Доступность ссылки

Письма крымчан: Цена оккупации


Шестой Новый год Крым встречает под российскими триколорами. И лишь недавно Украина начала получать первые решения по судебным искам, поданным против России в международные суды по поводу понесенного в результате оккупации Крыма и войны на Донбассе ущерба. Пока решения судов касаются, в основном, нарушения прав человека на оккупированных территориях, но ведь когда-нибудь дойдет черед и до более материальных вещей.

На очереди судебные иски по поводу украденного и присвоенного имущества Нафтогаза, по многочисленным нарушениям Россией морского права в акваториях Черного и Азовского морей и незаконному использованию ресурсов этих морей, по поводу незаконного использования ею украинского шельфа и другие. Пусть медленно, со скрипом, но иски эти рассматриваются. Жернова истории вообще мелят медленно.

При этом многие проукраински настроенные крымчане как-то не задумываются о том, что страна, оккупировавшая их полуостров и причинившая лично им много горя, должна не только принести пострадавшим извинения, но и возместить нанесенный материальный ущерб каждому конкретно. Не примеряют возможность получить материальную компенсацию к себе – даже гипотетически. А зря!

В частности, это касается жителей Крыма, покинувших полуостров после весны 2014 года из-за возникшей тогда непосредственной опасности их жизни, здоровью и свободе. Опасности, появившейся исключительно по причине оккупации Крыма Россией. И этому риску по-прежнему подвергаются все проукраински настроенные крымчане, оставшиеся на полуострове. Опасно для крымчан даже просто отрицательное отношение к оккупации, – те, кто не согласен с ней, уже только поэтому не могут ощущать себя «в домике».

Хотя российские власти в Крыму неустанно пытаются убедить то ли себя, то ли остальной мир в том, что на материковую Украину крымчане перебираются только по «своему хотению» и что для жителя полуострова отрицательное отношение к «воссоединению» Крыма с Россией является всего лишь его личным мнением, это выглядит все более неубедительно. Личное мнение, вызывающее угрозу преследования со стороны властей, безусловно становиться реальным поводом к вынужденной эмиграции. Ведь сейчас уже мало кто даже из идейных адептов «русской весны» сомневается в том, что любая дискуссия с российской администрацией в Крыму чревата каталажкой, а уж публичное неприятие «возвращения в родную гавань» является прямой дорогой к уголовному делу о сепаратизме и экстремизме. Вспомнить хотя бы дело журналиста Николая Семены и многочисленные случаи преследования по надуманным политическим обвинениям обвинениям крымских татар.

И тут стоит поговорить о возмещении убытков гражданскому населению, понесенных им в результате военных действий страны-агрессора, к которым можно причислить и вооруженную оккупацию Крыма Россией. Можно назвать это возмещение репарациями, хотя этот термин, скорее, из области международных отношений, когда «...государство, начавшее агрессивную войну, возмещает убытки, причиненные государству, которое подверглась нападению».

Но сейчас речь не о терминологии, а о цене. О цене вынужденной эмиграции. Да-да, о тривиальной денежной стоимости, которую платят за свои убеждения «вынужденные переселенцы», как иносказательно именуют в украинских документах уехавших из оккупированного Крыма. И которую им, лишившимся родины, виновник их несчастий обязан компенсировать.

Вопрос компенсации пострадавшим от оккупации, в том числе и эмигрантам, поднимается в соцсетях регулярно, но громкие декларации типа «Россия за все заплатит» не имеют под собой никакого смысла, пока нет ответа на вопрос «Сколько?». И вот эту конкретную стоимость эмиграции для отдельного крымчанина, самую минимальную, я попробую подсчитать на примере своего проукраинского знакомого, перебравшегося из Крыма в Киев в самом начале 2016 года.

Для начала стоит отметить, что мой знакомый приехал на материковую Украину с одним чемоданом. Грузовое транспортное сообщение Украины с оккупированным Крымом, как известно, перекрыто с осени 2015 года и, соответственно, перевезти мебель и вообще что-либо существенное вроде бытовой техники мой знакомый не смог. Да и чемодан его украинские таможенники, на тот момент руководствовавшиеся знаменитым постановлением Кабмина №1035, потрошили намного тщательнее, чем багаж колумбийского наркокурьера. По этому постановлению, отмененному только в июне 2017 года, через админграницу с Крымом в Украину можно было провести лишь личные вещи и продукты из списка, насчитывающего чуть больше сорока пунктов. То есть по капризу киевских чиновников Крым приравнивался к развитой капиталистической стране, товары которой грозили угробить отечественного производителя, а гражданин Украины, спасающийся от оккупационного режима в Крыму, априори считался коммерсантом с контрабандными наклонностями.

Добравшись до столицы Украины, мой знакомый остановился на недельку у друзей и принялся искать жилье. Ему повезло и после нескольких дней поисков он нашел скромную однокомнатную квартиру в девятиэтажке на окраине Киева, недалеко от метро. Снял он эту квартиру за 5000 гривень в месяц, но уже к сентябрю, когда в Киев возвращаются студенты и начинается новый учебный год, цена аренды выросла до 6000 гривень в месяц. Причем коммунальные услуги в эту цену не входили.

Квартиру мой знакомый снял с минимумом мебели, стиральной машиной и холодильником. Ни посуды, ни постельного белья, ни одеяла с подушкой в его новом доме не было, все пришлось покупать. Даже веник, швабру и мусорное ведро нужно было купить свое. Вроде покупал самое дешевое, секондхенд опять же сильно выручил, но пара тысяч долларов, припасенные на черный день, ушли за два месяца.

И с тех пор арендная плата за квартиру, выросшая к настоящему времени до 8000 гривень в месяц, стала основной статьей расходов моего знакомого. Можно было, конечно, обосноваться не в столице, в провинции аренда жилья значительно дешевле, но там и с работой намного напряженней.

Квартира в Крыму, которую мой знакомый уезжая просто запер, так и пустует, сдавать ее в аренду, находясь в Украине и не имя возможности приехать в Крым, знакомый не рискует. Говорит, на слуху слишком много историй «отжима» понаехавшими из России мошенниками сдающихся в Крыму квартир. Друзей, которым можно доверить хотя бы на условиях оплаты коммуналки пожить в своей квартире, чтобы была под присмотром, в Крыму у него почти не осталось, все уехали. Таким образом использовать свою личную квартиру для получения дохода, чтобы затем из него оплачивать арендуемое жилье, у знакомого не получается.

Продать? Находясь в Украине сделать это очень трудно, к тому же законность такой сделки с точки зрения украинского законодательства нулевая. Хотя знакомого больше волнует другой вопрос – куда в случае продажи квартиры деть архив, семейные реликвии? Перевезти их на материковую Украину крайне затруднительно. Вот как, например, перевезти бабушкин шкаф? А выкинуть все и, оставшись без значимых только для него фамильных реликвий, начинать собирать мелочи, которые и составляют память поколений, с самого начала, как стало диким обычаем в советские времена, знакомый не хочет. Мой дед, говорит, с нуля уже начинал историю семьи, теперь меня хотят заставить, надоело.

Так что за четыре года мой знакомый только на аренду жилья потратил около двенадцати тысяч долларов, если считать в конвертируемой валюте. Плюс тысячи три долларов на обустройство. Итого пятнадцать. Деньги, которые он не потерял бы, не случись в его жизни «зеленые человечки». И это без издержек, неизбежных при поиске новой работы, при адаптации к новому городу, трат на восстановление пошатнувшегося из-за стресса здоровья.

И даже боюсь прикидывать, сколько еще предстоит подобных трат моему знакомому в будущем, ведь несмотря на его уверенность в возвращении Крыма, срок, когда это возвращение произойдет, мой знакомый, как и все мы, предсказать не берется.

Так что на сегодняшний день Россия, из-за действий которой (а именно из-за оккупации российскими войсками Крыма) мой знакомый вынужден был переехать на материковую Украину, по самым минимальным прикидкам должно ему около пятнадцати тысяч долларов. Именно Россия, а не Украина, даже если по вине украинских чиновников мой знакомый при переезде понес какие-то потери или испытал трудности и неудобства. Ведь при пожаре, к примеру, претензии за потерю дома и имущества предъявляют к поджигателю, а не к нерадивым пожарникам.

Ну и немного общей арифметики напоследок. Если эти пятнадцать тысяч долларов, потраченные моим знакомым за четыре года на аренду жилья и минимальное обустройство, умножить на количество покинувших Крым при аналогичных обстоятельствах граждан Украины, которые понесли, соответственно, такие же расходы, а этих «вынужденных переселенцев», по разным прикидкам, от пятидесяти до ста тысяч человек, то результат будет впечатляющим. От семисот пятидесяти миллионов до полутора миллиардов долларов должна выплатить Россия только уехавшим от оккупации крымчанам. А ведь есть еще несколько миллионов жителей Донбасса, покинувших свои дома в намного более трагичных обстоятельствах и по вине все того же северного соседа. Да и оставшиеся в оккупации на родной крымской земле граждане Украины могут посчитать суммы, потерянные исключительно из-за действий России.

Так что России нужно готовиться платить по счетам, потому что платить придется по любому. От законов истории никуда не деться, так же, как от законов физики. И деньги в перечне средств платежа еще далеко не самый тяжелый вариант.

А пострадавшим от действия агрессора нужно собирать доказательную базу для взыскания этих самых денег. Как мой знакомый, который нынче собирает в большой полиэтиленовый пакет все свои чеки и квитанции, чтобы в час «Х» было чем поддержать иск к России в международный трибунал.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Максим Кобза, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG