Доступность ссылки

«Украина не посчитает – Россия не заплатит»: кто определит ущерб за Крым и Донбасс?


Депутаты фракции «Голос» предлагают Верховной Раде Украины создать Национальное агентство по вопросам преодоления последствий вооруженной агрессии России. По замыслу авторов законопроекта, такой орган подсчитает урон, который понесла Украина в результате российской агрессии в Крыму и на Донбассе.

О том, насколько актуально и необходимо создание нового агентства, и чем именно оно должно заниматься, в эфире Радио Крым.Реалии беседовали ведущая Елена Ремовская, народный депутат Украины от партии «Голос» Леся Василенко и заместитель постоянного представителя президента Украины в Автономной Республике Крым Дарья Свиридова.

– Леся, почему вы предлагаете эту инициативу именно сейчас?

Цель законопроекта – создать единый орган, задачей которого будет подсчет всего ущерба Украине со стороны Российской Федерации за почти шесть лет вооруженной агрессии
Леся Василенко

Василенко: Цель этого законопроекта – создать единый орган в системе Кабинета министров, единственной задачей которого будет подсчет всех убытков и всего ущерба Украине со стороны Российской Федерации за почти шесть лет вооруженной агрессии. Это и ущерб от аннексии Крыма, и ущерб от оккупации значительной части территории Донецкой и Луганской областей. Возможно, это запоздало, но в любом случае эта работа должна быть сделана. Когда я возглавляла общественную организацию «Юридическая сотня», то взаимодействовала с разными экспертами, специалистами, и мы пытались продвигать вопрос о создании отдельного органа для оценки ущерба в Верховной Раде восьмого созыва, а также добиться появления политической воли для создания такого механизма. В дальнейшем это позволит Украине обратиться с консолидированным иском к Российской Федерации, с требованием возместить эти убытки, выплатить репарации.

– То есть эта инициатива не нашла поддержки раньше?

Василенко: У прошлой Верховной Рады политической воли не нашлось, а в Администрации президента отвечали в том ключе, что это прерогатива правительства – создавать подобные органы. Собственно, было доверие к правительству, и оно не оправдалось. Там так и не создали единый орган, который занимался бы подсчетом нанесенного ущерба. Были отделы, управления, департаменты, какие-то межведомственные комиссии, в Министерстве оккупированных территорий пытались что-то подсчитать, но это скорее отдельные прецеденты. В разных министерствах использовали разные методологии, единой картинки украинцы так и не увидели. Поэтому сейчас есть наш законопроект, который призван урегулировать этот вопрос, чтобы все украинцы четко знали, сколько мы все потеряли в результате агрессии Российской Федерации.

Леся Василенко
Леся Василенко

– Поддерживают ли этот законопроект депутаты из других фракций?

Если Украина не посчитает, Россия никогда не заплатит
Леся Василенко

Василенко: Это вопрос общенационального интереса, который должен объединять Верховную Раду и всех депутатов вне зависимости от политической принадлежности. Этот законопроект – как раз пример такого объединения. Я лично собирала подписи, и там очень много соавторов: значительное количество депутатов от «Слуги народа», представители партий «Батькивщина», «Европейская солидарность», разных политических групп. 18 февраля в 12:15 мы всем коллективом авторов выйдем вновь презентовать законопроект в Верховной Раде перед журналистами, которые там работают. Будем настаивать на необходимости его принятия и создания такого органа в системе государственной власти. Если Украина не посчитает, Россия никогда не заплатит.

– Как вы представляете себе работу этого национального агентства?

Должен быть счетчик, который позволит государству предъявить агрессору общий список потерь и требовать выплаты репараций
Леся Василенко

Василенко: В законопроекте прописаны направления его работы. Это экономические потери, утраченное имущество – государственное, коммунальное, частное, а также убытки Украины на протяжении шести лет в форме выплат социальной помощи внутренне перемещенным лицам, ветеранам, семьям погибших. Это ущерб, который понесли переселенцы, когда оставили свое жилье, бросили свои вещи на оккупированных территориях и были вынуждены покупать все тут. Это экологический ущерб, который российские танки и снаряды нанесли украинской земле, и на устранение его последствий могут понадобиться годы и десятилетия. Таков приблизительно круг вопросов. При этом Национальное агентство по вопросам преодоления последствий вооруженной агрессии России не будет никоим образом мешать или противоречить работе Министерства юстиции и Министерства иностранных дел, которые сейчас занимаются судебными исками против России. Но должен быть такой счетчик, который после вывода всех российских войск с территории Украины позволит государству предъявить агрессору общий список потерь и требовать выплаты репараций. Такой практике следуют все страны мира, которые тем или иным образом пережили вооруженные конфликты.

– Один из радиослушателей в комментариях высказывает мнение, что Россия после всех вложений в развитие аннексированного Крыма не отдаст его Киеву.

Наша с вами задача – сделать все, чтобы Крым вернулся в Украину
Леся Василенко

Василенко: Крым – это Украина, а Украина – это Крым. Если мы будем об этом забывать или смиримся с повесткой дня, которую Россия навязывает нашим партнерам, то, действительно, тогда нечего и надеяться, что полуостров вернется. Но наша с вами задача – сделать все, чтобы Крым вернулся в Украину.

– Есть ли какие-то предварительные оценки, о каких суммах ущерба со стороны России может идти речь?

Василенко: Цифры очень разные, потому что нет единой методологии подсчетов. Кто-то говорит про триллион гривен, другие подсчитали, что за первый год войны Украина потеряла 100 миллиардов гривен. Военно-гражданские администрации Донецкой области дают оценку в 13 миллиардов. Есть сведенные цифры по подсчетам разных министерств, что Украина потеряла 16% ВВП. Собственно, цель создания такого агентства и будет состоять в том, чтобы методология подсчетов была прозрачной, понятной, унифицированной.

– Глава экспертного совета по международно-правовым вопросам при российском правительстве Крыма Александр Молохов так прокомментировал для Крым.Реалии вашу инициативу:

«Это право Украины – создавать любые структуры. Думаю, что российским властям, крымским властям не мешало бы создать аналогичную структуру, потому что есть довольно много претензий к Украине – в связи с водной блокадой, энергетической блокадой, в связи с постоянным нарушением прав крымчан санкционным режимом, ограничениями свободы передвижения. Есть две рабочие группы – одна в Госдуме, другая в Госсовете Крыма (российский парламент Крыма – КР). Они пока занимаются экономическими вопросами, и юристов к работе еще не подключали. Сначала они должны определиться с размером ущерба».

Василенко: Видите, как российская машина работает? На опережение. Они знают, что нужно иметь конкретные цифры и факты, на которые можно опираться, и очень хорошо это делают. По опыту работы в Парламентской ассамблее Совета Европы я могу сказать, что российские коллеги очень, очень хорошо подготовлены – цифры и факты отскакивают от зубов. У них настолько сильная убежденность в собственной правоте, что своими речами они иногда перетягивают поддержку и голоса стран, которые всегда считались стратегическими партнерами Украины. Они считают – и Украина должна была давно этим заняться.

– Дарья, как вы оцениваете инициативу по созданию отдельного органа для оценки ущерба, в частности, от аннексии Крыма?

Свиридова: Безусловно, межведомственное взаимодействие разных органов государственной власти в контексте обеспечения консолидированной позиции по последствиям вооруженной агрессии и выработке консолидированных претензий – это важная работа. Но мне кажется, что если мы говорим про 2020 год, то нужно адекватно оценивать, что государство уже сделало. Мы не в ситуации 2015 года, когда с этим были серьезные проблемы. Сегодня у нас уже есть неплохо структурированная работа органов государственной власти, начиная со структур Кабинета министров и заканчивая правоохранительными органами. У нас есть Министерство по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, которое тоже причастно к этим вопросам, а также координационный центр при Министерстве юстиции – его планируют усиливать и развивать. С декабря 2019 года при Офисе генерального прокурора создан департамент надзора в уголовных производствах относительно преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта. Этот департамент системно взаимодействует с Офисом прокурора Международного уголовного суда. Так что, инициируя любую работу по консолидации межведомственных взаимодействий, очень важно оценить то, что уже сделано, что уже делается, и как улучшить эффективность такой работы.

Дарья Свиридова
Дарья Свиридова

Василенко: Я соглашусь со многим из того, что сказала Дарья – в частности, что касается уже проведенной правительством работы. Но я бы сказала, что все равно необходим единый орган, который займется координацией. Я считаю, что статуса уже созданной межведомственной комиссии по этим вопросам – вслед за так называемым законом о реинтеграции оккупированных территорий – абсолютно недостаточно, чтобы подготовить консолидированную претензию Украины. Эта комиссия собиралась всего один раз, и сейчас ее работа так и не была возобновлена, так что тут есть вопросы. Пусть все органы государственной власти работают – они должны работать каждый по своему направлению – но нужен один орган, отвечающий за координацию этой работы, куда всегда можно обратиться и получить информацию про все направления, одну консолидированную цифру. Отдельные министерства и ведомства просто не могут выделять на это свое время. Здесь нужна системная, прозрачная работа, чтобы получать информацию могли не только депутаты по специальным запросам, но и простые граждане.

Свиридова: Мне кажется, было бы очень важно, если бы парламентарии в том числе обращали внимание на какие-то законодательные прогалины, которые прямо сейчас мешают преодолевать последствия вооруженного конфликта. Например, это вопрос имплементации международного гуманитарного права в национальное законодательство. Мы ждем, когда депутаты поддержат этот законопроект, который уже находится в Верховной Раде. Второй вопрос – ратификация Римского статута, которая также улучшит возможности государства по преодолению последствий вооруженного конфликта. Также огромной помощью со стороны парламентариев было бы устранение препятствий и сложностей в документировании, формировании консолидированных претензий для международных инстанций в так называемых заочных процессах – таких большинство, когда речь идет о вооруженном конфликте с Россией. Работы очень много, и, по моему скромному мнению, это не вопрос создания нового офиса. Как сказала госпожа Василенко, межведомственная комиссия не решила эти проблемы – но решит ли их создание еще одного органа? Я не уверена.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG