Доступность ссылки

«Образ мученика» для Януковича: о чем говорит приговор беглому президенту Украины


Участник Евромайдана разрывает портрет Виктора Януковича. Киев, ноябрь 2013 года

Оболонский районный суд Киева заочно приговорил к 13 годам лишения свободы бывшего президента Украины Виктора Януковича, бежавшего в Россию. Его признали виновным в государственной измене и пособничестве в агрессивной войне. Суд отклонил обвинение политика в пособничестве в умышленных действиях, совершенных с целью изменения границ территории и государственной границы Украины.​

Основанием для обвинения послужило письмо бывшего украинского президента, написанное 1 марта и зачитанное 3 марта 2014 года на заседании Совета безопасности ООН представителем России. В нем Янукович обращался к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой защитить "жизнь, безопасность и права людей, особенно на Юго-Востоке и в Крыму" для "восстановления законности" в Украине с применением вооруженных сил Российской Федерации. Это письмо стало для Москвы формальным поводом​ при аннексии Крыма и начале вооруженной поддержки сепаратистских движений на Донбассе (последнюю Кремль упорно отрицает).

Дело о госизмене начали рассматривать в Киеве весной 2017 года. Януковича судили заочно, он ни разу не выступил в суде даже по видеосвязи, а сказать последнее слово отказался, не выйдя на связь. Отбывать наказание за решеткой он, вероятно, не будет, так как находится в России, которая вряд ли удовлетворит запрос об экстрадиции экс-президента.

Адвокаты бывшего украинского президента считают, что суд встал на сторону обвинения, посчитав его вину доказанной. Один из защитников Януковича в суде Александр Байдык назвал его преследование политически мотивированным.

Одно из заседаний суда по делу о госизмене Виктора Януковича
Одно из заседаний суда по делу о госизмене Виктора Януковича

Накануне оглашения приговора генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил, что следствие собрало все необходимые документы, которые помогут предъявить обвинения подозреваемым в расстреле людей в феврале 2014 года на Майдане Независимости в Киеве. По словам Луценко, следствие и независимые эксперты видят связь между действиями тогдашних президента Виктора Януковича, министра внутренних дел Виталия Захарченко и ряда других высокопоставленных чиновников силовых структур.

Адвокат родственников погибших и раненых во время протестов в Киеве пять лет назад Виталий Тытыч называет "фарсом" завершившийся в Киеве процесс. Он обращает внимание на нарушения, которые были допущены во время рассмотрения дела, и ожидает, что за этим решением последует не одна апелляция:

​– Все, что происходило в Оболонском суде, имеет очень мало общего с процессуальным законом и правосудием. Поэтому украинское общество и международное сообщество не получили того, чего ожидали. Мы надеемся вернуться к теме реальной государственной измены гражданина Януковича и группы его соучастников после смены власти в Украине, смены, соответственно, и генерального прокурора, которому будет действительно интересно исследовать все обстоятельства очень длительной деятельности организованной преступной группы, системно даже не с 2010 года, а гораздо раньше действовавшей в интересах сопредельного государства, разрушавшей обороноспособность, информационную безопасность Украины, ее экономическую безопасность, при этом лично обогащаясь. Есть огромное количество материалов, которые не стали материалами этого уголовного процесса. В нем рассматривался фактически один эпизод, даже не эпизод, а способ совершения основных преступлений – обращение к Путину. Оно интересно для каких-то пиар-картинок, но в уголовном процессе это даже не 0,1 процента от того, что должно было инкриминироваться.

– Не могли бы вы подробнее рассказать о том, что вас как адвоката погибших и раненых на Евромайдане смущает в этом процессе?

Виталий Тытыч
Виталий Тытыч

– Очевидно, что процессуальные нарушения дадут возможность говорить о факте политического преследования. И защита постоянно это и говорит, превратив уголовный процесс в политическую трибуну. По этому приговору Янукович сидеть точно не будет. Даже наоборот, этот приговор будет использован защитой для того, чтобы минимизировать риски для своего клиента, чтобы его когда-либо вообще подвергали юридическим процедурам за пределами Украины. То есть адвокаты пытаются создать для своего клиента условия для получения статуса политически преследуемой фигуры. И, таким образом, исполнение решения украинского суда будет невозможно в любой, даже дружественной к нам юрисдикции.

Аннексия Крыма: российские военнослужащие патрулируют аэропорт Симферополя. 28 февраля 2014 года
Аннексия Крыма: российские военнослужащие патрулируют аэропорт Симферополя. 28 февраля 2014 года

– А сам факт обращения к России за помощью с юридической точки зрения действительно нарушает закон?

– С юридической точки зрения – это ни о чем. Янукович на тот момент – просто гражданин. Тут надо определиться: в момент написания данного письма гражданин Янукович добровольно освободился от исполнения обязанностей, ему дали команду из Москвы, и он решил прекратить выполнять свои обязанности президента Украины. Сегодня мы даже не можем утверждать, был ли он гражданином Украины как таковым. Вот интересный вопрос, который тоже надо бы исследовать. Может, он уже давно имеет, как и большинство наших государственных деятелей, двойное, тройное гражданство? Поэтому написание этого письма, даже при всех обстоятельствах, которые есть, – это скорее способ совершения преступления, а не само преступление. Я считаю, что Янукович совершал такие уголовно наказуемые, противоправные действия довольно длительный период с группой соучастников. Но разве можно инкриминировать ему письмо как единственное доказательство его государственной измены?

– Вы утверждаете, что нынешний приговор приведет к тому, что Янукович не сможет привлекаться к ответственности в других юрисдикциях. Что вы имеете в виду?

– Преступления совершены в Украине, потерпевшие находятся в Украине, и государство потерпевшее – Украина, поэтому это ее юрисдикция. Это государство должно провести расследование и передать дело по результатам в суд, и если суд определит наказание, – тогда есть международные договоры о правовой помощи. Украина – страна, подписавшая множество международных договоров, и она может требовать как минимум экстрадиции или выполнения приговора, вынесенного украинским судом, реализации его на территории других государств. По международным договорам, выполнение решений украинских судов будет рассматриваться судами или соответствующими компетентными органами других стран, и один из важных вопросов – соответствует ли судебный процесс, который был проведен, требованиям международных конвенций, нет ли здесь признаков политического преследования. Если такие признаки будут установлены, то решения украинских судов и других компетентных органов исполняться не будут. Примеров этого сейчас есть множество: ни Януковича, ни членов его команды, ни даже "беркутовцев", которые совершили насильственные преступления, нет в базе Интерпола, Интерпол отказывает в этих действиях, указывая, что он видит тут политическую составляющую.

– Имели ли право Януковича судить без его присутствия в зале суда, заочно?

– Сама процедура такая есть, наше законодательство ее предполагает. Другой вопрос – качество этого законодательства. Конечно, оно очень низкое. И наши предложения пятилетней давности – проект закона по приведению законодательства в соответствие с международным, чтобы уменьшить риски, были заблокированы, в том числе Генеральной прокуратурой, с которой мы вместе разрабатывали эти процессы. Та процедура, которая есть, не выполнена судом.

Раненый во время стрельбы на Евромайдане 20 февраля 2014 года
Раненый во время стрельбы на Евромайдане 20 февраля 2014 года

– На днях генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что раскрыты все преступления, совершенные на Евромайдане, что речь идет о 15 тысячах подозреваемых, и что вот это дело, довольно важное для Украины, идет к концу. Можете ли вы подтвердить это, как адвокат семей погибших, и рассказать, на какой стадии сейчас находится рассмотрение?

– Что говорит этот человек, это его проблемы, ему за это и отвечать. Я не могу о 15 тысячах говорить, я могу говорить о тех конкретных делах, конкретных эпизодах, в которых я представляю потерпевших. Если обобщать, то на сегодняшний момент мы видим единственную позитивную перспективу – это дело о террористическом акте, дело о расстрелянных 20 февраля. Пятеро непосредственных исполнителей в суде, два года уже идет процесс, и это единственный уголовный процесс в Украине, который максимально, насколько возможно у нас, соответствует уголовно-процессуальному процессу. Мы надеемся, что он разрешится объективными результатами. Сейчас в суде наступает момент истины, пройдя который, допросив определенных свидетелей, изучив определенные документы, будет минимирована возможность спекуляций на теме Майдана. В России это будут делать и дальше, другое дело, что тут уже в категорию доказательств, исследованных судом, перейдет очень важная информация, которая даст более полное понимание того, что происходило, почему это был именно террористический акт, а не просто какое-то превышение полномочий, кто инициировал это, и почему это произошло.

– Для семей погибших во время Евромайдана приговор Януковичу не является достаточной сатисфакцией – по сравнению с осуждением бойцов "Беркута", которые непосредственно стреляли в протестующих. Я правильно понимаю?

– Нет, неправильно. Есть кадры, когда мы пытались во время заседаний суда "беркутовцев", скажем так, вразумить. Они получили сейчас гарантии из Москвы, им оплачивают пребывание в СИЗО, фактически они на зарплате там отдыхают, содержат их семьи, оплачивают адвокатов и гарантируют им, что они не понесут наказание. В конце концов, вы помните, что их обещали обменять, и Путин каждый день захватывает заложников, чтобы иметь большой обменный фонд. Но тем не менее, мы им говорили, что мы их не выпустим отсюда. Их преступление предусматривает высшую меру наказания, если они не сдадут заказчиков, или, по меньшей мере, не повторят показания, которые они давали во время задержания. Они колебались в этот момент, даже родители убитых, мать одного из них говорила: "Скажи, какие тебе давали приказы, и я тебя прощу и буду тут в суде тебя защищать, чтобы тебе минимальный срок дали". Нас интересуют, как и в любом преступлении, заказчики и организаторы. Это основной интерес и потерпевших, и общества. Поэтому гражданин Янукович, которого я рассматриваю исключительно как организатора высокого уровня, конечно, интересен для нас.

Бойцы подразделения "Беркут" в Киеве, декабрь 2013 года
Бойцы подразделения "Беркут" в Киеве, декабрь 2013 года

В этом производстве сейчас знакомятся с материалами дела, и там Янукович является одним из обвиняемых. И если дело дойдет до суда, я думаю, мы не дадим его превратить в такой же фарс, какой они устроили в Оболонском суде. По результатам этого процесса можно будет пробовать Януковича ловить в других юрисдикциях. Это единственное, что вызывает мой интерес к тому суду над Януковичем, который сейчас происходит. Ведь благодаря таким фейковым процессам Янукович фактически легализируется в международном юридическом сегменте, ему создается образ мученика и политически преследуемого лица, – рассказал адвокат расстрелянных и раненых во время протестов на Евромайдане Виталий Тытыч.

Бывший президент Украины является подозреваемым и по другим делам, связанным с событиями во время Евромайдана. Речь идет не только о расстреле участников массовых митингов в Киеве, но и о незаконном владении имуществом, и экономических преступлениях. Эти дела находятся на стадии следствия.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG