике, в кружках, хоть маленьком, но детском учреждении ‒ после десятилетий депортации эта мечта начала сбываться. Но весна 2014-го изменила всю ее жизнь и жизнь ее народа.

«Крымская солидарность» в Праге. В центре Лутфие Зудиева, слева Дилявер Меметов и режиссер Пиотр Малиновски. Беседует Елена Иванцив из организации «Человек в беде»
«Крымская солидарность» в Праге. В центре Лутфие Зудиева, слева Дилявер Меметов и режиссер Пиотр Малиновски. Беседует Елена Иванцив из организации «Человек в беде»
Как можно научить детей смелости, если ты сам трус, как можно научить детей любить родину, если вы сами ее не защищаете?
Лутфие Зудиева

«Как можно научить детей смелости, если ты сам трус, как можно научить детей любить родину, если вы сами ее не защищаете?», ‒ объясняла в Праге Лутфие свой выбор присоединиться к «Крымской солидарности» ‒ движению крымских татар, которые оказались один на один перед лицом российской регрессионной машины, пришедшей в Крым вместе с российской оккупацией. Исчезновения, убийства, осуждение на колоссальные сроки по абсурдным обвинениям в терроризме и экстремизме стали в Крыму ежедневным делом.

«Люди ложатся спать и знают, что следующий обыск может произойти у кого-то из соседей, в пять или шесть утра могут постучать в двери одного из друзей или родственников», ‒ объясняет Лутфие. И здесь, по ее словам, важно, что через полчаса к дому этих людей подъедут общественные активисты, будут снимать на телефоны, стримить в интернете, и этим, с одной стороны, не давать власти действовать тайно, а с другой ‒ поддерживать людей, которые больше ни от кого не могут ждать помощи и поддержки.

«Наше оружие ‒ это смартфон», ‒ объясняет еще один активист правозащитного крымскотатарского движения, но уже с экрана импровизированного кинотеатра. Он ‒ один из героев фильма польских документалистов «Заложники Путина», снявших людей, пытающихся не дать себя уничтожить, не дать себя унизить российской оккупационной машине.

Количество политических заключенных, граждан Украины, только увеличилось, а судьба тех, кто был уже осужден, никак не улучшилась
Петр Малиновски

Присутствовавший на показе режиссер фильма Петр Малиновски говорит, что когда у него возникла идея снимать этот фильм, ему казалось, что нужно говорить об этом больше, нужно напоминать и объяснять людям на Западе, в каких условиях оказались граждане Украины в Крыму, и тогда Запад сможет использовать свои рычаги давления на Путина, и их отпустят из российских тюрем, перестанут преследовать.

«Но с тех пор количество политических заключенных, граждан Украины, только увеличилось, а судьба тех, кто был уже осужден, никак не улучшилась», ‒ с грустью отметил режиссер.

Еще один участник встречи ‒ молодой ученый-химик Дилявер Меметов ‒ был вынужден прекратить учебу после того, как его отца Ремзи Меметова и еще нескольких мусульман задержали в 2016 году за участие в организации «Хизб ут-Тахрир», которую в России считают террористической, и обвинили в планах по «насильственному захвату власти».

Ремзи Меметова приговорили к 9 годам заключения. Не стать в защиту отца и других невинных людей, пострадавших только за свои религиозные убеждения, было для молодого человека равносильно измене.

«Крымская солидарность» появилась в апреле 2016 года, в разгар репрессий, чтобы объединить всех родственников арестованных, похищенных и убитых с момента оккупации полуострова, адвокатов и активистов. «Крымская солидарность» собирает средства на штрафы для протестующих, или же на помощь семьям пропавших без вести и арестованных.

Под репрессии попадают не только крымские татары, но крымские татары пытаются помочь и другим
Дилявер Меметов

При этом «Крымская солидарность» не ограничивается только крымскими татарами.

«За время оккупации возбуждено 60-70 уголовных дел, политически мотивированных ‒ не только «дело Хизб ут-Тахрир», дело Меджлиса, дело Веджие Кашка, но и дело украинских моряков, дело Владимира Балуха, тысячи задержаний, административных арестов, штрафов ‒ под репрессии попадают не только крымские татары, но крымские татары пытаются помочь и другим», ‒ рассказывает в интервью Радіо Свобода Дилявер Меметов.

Среди последних таких примеров ‒ арест украинских моряков в конце прошлого года, когда крымские татары не только собрали средства и вещи для украинских военных, но и повезли передачи в российскую тюрьму, и арест архиепископа Климента Православной церкви Украины, о котором они оперативно сообщили, и его пришел защищать крымскотатарский адвокат.

Лутфие Зудиева и Дилявер Меметов о «Крымской солидарности» (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:32:17 0:00
В Крыму сейчас чувствовать себя в безопасности не может никто
Лутфие Зудиева

«Работа силовиков выстроена как некий механизм, и когда они «отработали» одну группу населения, они с этими методами работы переходят к другим, ‒ объясняет Лутфие Зудиева. ‒ В Крыму сейчас чувствовать себя в безопасности не может никто. Даже те люди, которые раньше были счастливы «от прихода России», ныне чувствуют, что жить им стало хуже, а критиковать власть они уже не могут, потому что за это могут пострадать».

Чешская правозащитная организация «Человек в беде», организовавшая встречу с крымскими активистами, уже дважды номинировала «Крымскую солидарность» на международную правозащитную премию. При этом и крымские и чешские правозащитники осознают, что именно международная огласка репрессий и есть то, что больше всего злит оккупационную власть, и эта власть все равно не собирается останавливаться. Решимости полны и крымские активисты.

«Риск велик, ‒ говорят они. ‒ Предыдущие координаторы нашей организации были арестованы именно после возвращения из-за границы, где они рассказывали о событиях в Крыму».

Мы учимся у наших старших ‒ они поддерживают нас своими рассказами, своими действиями, учат держаться вместе в сложные времена
Лутфие Зудиева

На вопрос чешских участников встречи о том, что дает им силы, Лутфие и Дилявер отвечают, что это ‒ та самая солидарность, воспитанная в их народе, пережившем депортации и нынешние репрессии в пределах одного поколения.

«Мы учимся у наших старших ‒ они поддерживают нас своими рассказами, своими действиями, учат держаться вместе в сложные времена», ‒ говорит Лутфие.

В конце вечера всем присутствующим предложили продемонстрировать свою солидарность и написать слова поддержки украинским политическим заключенным в России на подготовленных карточках с портретами этих людей.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG