Доступность ссылки

Макрону нужна победа, и эту ситуацию Путин хочет использовать ‒ мировая пресса


Встреча в киевском аэропорту «Борисполь» 35 узников Кремля, которые прилетели из Москвы. 7 сентября 2019 года

В международной прессе появилось много комментариев после субботнего обмена удерживаемыми гражданами между Украиной и Россией. Также пишут о расследовании, инициированном в США конгрессменами-демократами относительно возможного давления на Украину со стороны Белого дома, чтобы Киев помог президенту Дональду Трампу избраться на второй срок. Также есть публикации о раскладе сил в мировом православии, в частности через призму церковной ситуации в Украине.

Агентство Bloomberg содержит колонку своего обозревателя Леонида Бершидского под заголовком: «Украина и Россия наконец-то готовы говорить о мире», а подзаголовок звучит так: «Долгожданный обмен удерживаемыми показал, что они [Украина и Россия] готовы к сделке относительно выборов на Донбассе».

В статье говорится, что обмен «35 на 35» очень контрастировал, ведь в Киеве украинцев встречала в аэропорту эмоциональная толпа родственников и журналистов, а также президент Владимир Зеленский, охранников которого отодвинули в сторону в этой хаотичной сцене. Зато в Москве бывших удерживаемых посадили в автобус без всякой церемонии, а некоторых из них ожидают месяцы допросов со стороны спецслужб...

Но, пишет автор, Зеленский и [президент России Владимир] Путин отдали что-то ‒ или кого-то ‒ важного при обмене.

Украина отдала Владимира Цемаха, который, возможно, имеет ценную информацию о сбивании МН17. Россия настаивала на включении Цемаха в обмен, что отложило процесс на неделю, так как Зеленский дал возможность нидерландским следователям допросить этого свидетеля. «Россияне сейчас наверное спрячут Цемаха, украинского гражданина, от голландцев», ‒ пишет Бершидский.

Это двойной сигнал от Зеленского: во-первых, это означает, что он ‒ в отличие от своего предшественника Петра Порошенко ‒ готов к политическим пожертвованиям ради освобождения конкретных украинцев. Во-вторых, это говорит Путину и западным посредникам на переговорах по Восточной Украине ‒ президенту [Франции] Эммануэлю Макрону и канцлеру [Германии] Ангеле Меркель ‒ что восстановление мира является его приоритетом.

«Избранный на обещании положить конец войне, Зеленский имеет достаточно поддержки, чтобы прибегать к шагам, которые сторонники Порошенко видят как прямую измену, и это создает условия для компромисса с Москвой», ‒ отмечает автор колонки агентства Bloomberg.

Но не только Зеленский пошел на компромисс.

«Путин отдал Олега Сенцова, кинорежиссера, которому дали 20 лет заключения в 2015 году... Его пятимесячное голодание в тюрьме в прошлом году привлекло международное внимание, сделав его известным украинским заключенным в России. Путин явно удерживал Сенцова для обмена, который, собственно, был бы значимым», ‒ читаем в статье.

Причиной, почему Путин, похоже, верит, что пришло время для обмена, является то, что Макрон стал необычно активным в попытках сблизить позиции сторон. В последние месяцы французский президент играет более важную роль в глобальных делах: взял на себя лидерство в ЕС, был хозяином саммита G7 в непривычно для себя агрессивной роли, пытается уладить кризис в отношениях Ирана с Западом и сказал Путину, что готов работать над европейской системой безопасности, включающей Россию.

«Макрону нужна победа, и эту ситуацию российский лидер хочет использовать», ‒ пишет автор.

Как отмечает Бершидский, в воскресенье состоялся телефонный разговор между Путиным и Макроном, и Украина была главной темой.

Путин предлагает для достижения мирного соглашения «письменное подтверждение» так называемой «формулы Штайнмайера», которую в 2016 году предложил тогдашний глава МИД Германии: прекращение огня, вывод всех российских войск с удерживаемых сепаратистами территорий, потом местные выборы для легитимации администраций под властью Киева, но с существенной автономией. А после таких выборов Украина взяла бы контроль над своим восточным рубежом с Россией.

«Зеленский не скован упрямой позицией предыдущей администрации, и он имеет мандат на переговоры по соглашению. Это снова вводит в игру формулу Штайнмайера... Для Путина требование автономии для региона является красной линией. Политически невозможно для него позволить Украине ‒ унитарному государству, а не федерации ‒ получить полный контроль (над Донбассом). Его заявленный мотив поддержки сепаратистов ‒ защита русскоязычного населения региона от националистического проекта Киева», ‒ отмечает Бершидский.

Автор добавляет: «Возможно, однако, что свободные выборы дадут мандат лидерам, которые в действительности не хотят пророссийской автономии и быстро обменяют ее на международные инвестиции в восстановление разрушенного войной региона».

Бершидский приводит данные недавнего опроса Центра восточноевропейских и международных исследований в Берлине, проведенного с обеих сторон контактной линии на Донбассе: и на контролируемых сепаратистами территориях, и на территориях, подконтрольных правительству Украины, нет большинства за автономию.

Влиятельная американская газета The Washington Post пишет о расследовании Демократической партии США относительно того, имело ли место давление на Украину со стороны президента-республиканца Дональда Трампа и его адвоката Рудольфа Джулиани, чтобы она помогла Трампу избраться на президентский пост в 2020 году.

Расследование было начато девятого сентября, и в письмах к Белому дому и Госдепартаменту конгрессмены-демократы называют действия Трампа и Джулиани «усилиями по запугиванию украинского правительства, чтобы то начало два политически мотивированных расследования под видом антикоррупционной деятельности».

Одно расследование должно было помочь Полу Манафорту, находящемуся в тюрьме за незаконный лоббизм и финансовое мошенничество, а второе расследование должно было касаться бывшего вице-президента Джо Байдена, планирующего бросить вызов Трампу на следующих выборах.

«С приближением выборов-2020 президент Трамп и его личный юрист, похоже, усилили давление на украинское правительство и правоохранительную систему для услуг избирательной кампании президента Трампа, Белый дом и Государственный департамент, возможно, побуждают (Украину) к этому», ‒ написали главы трех комитетов Палаты представителей Конгресса ‒ по вопросам разведки, внешних связей и контроля за деятельностью силовых структур, указывая, в частности, угрозу Трампа приостановить выделение 250 миллионов долларов помощи Украине в ее длительной борьбе против поддерживаемых Россией сепаратистов.

Главы этих комитетов также потребовали от Белого дома и Госдепартамента до следующего понедельника предоставить всю документацию и переписку относительно Манафорта и сына Байдена, Хантера Байдена, который в прошлом имел отношение к украинской энергетической компании «Бурисма».

Демократы в США также хотят иметь доступ к корреспонденции, связанной с Сергеем Лещенко, раскрывшим информацию о платежах Партии регионов Манфорту, экс-генпрокурором Юрием Луценко и Андреем Ермаком, помощником президента Зеленского, с которым разговаривал Джулиани.

Также, как пишет The Washington Post, демократы хотят иметь полную расшифровку и список присутствовавших во время телефонного разговора Трампа с Зеленским, который состоялся 25 июля.

Британский журнал The Economist поместил статью под названием «Становясь на какую-то сторону в битвах Православной церкви за Россию и Украину».

По мнению издания, «конфликты внутри славянского православия имеют некоторые странные побочные эффекты».

Только год прошел с момента, как Московский патриарх Кирилл поехал в Стамбул для последней попытки отговорить другого православного иерарха, Вселенского патриарха Варфоломея, признать независимую церковь в Украине.

Согласно расшифровке разговора, утечка которой произошла, Кирилл утверждал, что «россияне и украинцы являются одним народом», а украинская власть нелегитимной. «Увидев, что хозяин встречи, являющийся «первым по чести» в православном мире, не согласился, россиянин (Кирилл) покинул встречу разъяренным», ‒ пишет журнал.

С того времени, а главное ‒ с момента предоставления томоса в январе, отношения между двумя патриархатами ухудшились: епископы в Москве называют это самым большим расколом в христианстве за несколько веков.

«Это превратилось в глобальное соревнование за влияние на примерно 200 миллионов православных христиан», ‒ отмечает журнал, указывая, что это получило отголосок седьмого сентября в Париже, который после большевистской революции 1917 года превратился в центр русской теологии.

«То, что произошло в Париже, парадоксально. Из двух главных полюсов в православном мире Вселенский патриархат считают более западно-ориентированным. Его выживание как христианского анклава в мусульманской Турции зависит в определенной степени от защиты со стороны западных правительств религиозных свобод. Его московский визави последние годы сблизился с российским государством», ‒ отмечает издание.

А в Париже группа православных христиан пошла на уход от Вселенского патриархата и сближение с Москвой, когда 104 голосами против 75 было проголосовано за переподчинение Московскому патриархату ‒ пусть и с правами широкой автономии ‒ хотя для правового решения нужно было большинство в две трети голосов.

«Для многих обозревателей одна вещь ясна. Время, когда значительная часть православных христиан на Западе, которые были верны русским духовным традициям, но сопротивлялись московской власти и жили более или менее комфортно, управляя собственными делами, подходит к концу», ‒ отмечает The Economist.

Это не последняя схватка между двумя патриархатами. Несколько недель назад Элладская церковь сделала шаг к признанию Православной церкви Украины. Это достижение патриарха Варфоломея, говорит журнал.

В самой Украине, где раньше церковные споры могли спровоцировать новую войну с Россией, все, как ни странно, стабильно: независимая церковь и подчиненная Москве, каждая имеет где-то по 10 тысяч парафий, и только в нескольких парафиях есть споры относительно подчинения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG