Доступность ссылки

Строительство нации и революция: новая книга о крымскотатарском движении сто лет назад


В Киеве презентовали книгу «Крымскотатарское национальное движение 1917-1920 годов. По архивам коммунистических спецслужб». В ней содержится ранее неизвестная или малодоступная для широкой публике информация об одном из ключевых периодов в истории коренного народа Крыма – о национальном движении во время войн и революций.

Что нового удалось обнаружить исследователям в архивах? Насколько прогрессивными были взгляды лидеров крымскотатарского национального движения сто лет назад? И почему такая книга выходит в свет только сейчас? На эти и другие темы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Сергеем Громенко беседуют кандидат исторических наук, член Ученого совета НИИ украиноведения Андрей Иванец и директор архива СБУ Андрей Когут.

– Андрей Иванец – один из авторов новой книги. Насколько искажена информация о революционном периоде истории в советской историографии?

Массив лжи в материалах советских карательных органов очень значительный

Иванец: Массив лжи в материалах советских карательных органов очень значительный. Так, по обвинению в шпионаже в пользу межвоенной Польши в Советском Союзе было репрессировано чуть ли не 200 тысяч человек. Когда Польша была захвачена Германией и СССР, то оказалось, что у поляков в целом было лишь около 200 шпионов. Масштабы лжи очевидны. Работая с архивами ОГПУ, НКВД, мы, естественно, относимся к этому критически, и понимаем, насколько это были трагические события. Мы работали с материалами репрессивных дел и нашли много интересного в так называемом деле партии «Милли Фирка», в котором фигурировал цвет политической и культурной элиты крымских татар. Там видно, как под давлением менялись показания, как люди были вынуждены оговаривать друг друга. Это часть большой репрессивной деятельности коммунистического государства.

Андрей Иванец
Андрей Иванец

– Какие именно источники вы использовали?

В тридцатые годы советские историки писали, что эти документы утрачены, но они сохранились

Иванец: Дело партии «Милли Фирка» – это 1929 год, как раз после расстрела одного из руководителей Крымской ССР Вели Ибраимова. У людей изымались трофейные материалы, и среди них находятся подлинные документы 1917-1920 годов. Это очень важные бумаги, потому что для украинских исследователей осложнен или закрыт доступ к архивам на временно оккупированной территории или в России. Хотелось иметь представление с опорой на первоисточник, что же происходило с крымскими татарами в этот период. Последний сборник документов, посвященный непосредственно крымскотатарскому национальному движению в те годы, вышел в 1993 году – это было приложение к журналу. Нужны были новые источники, и тогда мы обратились в архив СБУ, где нашли целую подборку документов парламентской следственной комиссии Курултая 1918 года, которая изучала материальные и людские потери от захвата большевиками власти в Крыму. В тридцатые годы советские историки писали, что эти документы утрачены, но они сохранились, и мы представили всю эту подборку для исследователей.

– О чем рассказывает ваша книга? Что бы вы выделили в содержании?

Первый демократически избранный муфтий считал, что надо предоставить женщинам равные права

Иванец: Подборка документов все же не создает целостную картину за четыре важных года. Чтобы читатель мог получить и общую картину, которая бы охватывала все существенные процессы или их большинство, вторая половина книги базируется на историческом описании с аналитикой, с опорой на источники, как же происходили трансформации крымскотатарского народа в этот период… Кроме того, мы включили четыре полных протокола Курултая. В них, в частности, обсуждалась интересная тема эмансипации, положения женщин в крымскотатарском обществе. Стояла задача создать национальную конституцию, и права женщин были одним из важнейших вопросов и для модернизации крымскотатарского общества, и для того чтобы крымские татары могли играть большую роль в общекрымском политическом раскладе. Крымскотатарское национальное движение имело ряд моментов, которые опережали свое время и развитие других тюркских народов на постимперском пространстве. Эмансипацию женщин поддерживали лидеры этого движения, и в протоколах есть аргументация, почему первый демократически избранный муфтий считал, что надо предоставить женщинам равные права. Здесь с традиционными трактовками шариата сталкивались представления о равенстве полов. Плюс есть выдержки из двух протоколов, где содержится отчет мандатной комиссии Курултая, и это можно использовать для разрешения ряда спорных моментов, в частности, о точном количестве делегатов. Как мы выяснили, было избрано 79 делегатов Курултая, в том числе пять женщин. Одна из них была сопредседательницей, и до 1917 года таких прецедентов, чтобы во главе представительного органа была женщина, ни в Европе, ни в Америке, ни где-либо еще не было. Крымские татары тогда своим примером показали, что это возможно, причем в мусульманском обществе.

– Спросим Андрея Когута: чем же были так опасны эти архивные документы, что они десятилетиями находились под грифом «секретно»?

Чекисты изначально сочли, что все, что они пишут, изымают, будет совершенно секретным

Когут: Во-первых, все документы советских спецслужб находились под этим грифом, чекисты изначально сочли, что все, что они пишут, накапливают, изымают, будет секретным или совершенно секретным. Это автоматический процесс. Дойти до публики документы могли только в двух случаях: либо это публичный суд с пропагандистскими целями, либо когда активно дискредитировали тех или иных людей, те или иные национальные движения. Все, что публиковали чекисты, выходило наружу с четко определенными целями. Почему эти документы не обнародовали раньше, мне сложно сказать, но в 2015 году был принят закон, открывший к ним доступ. В этом, среди прочего, заключалась декоммунизация в широком смысле слова. Сегодня мы не можем, говоря о революции, вспоминать только Украинскую Народную Республику и Западноукраинскую Народную Республику и совсем не вспоминать про крымскотатарское национальное движение. Наша идея заключалась в том, чтобы сделать эти документы доступными для историков и всех, кто интересуется событиями столетней давности.

Андрей Когут
Андрей Когут

– Вы обработали уже все документы в архиве по этой теме или нас еще ждут сюрпризы?

Когут: Естественно, это не все документы. К сожалению, большая их часть осталась в оккупированном Крыму. Но у нас в государственном архиве еще хранится большой массив документов, и сейчас мы опубликовали только часть бумаг по делу «Милли Фирка». Я надеюсь, что эта работа будет продолжена и скоро можно будет ожидать новых изданий. Можно обратиться к нам и работать с этими документами в читальном зале уже сегодня.

– Как вы думаете, получится ли общими усилиями выстроить общую картину крымской истории в тот период?

У нас есть возможность говорить правду, и в этом наша сила

Иванец: Конечно, глобально договориться о едином взгляде на нее в условиях гибридной войны, где информация играет важнейшую роль, просто невозможно. Проблема в том, что Россия активно использует квазиисторические аргументы, чтобы прикрывать свою агрессивную внешнюю политику. На примере Крыма это заметно достаточно хорошо: поддерживается миф о том, что полуостров это «исконно русская земля». Россияне запускают ложь, чтобы манипулировать сознанием, а наша книга говорит о реальных процессах в Крыму, пусть у нас нет миллиардов долларов, чтобы ее распространять. Но у нас есть возможность говорить правду, и в этом наша сила.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG