Доступность ссылки

Адвокаты: свидетелей по «делу 26 февраля» могут обвинить в лжесвидетельстве


Адвокаты по «делу 26 февраля» выразили сомнения в том, что свидетельские показания стороны обвинения не сфальсифицированы во время следствия. Такой вывод был сделан по итогам заседания Центрального районного суда Симферополя 20 января.

Во время заседания допросили нескольких свидетелей, показания которых существенно отличались от тех, что они дали ранее во время предварительного следствия.

Один из свидетелей, Николай Козицкий, работал в феврале 2014 года начальником отдела эксплуатационного режима Верховного Совета АР Крым. 26 февраля, во время митинга крымских татар и проукраинских активистов у здания Верховного Совета, он находился внутри помещения и наблюдал за происходящим на улице из окон.

«Я слышал и наблюдал в окно, был шум, гам. Ближе к полудню появился человек, которого придавили в толпе, как мне сказали, или в драке он пострадал. Перед людьми выступали Чубаров и Аксенов. Я не слышал выступления, но, видимо, они успокаивали людей. Они находились на крыльце, а я в здании. К вечеру я услышал треск, сильный шум и крики. Вижу, что милиция отступает, и внутрь здания прорвалась группа людей с возгласами. Не с центрального входа, а со служебного, двери которого были закрыты. Их остановил Чубаров, они подчинились. Он говорил на крымскотатарском, они наверх не пошли. Группа людей была разъяренная, но Чубаров их убедил, после чего они вышли через центральный вход, публика на площади разошлась», – рассказал Козицкий в суде.

По словам свидетеля, никаких столкновений между проукраинскими активистами и пророссийскими активистами партии «Русское единство», которые противодействовали проведению митинга, он не видел. Однако в ранее данных им показаниях, утверждается, что «радикально настроенные митингующие, которые кричали «Аллах Акбар», «Слава Украине», «Крым – это Украина» двинулись от фонтана в сторону сторонников партии «Русского единства» и стали их избивать».

«Это что, в моих показаниях такое говорится?» – удивился свидетель, после чего суд проверил, его ли подпись стоит под показаниями.

Аналогичные противоречия были обнаружены в показаниях главного специалиста горадминистрации Марины Шаповаловой, которая утверждала сегодня, что не принимала заявления на проведение митинга у представителя «Русского единства», а уведомление от Меджлиса поступило утром 26 февраля. Следователь в ее показаниях написал, что уведомления были приняты администрацией.

Заместитель начальника полиции по Красногорскому району Павел Поросенко также выступил 20 января в качестве свидетеля. Полицейский рассказал, что руководил группой из десяти полицейских, осуществлявших охрану правопорядка во время митинга, никаких правонарушений не наблюдал. При этом в более ранних показаниях говорится о массовых драках, которые якобы были между сторонниками целостности Украины и «Русского единства».

На вопрос адвоката, почему он в суде говорил обратное, полицейский ответил: «Протокол допроса освежил мне память». На предположение, что показания данные ранее могут быть ложными, и свидетель рискует понести за них ответственность, полицейский заявил, что «не давал ложных показаний».

«Сегодня допрошены четыре свидетеля. После каждого допроса оглашались ранее данные показания из-за множества противоречий. Их действительно много, поэтому у нас, адвокатов и подсудимых, очень много вопросов, как составлялись эти протоколы допросов, каким образом подписывались, и по этому поводу адвокаты даже высказывались о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые давали и брали показания», – отметил адвокат Эдем Семедляев.

Ранее адвокат Николай Полозов утверждал, что в суде по делу заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза вещественные доказательства в виде видеозаписей с митинга 26 февраля 2014 года опровергают показания потерпевших.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG