Доступность ссылки

«Закон не направлен против других языков». О законопроекте об украинском языке


Во время акции под Верховной Радой Украины в поддержку законопроекта «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Киев, 28 февраля 2019 года

В Верховной Раде Украины проходит второе чтение закон об обеспечении функционирования украинского языка как государственного. В парламенте предлагают сделать украинский язык обязательным для чиновников, а также в сфере обслуживания. В первом чтении закон приняли еще в октябре 2018 года, ко второму в него внесли более 2,5 тыс. поправок.

В октябрьском варианте, в частности, было указано, что «попытки введения в Украине официального многоязычия вопреки Конституции Украины… являются действиями, провоцирующими языковой раскол страны, межэтническое противостояние и вражду, направленными на насильственное изменение или свержение конституционного строя».

Один из разработчиков закона, координатор украинского движения «Простір свободи» Тарас Шамайда отмечает, что документ не направлен против других языков в Украине.

Вопреки мифам и страшилкам, закон не направлен против других языков
Тарас Шамайда

– В 1989 году был принят закон о языках в УССР, на то время довольно прогрессивный: он обозначил, что украинский – государственный язык. Но для независимого государства, конечно, он устарел. В 2012 году, когда проводилась промосковская политика, был принят одиозный закон Кивалова-Колесниченко, направленный на вытеснение украинского, на тотальную русификацию всех сфер жизни. После его отмены Конституционным судом образовался правовой вакуум, и его наконец заполняют нормальным законом о государственном языке. Его миссия – защитить право каждого гражданина получать любые услуги, информацию на государственным языке. При этом, вопреки мифам и страшилкам, закон не направлен против других языков. Эти вещи не нужно противопоставлять.

Тарас Шамайда отмечает, что в рабочей группе по подготовке законопроекта о государственном языке участвовали более двух десятков человек, которые более полугода разрабатывали обновленный текст.

– Есть еще миф, что этот закон перед выборами рассматривается, что он политический. Дело в том, что его авторство не принадлежит никакой партии, он не служит интересам какой-либо политической силы. Его инициировало гражданское общество, а формальными авторами выступают 76 народных депутатов из разных фракций. Этот закон в национальных интересах граждан Украины, и он выдвигает требования не к потребителям, а к тем, кто предоставляет услуги. Он предполагает, что после 2,5 года после его принятия каждое печатное издание должно будет иметь украиноязычную версию. Мы не должны повторять историю с Крымом, когда не уважали права украинцев. Украинский язык должен быть защищен, потому что следом за русским языком приходит российский контент, российская политика, потом – российские танки.

Народный депутат Украины Николай Княжицкий рассуждает, как скоро удастся принять законопроект.

Есть много людей, которые не хотят его принятия, оттягивают его, но я надеюсь, что все-таки сможем проголосовать
Николай Княжицкий

– Мне хотелось бы, чтобы мы его рассмотрели и проголосовали за него на следующей неделе, но произойдет это или нет, я не знаю – зависит от воли депутатов, от ситуации. Есть много людей, которые не хотят его принятия, оттягивают его, но я надеюсь, что все-таки сможем проголосовать. Шанс принять его до выборов есть, но есть и шанс не успеть. Мне бы хотелось, чтобы мы успели, но довольно много политиков считают, что лучше это сделать между первым и вторым туром или после второго. Мысли есть разные. Будем пытаться сделать так, чтобы закон приняли как можно быстрее. Депутаты обговаривают разные правки. Основной конфликт – между представителями «Оппозиционного блока», «Оппозиционной платформы – За життя» и авторами законопроекта. Эти политические силы вообще не хотели бы в Украине закона о государственном языке, потому делают все, чтобы этого не случилось.

Народный депутат из фракции «Оппозиционная платформы – За життя» Юрий Бойко выступает с резкой критикой закона:

«Есть проблема возможного принятия карательного закона, который называется благозвучно «О защите украинского языка», а на самом деле это закон, уничтожающий все другие языки национальных меньшинств в стране. Это карательный закон, и люди должны знать, что если он будет принят, а националистическое большинство в парламенте за него может и проголосовать, несмотря на все предупреждения европейских комиссаров, что это чисто предвыборная технология, разделяющий страну, раскалывающий ее – то тогда любой человек, разговаривающий на русском, на венгерском, на румынском, на другом языке становится объектом возможного уголовного преследования».

Николай Княжицкий утверждает, что закон предусматривает демократическое развитие всех языков коренных народов и национальных меньшинств в Украине.

– В законе нет уголовной ответственности за его нарушение, только административное наказание. К слову, в первом чтении закон был более жестким, чем в нынешней редакции. Я думаю, что будет принят демократический, но проукраинский закон.

Тарас Шамайда развеивает опасения насчет контроля над языком общения в Украине.

Закон вообще не регулирует использование любых других языков, для этого есть другие законодательные акты
Тарас Шамайда

– Кто на каком языке говорит, вообще не регулируется законом. Там в одной норме это четко указано: нет регулирования частного общения, религиозных обрядов. Он вообще не регулирует использование любых других языков, но для этого есть другие законодательные акты. Никакого раскола украинский язык, которые объединяет Украину, не может нести в принципе. Общество раскалывают как раз такие московские кандидаты, которые распространяют эту ерунду. Они затягивают принятие закона: «Оппозиционный блок» подал более тысячи идиотских поправок, которые не могут быть имплементированы в закон, потому что не касаются предмета регулирования.

Украинская писательница Лариса Ницой уверена, что закон о государственном языке слишком мягкий.

– Он настолько мягкий и толерантный, что он украинцам мало поможет. Например, статья про язык органов правопорядка: там написано, что с лицами, не разговаривающими на украинском, полиция может разговаривать языком, приемлемым для обеих сторон. Я считаю, что слово «лица» тут нужно заменить на «иностранные граждане», потому что под категорию «лица» подпадут все «ватники», все сепаратисты, которые будут рассказывать, что не понимают украинского. С какой радости полиция должна переходить на их язык? Это нонсенс, но в статье такое заложено. Я не предлагаю запрещать меньшинствам общаться на их языке, но я прошу усилить защиту украинского.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG