Доступность ссылки

Елена Лысенко: «Весь Крым – в одну сторону, а Керчь – в другую»


Как строительство Керченского моста и трассы «Таврида» изменили Керчь? Каких перемен ожидают в городе после запуска моста? Станет ли в Керчи больше туристов, подешевеют ли продукты и топливо? Зачем российские силовики и казаки с плетьми патрулируют массовые мероприятия в городе?

Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили с журналисткой из Керчи Еленой Лысенко.

– Керчанам обещали, что после того, как введут движение по Керченскому мосту, жизнь в городе кардинально изменится: хлынут толпы туристов, подешевеют продукты и топливо. Мост открыли – ждать ли обещанных изменений?

– Я думаю, что поначалу туристов станет немного больше. В России идет большая рекламная кампания этого моста, людям будет проще заехать по мосту, нежели стоять в очереди на паромной переправе. Но, по моему прогнозу, в дальнейшем люди разочаруются, потому что в Крыму высокие цены, не очень достойный сервис. Поток схлынет.

– Российский президент Владимир Путин, который участвовал в церемонии открытия моста, приехал не на центральную площадь Керчи, где была установлена сцена и собрались люди, а съехал на технологический съезд моста, на территорию строительной площадки. Это место давно охраняется, попасть туда местные жители не могут. Что вы об этом думаете?

В Крыму постоянно запугивают людей, народ постепенно привыкает к тому, что должны быть заборы, автоматчики

– Таковы российские реалии. Насколько я знаю, простым людям трудно увидеть Путина, у него есть свои люди, которые ездят вместе с ним, переодеваются: если надо – в доярок, если надо – в рабочих моста. Человек уже столько лет при власти, и он очень боится терактов. Он давно оторвался от народа, и я не удивлена тому, что керчанам его показали только на экране. Там был очень жесткий контроль, жесткий отбор, простые крымчане туда попасть не могли. В Крыму постоянно запугивают людей, проводят антитеррористические учения, заявляют о поимке «диверсантов». И народ постепенно привыкает к тому, что должны быть заборы, автоматчики.

– Стоимость бензина в Керчи и Крыму стала предметом расследования российской антимонопольной службы. Но ситуация не меняется. Поможет ли мост?

– Трудно сказать. Может быть, со временем, когда по мосту будут ездить грузовые автомобили, на какой-то незначительный процент логистика удешевит стоимость товаров, в том числе и бензина. Но пока только легковые автомобили будут ехать в Крым по мосту, я не вижу, почему вдруг станет дешевле бензин. Тем более, если ожидать, что туристов летом станет больше. Соответственно, вырастет спрос на топливо, и никто не захочет снижать цену. С другой стороны, в России иногда бывает ручное управление ценами, могут приказать, и на незначительный период времени цены на топливо снизят.

– Мы должны пояснить жителям материковой части Украины, что сейчас в Крым топливо из соседней России поступает паромами по морю.

– Топливо так и будет поступать, потому что пока что открыли только ту часть моста, по которой идут легковые автомобили. Грузовики пока не поедут по мосту. С чем это связано, мы можем только предполагать. У меня есть информация, что не все так хорошо было в процессе строительства моста, и когда говорили о проблемах с двумя опорами, то, по моим сведениям, такая проблема есть. По словам строителей, сейчас там как-то усиливают, соединяют... Я думаю, что пока грузовики не пускают, потому что это большая нагрузка, и нужно сначала убедиться в безопасности. Поэтому я не знаю, за счет чего могут подешеветь товары. Мне кажется, они подорожают из-за того, что больше людей поедет в Крым.

– В Керчи цены на товары стали выше после аннексии полуострова. Это отмечают даже приезжие из России, люди говорят: «В городе цены московские, а заплаты – керченские». Изменится ли ситуация?

В Крыму много представителей ФСБ, полиции, у них неплохие зарплаты, они влияют на ценообразование в Крыму. Крымчане вынуждены приспосабливаться

– Не думаю, что станет лучше. В Крыму много российского военного контингента, представителей ФСБ, полиции, других спецслужб. У этих людей неплохие зарплаты, они своими доходами влияют на ценообразование в Крыму. Также есть люди, которые на севере России зарабатывали деньги, они покупают жилье в Крыму, у них высокие пенсии, надбавки, есть какие-то накопления, и они тоже создают в Крыму рынок цен. Теперь крымчане вынуждены приспосабливаться, у них не самые высокие зарплаты.

– В Керчи 15 мая на центральной площади прошел концерт, посвященный открытию движения по Керченскому мосту. Площадь оградили забором, пройти внутрь можно было только через рамки металлодетекторов. Территорию патрулировали казаки, представили российской полиции и Росгвардии. В последние годы так проходят все массовые мероприятия в Керчи. Что происходит?

В России есть недоверие к крымчанам, потому что картинку показали, что все побежали на «референдум» в едином порыве. Мы знаем, что это не так, и в России знают

– Во-первых, в самой России такая же ситуация, там люди давно привыкли к заборам, казачьим формированиям, большому количеству полиции, запретам. Сейчас к этому приучают крымчан, и приучают достаточно жестко. Присутствует и недоверие к крымчанам со стороны России, потому что это только картинку такую показали, что все побежали на «референдум» в едином порыве. Мы же прекрасно понимаем, что достаточно большой процент людей этого не поддержали. Россия тоже об этом знает. Российские спецслужбы знают, что далеко не все крымчане положительно восприняли то, что происходило в 2014 году. Есть и недоверие, боятся, что крымчане могут взбунтоваться. Насколько я знаю, в каждом бюджетном заведении есть заместитель руководителя по безопасности. Это человек, который подчиняется российским спецслужбам и следит за всеми сотрудниками. Крымчане не привыкли к такому. Поэтому вводят такие меры безопасности, и многие крымчане возмущаются и говорят: «Раньше такого не было, мы вообще не знали, что такое экстремизм». Конечно, многих это задевает.

– У представителей российских казачьих организаций, которые были на праздничном концерте в Керчи, были плетки. И я не могу не вспомнить, как в России при разгоне мирной демонстрации избивали людей плетьми. Думаете, в Крыму возможен такой сценарий?

– Думаю, что возможен. Но люди не всегда понимают, что каждый из них может пострадать. Некоторым кажется: «Я за Путина, меня не тронут», – но это так не работает. В этих формированиях – сомнительные личности, многие имеют судимости, есть люди, которые просто хотят бить людей. И их наделяют какими-то статусами, платят деньги. Это какой-то абсурд, ни к чему хорошему это не приведет.

– В Керчи на днях запустили движение городского транспорта по новой эстакаде, которая проходит над трассой «Таврида», ведущей к Керченскому мосту. Эта новая дорогая соединила центральную часть города и отдаленные районы. Пока шли работы, водители проводили в пробках до двух часов. Как думаете, изменится ли ситуация?

Туристам, которые будут ехать в Крым по мосту, надо будет либо вернуться в Керчь, либо ехать прямо в Феодосию, Ялту, Севастополь

– Насколько я знаю, ситуация стала лучше благодаря тому, что сделали эту объездную дорогу. Но есть еще интересный момент. Керчь радуется открытию автомобильного движения по мосту, и я могу понять эту радость. Керчанам долгие годы обещали построить мост через Керченский пролив, задолго до 2014 года. Но тогда предполагалось, что этот мост будет именно в Керчи. А сейчас он проходит по Керченскому проливу, но выходит за пределы города. Съезд на мост будет на 9-ом километре Феодосийского шоссе, на выезде из Керчи. Для того, чтобы керчанам попасть на мост, надо будет выехать из города, доехать на этот девятый километр, и только оттуда заезжать на дорогу к мосту. Соответственно, и туристам, которые будут ехать в Крым по мосту, надо будет либо свернуть направо, вернуться и заехать в Керчь, либо ехать прямо в Феодосию, Ялту, Севастополь. То есть, весь Крым в одну сторону и одна маленькая Керчь – в другую. Мне кажется, мало кто будет выбирать Керчь для отдыха. Поэтому не думаю, что это поможет развитию экономики Керчи.

В связи с введением моста в эксплуатацию, работникам паромной переправы, портов, паромов сказали готовиться к увольнениям

В связи с введением моста в эксплуатацию, работникам паромной переправы, портов, паромов сказали готовиться к увольнениям. Это были рабочие места для керчан, и им уже сказали искать работу к Новому году. Хорошо тем, кто был моряком, и может себе позволить восстановить документы моряка. Многие это и делают, восстанавливают именно украинские документы. Но это не все. Есть огромная проблема в Керченском морском торговом порту, порт уже на последнем дыхании работает, в основном, за счет этих паромов, которые сейчас ходят из портов Керчи. Поэтому перспектива у бюджетообразующего предприятия Керчи не завидная, и у его работников тоже.

С камерой – по Керченскому мосту (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:42 0:00

– Странное стечение обстоятельств: в Керчи начал разрушаться памятник Ленину, который стоит на центральной площади, разрушаются также Большая Митридатская лестница, обелиск Славы на горе Митридат и сами склоны этой горы. Коренные керчане связывают эти разрушения с вибрациями во время работ по строительству моста. Так ли это?

– Вполне возможно. У меня тоже есть знакомые керчане, которые очень страдали тогда, когда в проливе активно забивали сваи для моста. Это продолжалось в течение года. Керчане рассказывают, что из-за этого в домах пошли трещины. И о том, что на горе Митридат могли начаться какие-то процессы, люди тоже говорят. Я не ученый, не могу сказать, действительно ли эти разрушенная связаны с вибрациями, но это вполне возможно. Когда между Украиной и Россией был конфликт из-за острова Тузла, со стороны России начали насыпать дамбу, в одном из районов Керчи море начало размывать берег, где находились многоэтажные дома, разрушилась дорога. Строители моста должны были учитывать, что будут какие-то изменения, подвижки грунта в Керчи.

– В последние годы керчане часто критикуют городские власти: внутренние дроги разбиты, электроэнергию и воду выключают как по графику, так и внезапно, мусор не вывозят, разбиты пляжи, и даже единственный в городе концертный зал закрыли. Керчи не везет с местной властью?

Мы читаем про какие-то миллиарды, которые якобы выделяются на Крым, но по факту мы видим, что не очень много сделано

– Не думаю, что Керчи не везет, разве стало лучше в других городах Крыма? Почитаешь форумы в Севастополе – то же самое. Дороги вроде бы делают, но в Керчи особая нагрузка на дороги из-за потока транспорта с переправы и портов. Что касается закрытия дворца культуры «Корабел», это проблема для керчан, которые ходили на концерты, спектакли, детские кружки там работали. Но, говорят, там есть проблемы с пожарной безопасностью, а после случая в России, когда погибли люди, все боятся брать на себя ответственность. Хотелось бы, чтобы выделили деньги и устранили недостатки. До сих пор не отремонтировали в Керчи здание театра им. Пушкина, который обещали отремонтировать еще во время действующей украинской власти. Закрыта школа им. Короленко, которая начала разрушаться. Памятники разрушаются. Я не вижу, чтобы Россия вкладывала те деньги, о которых говорят. Мы читаем про какие-то миллионы, миллиарды, которые якобы выделяются на Крым, но по факту мы видим, что не очень много за это время сделано в Крыму.

– Крайне тяжелая для рыбацкой Керчи тема – задержание украинскими пограничниками членов экипажа судна «Норд». В Керчи все друг друга знают, и новости об этом люди принимают близко к сердцу. Сейчас члены экипажа находятся в посольстве России в Киеве, им предлагали покинут материк по украинским паспортам, но они настаивают на российском гражданстве, которое Украина и мировое сообщество не признают. Как может разрешиться эта ситуация?

Рыбакам с «Норда» бы было бы проще показать украинские паспорта и вернуться домой. Здесь не обходится без давления со стороны российских спецслужб

– Вариантов два: либо им привезут украинские паспорта, которые, думаю, у большинства из них есть. Но я думаю, здесь не обходится без давления со стороны российских спецслужб. Им бы, наверное, было бы проще тихонько показать эти паспорта и вернуться домой. Ведь ежедневно крымчане ездят на материковую Украину по своим украинским паспортам. Россия выпускает людей из Крыма, украинская власть организовала пункты пропуска. Но здесь политический момент, я не думаю, что это желание самих рыбаков. По моему мнению, на них давят. Возможно, им что-то обещают. России ведь удалось нескольких человек через свои дипломатические каналы вывезти через Беларусь. Например, женщина-повар вернулась в Керчь, теперь она всем хвастается, что она «повар с «Норда». Есть еще вероятность того, что наши люди забудут, что здесь находятся эти моряки, и России удастся их вывезти.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG