Доступность ссылки

«Деньги у банка есть – отдавать не хочет»: новый поворот в деле крымских вкладчиков против «ПриватБанка»


Крымские вкладчики «ПриватБанка» обратились в прокуратуру Автономной Республики Крым по факту списания с баланса банка более 8 миллиардов гривен обязательств по депозитам крымчан, и та открыла производство – об этом сообщил «Центр журналистских расследований». После аннексии полуострова Россией в 2014 году многие крымские вкладчики «ПриватБанка» так и не получили свои деньги, несмотря на обращения в украинские суды.

Какие действия предпринял банк с депозитами крымчан, что это означает на практике и можно ли будет вернуть деньги – эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Сергеем Мокрушиным обсуждают главный редактор «Центра журналистских расследований»​ Валентина Самар и адвокат крымских вкладчиков «ПриватБанка» Дмитрий Дугинов.

– Итак, стало известно, что более 8 миллиардов гривен с депозитных счетов крымчан, заблокированные на счетах «ПриватБанка» в 2014 году, были переданы компании «Финилон». Что это значит, Валентина?

Самар: Да, 17 ноября 2014 года «ПриватБанк» заключил договор перевода долга, то есть своего долга перед своими кредиторами – вкладчиками в Автономной Республике Крым и Севастополе. Причем финансовая компания «Финилон» повязана с банком по рукам и ногам: это двенадцать компаний, из которых две украинских и десять глухих офшоров. Ее бенефициарами были тогдашние собственники «ПриватБанка» – Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский. На сегодняшний день «Финилон» тоже контролируется «ПриватБанком», эти данные есть в открытом доступе. То есть банк сказал аффилированной с ним компании: «Отдай эти деньги крымчанам». Почему он сам не мог этого сделать – большой вопрос. «Финилон» ни одному крымчанину эти деньги еще не отдал.

– Как должен был поступить «ПриватБанк» с вкладами крымчан после аннексии полуострова?

«ПриватБанк» под различными предлогами отказывал и напрямую, и в судах: они утверждали, что вот сейчас решится вопрос с Крымом, и деньги отдадут
Валентина Самар

Самар: Либо вернуть деньги, либо перезаключить договоры, либо открыть счета на свободной территории Украины – многие крымчане это и сделали, чтобы получить доступ к своим деньгам, но не тут-то было. «ПриватБанк» под различными предлогами отказывал и напрямую, и в судах: они утверждали, что вот сейчас решится вопрос с Крымом, и деньги отдадут. Потом вкладчикам присылали письма о том, что банк подал иск в международные арбитражи против России, что сейчас он отсудит свои миллиарды и сразу отдаст деньги. После того как крымчане пошли в суды массово, «ПриватБанк» стал отказывать им на основании того, что нет бумажных договоров, «мокрых» печатей и подписей. Вот эта диджитализация – банк в смартфоне – дала о себе знать. У людей действительно не оказалось бумажных договоров и любых документов, с которыми можно пойти в суды… При этом многие отсудили деньги, и в исполнительной службе, по словам адвоката Дмитрия Дугинова, насобиралось производств на 600 миллионов гривен, причем сумма с каждым днем растет. Когда суд выносит решение в пользу клиента, он учитывает годовые проценты и прочее. Чем скорее государство отдаст эти деньги крымчанам, тем дешевле это будет стоить, однако эта логика не принимается.

Валентина Самар
Валентина Самар

– То есть, по-вашему, украинские власти, которые впоследствии национализировали банк, знали об этом договоре с «Финилоном»?

Три правительства подряд очень нагло врут крымским вкладчикам «ПриватБанка»
Валентина Самар

Самар: Три правительства подряд очень нагло врут крымским вкладчикам «ПриватБанка». Причем это не только крымчане – это люди из различных регионов Украины, даже из-за рубежа, которые открывали счета в крымских и севастопольских отделениях. Сначала правительство говорило, что все это проблемы «ПриватБанка», потом – что эта проблема нерешаемая. По сути, «ПриватБанк» вывел на офшоры бешеную сумму денег – а сам тем временем брал рефинансирование, чтобы поправить свое здоровье после оттока крымских вкладчиков и утраты контроля над активами в Крыму. Уже завтра мы представим новые документы, и станет ясно, что эта афера намного циничнее, чем нам казалось. Казалось, что сначала Коломойский, а потом правительство Украины, которое сейчас владеет «ПриватБанком», просто не хочет отдавать деньги из-за тяжелой ситуации. Но сегодня «ПриватБанк» – очень прибыльное предприятие, за первое полугодие 2019-го он получил 18 миллиардов чистой прибыли. Деньги у банка есть. Министр финансов Оксана Маркарова в интервью «Центру журналистских расследований» сказала, что это не вопрос ее ведомства, не вопрос правительства, а вопрос «ПриватБанка». Ничего подобного – им владеет государство. Все документы и решения подаются Министерством финансов без согласования с другими заинтересованными органами.

(Мы приглашали представителей «ПриватБанка» принять участие в этом обсуждении, но на запросы никаких ответов не получили. Крым.Реалии готовы предоставить слово всем сторонам, упомянутым в материале –​ КР).

– Валентина, мы можем судить о том, что побудило банк заключить тот договор с «Финилоном» относительно вкладов крымчан?

Самар: К сожалению, не можем. Банк имеет право передать свои долги другой компании, уполномочить ее в этом. Ведь он передал не только свои долги перед вкладчиками, но и кредитный портфель – правда, по бросовой цене, в два раза дешевле. Передал также имущество – помещения отделений и другие активы. Но «Финилон» на момент передачи и до сегодняшнего дня не имеет лицензии на такие виды деятельности. Вопросов очень много. «ПриватБанк» не отвечал до последнего, даже не предоставлял по требованиям судов копию договора с «Финилоном». И вот неделю назад адвокату Дугинову дали этот документ, который нигде до этого не фигурировал. С каждым днем появляются все новые документы и новые вопросы, на которые пока не хочет отвечать никто.

– Спасибо, Валентина. Семья украинского военнослужащего Вячеслава Нечипоренко хранила на счетах в «ПриватБанке» порядка 15 тысяч долларов. Несколько лет они, как и другие вкладчики, вели переписку с банком, но в 2018 году стало известно о болезни жены Вячеслава, и им пришлось подавать в суд. Вот что он сам рассказал об этих тяжбах «Центру журналистских расследований»:

«Мы обратились с иском к «ПриватБанку». За полтора года мы еще первую инстанцию не прошли, то есть это тенденция. У нас уже сменилось три судьи, каждый начинает дело заново. Но за эти полтора года состояние здоровья нашей мамы очень сильно ухудшилось. Деньги на лечение вроде как есть, но банк их не отдает. Как разрешить эту ситуацию, у нас даже представления нет. Сколько может длиться этот суд?»

– Дмитрий, можно ли оценить, сколько крымчан пытаются отсудить свои деньги?

Дугинов: В судах сейчас находится несколько сотен исков, но основная волна схлынула. Многие прошли все инстанции, процедуры взыскания и свои деньги получили, но количество тех, кто не получил, достаточно велико. По информации самого банка за 2017 год – это последние данные на сегодня – количество тех крымчан, кто прошел повторную регистрацию на материковой части Украины, составило 6 тысяч человек. Как минимум еще несколько тысяч просто не обращались в суд по разным причинам: то ли нет полного комплекта документов для суда, то ли нет денег на судебный процесс. На данный момент в своей финансовой отчетности банк декларирует задолженность перед крымчанами в размере более 5 миллиардов гривен.

– Какие самые распространенные аргументы «ПриватБанка» в пользу того, чтобы не возвращать деньги вкладчикам?

Позиция одна: все украли оккупанты, обращайтесь к Российской Федерации, а мы здесь ни при чем
Дмитрий Дугинов

Дугинов: За пять лет ничего не изменилось, даже после национализации. Позиция одна: все украли оккупанты, обращайтесь к Российской Федерации, а мы здесь ни при чем. В ходе судебных заседаний банк никогда ничего сам не говорит про ситуацию с «Финилоном». Но вот что важно: благодаря этому незаконному договору, с баланса банка были сняты обязательства перед крымчанами, и на момент вхождения государства в капитал банка обязательств формально не было. Если же договор будет отменен, признан никчемным – а оснований для этого более чем достаточно, учитывая, что по закону сами вкладчики должны были дать разрешение на передачу обязательств – то, по сути, банку уже некуда будет деваться и придется выполнять обязательства.

– Что делать тем крымчанам, кто хотел бы вернуть деньги, но у них нет необходимых документальных доказательств насчет депозитов?

Дугинов: Сейчас по нашей инициативе прокуратура АРК открыла уголовное дело, в рамках которого мы как раз собираемся получить дополнительные доказательства по ряду вкладчиков – это факты передачи средств банку. Если у вас чего-то не хватает, связывайтесь с нами. Посредством уголовного дела, которое уже открыто, мы попробуем помочь вам с доказательствами, в дальнейшем подать в суд и в итоге получить принадлежащие вам деньги.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG