Доступность ссылки

«Не потерять связь с Крымом»: о чем рассказывают авторы украинско-крымскотатарского сборника «Крымский инжир. Демирджи»


В Киеве 28 октября презентуют новый сборник украинской и крымскотатарской современной литературы «Крымский инжир. Демирджи» – организаторы настаивают именно на таком написании. Онлайн-трансляция презентации будет проходить в 19:00 в Фейсбуке на страницах «Видавництва Старого Лева», «Крымского Дома» и Крым.Реалии.

Параллельно 31 октября заканчивается прием работ на текущий конкурс 2020 года: это тексты на украинском и крымскотатарском языках, в том числе художественные переводы. «Крымский инжир» проходит уже в третий раз, и его победителями становились в том числе крымские татары, которых на полуострове преследуют российские власти. О том, каким получился новый сборник и какие работы присылают авторы в этом году, в эфире Радио Крым.Реалии рассказывают один из составителей книги Алим Алиев, писательница и член жюри конкурса «Крымский инжир» Анастасия Левкова и поэтесса,, переводчица, победительница первого конкурса «Крымский инжир» Майе Сафет.

– Алим, почему новый сборник называется «Демирджи» и почему вы настаиваете именно на такое написании?

Мы хотим возвращать топонимам изначальные имена

Алиев: Первый экземпляр как раз приехал ко мне вчера вечером. Мы точно не хотели называть вторую антологию цифрой 2, хотели взять какое-то крымское аутентичное слово. Так я вспомнил слово «Демирджи», которое в советские времена было искажено написанием с буквой «е». Если взять этимологию, оно переводится с крымскотатарского как «кузнец», а именно такое название носит известная крымская гора – «Гора-Кузнец». Мы хотим возвращать топонимам изначальные имена.

– Что интересного в самом сборнике?

Это антология лучших текстов 2019 года, в нее входят произведения порядка 30 авторов

Алиев: Это антология лучших текстов 2019 года, в нее входят произведения порядка 30 авторов. Здесь очень много переводных текстов. Очень радует, что уровень и количество взаимных украинско-крымскотатарских переводов постоянно растет. Из украинской прозы здесь есть очень интересные тексты, когда, например, через крымскотатарские ковры рассказываются разные истории. В сборник включена также автобиографическая повесть Османа Арифмеметова, который сейчас находится в СИЗО по надуманным обвинениям российских силовиков. Здесь очень много поэзии, в том числе Сергея Синоптика – думаю, крымчане отлично поймут и прочувствуют это. Его стихи рассказывают о многом: начиная от движения маршруток в Симферополе, заканчивая игрой клуба «Таврия». Иногда для некрымчан все это нужно расшифровывать. Много поэзии и прозы на крымскотатарском языке. Многие тексты посвящены периоду оккупации, негативным изменениям. Кроме того, в этом сборнике у нас впервые переведены на крымскотатарский украинские авторы Юрий Издрык, Марианна Кияновская, Дара Корний и Сергей Жадан.

– Радиослушатели интересуются: как достать эту книгу в Крыму?

«Крымский инжир» для меня – один из механизмов сохранения и укрепления таких связей, интеллектуальных и смысловых линий между материком и полуостровом

Алиев: К сожалению, она не там будет продаваться, поскольку нет юридических возможностей это делать. Однако я точно знаю, что наши соотечественники приезжают из Крыма на материковую часть Украины, покупают книгу и везут к себе домой, дарят своим друзьям и родственникам. Это чем-то похоже на советские времена. Вообще, «Крымский инжир» для меня – один из механизмов сохранения и укрепления таких связей, интеллектуальных и смысловых линий между материком и полуостровом.

– Поддерживают ли как-то украинские власти издание этой книги?

Фестиваль и конкурс «Крымский инжир» в этом году поддерживает государственное предприятие «Крымский дом»


Алиев: Фестиваль и конкурс «Крымский инжир» в этом году поддерживает государственное предприятие «Крымский дом», за что я ему благодарен. Издание книги полностью взяло на себя «Видавництво Старого Лева», для них важно делать такие проекты в том числе коммерческими. Так люди могут купить эту книгу во всех магазинах страны. Она вышла тиражом в тысячу экземпляров – это на уровне среднего тиража в Украине. Надеюсь, запасы быстро иссякнут, и издательству придется допечатывать.

Алим Алиев
Алим Алиев

– Анастасия, о чем пишут авторы, которые подают работы на конкурс в этом году?

Несколько стихотворений в этом году посвящены памяти погибшего в Крыму мальчика Мусы Сулейманова

Левкова: В целом темы за три года не меняются. Во-первых, это депортация крымских татар, причем украинцы тоже об этом пишут, и все активнее. Видно, что авторы очень хорошо осведомлены. Во-вторых, много пишут про аннексию, и очень по-разному: про невозможность приехать туда, или же про связанные с этим сложности, про ощущение потери. В этом году нам также приходят интересные абсурдистские тексты про российские суды. Один из них, за авторством Османа Арифмеметова, в прошлом году победил: он описывает весь процесс от задержания до того, как он оказался в СИЗО Ростова-на-Дону. В этом году мы получили абсурдистский юмористический текст про российский суд и про принудительное помещение в психиатрическую больницу, а другой – на ту же тему, но очень серьезный. Несколько стихотворений в этом году посвящены памяти погибшего в Крыму мальчика Мусы Сулейманова. Есть исторические тексты, посвященные сотрудничеству крымских татар и украинских гетманов – например, про Конотопскую битву. Это все в основном произведения на украинском, а на крымскотатарском нам присылают гражданскую патриотическую лирику. То есть главных тем немного, но подают их авторы очень по-разному.

– Спасибо. Алим, а в этом году есть тексты от крымских татар, находящихся в российском заключении?

Алиев: Да, как минимум один, я знаю это от адвоката. Я думаю, что нам придется продолжить традицию номинации «Слова свободы» и в этом году – в ней как раз отмечают политзаключенных. До сих пор примерно сотня наших соотечественников находятся в тюрьмах и СИЗО России и Крыма. Для меня это на самом деле один из феноменов нынешних времен, когда свободные духом люди в заключении находят силы и вдохновение, чтобы писать оттуда тексты на конкурс «Крымский инжир». Сервер Мустафаев сочинял поэзию на крымскотатарском языке – это воззвание к народу не забывать свои корни, принципы и ценности, оставаться самим собой. То же во многом касается людей, которые находятся в Крыму во время эпидемии коронавируса – ведь ситуация там уже приближается к гуманитарной катастрофе.

– Майе, какие у вас наблюдения по работам этого года?

Сафет: Одно из лидирующих мест занимает гражданская лирика: преданность земле, народу, любовь к родине. Вторая популярная тема – депортация, поскольку это наша боль, наша травма, это нужно выговорить и выплакать. Естественно, авторы пишут и о современных реалиях, о человеке в этих непростых условиях: как он все переживает, какой он путь выбирает, как осознает себя? Тема любви тоже присутствует, причем и реальной, и, я бы сказала, любви космической. Авторы также актуализируют тему крымскотатарской диаспоры за рубежом, что тоже очень хорошо. Так мы перекидываем мостики между частями нашей разбросанной по миру крымскотатарской культуры. В первом сборнике можно было прочитать о крымских татарах в Румынии, во втором – о крымских татарах в Болгарии. Ну и есть очень хорошие, позитивные, светлые детские стихи и сказки.

– Спасибо. Алим, растет ли количество участников и интерес к конкурсу?

Алиев: Наша ментальность такова, что люди присылают работы в последние дни, в последние недели, и сейчас это тоже происходит – но динамика меньше, чем в прошлом году. Я связываю это с пандемией. Часть авторов, которые прошли в финал в прошлом году, к сожалению, заболели, и это очень влияет на творческую работоспособность. Тем не менее мы призываем поэтов, писателей, переводчиков присылать свои работы. Это важно в первую очередь для будущих поколений, которые хотят не потерять связь с Крымом и через литературу понимать, что происходит на полуострове.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG