Доступность ссылки

Atlantic Council: «Масштабная война с Украиной может разрушить Россию»


©Shutterstock

Хотя эскалация конфликта невыгодна России, действия Кремля непредсказуемы и полностью зависят от желаний Путина, говорится в статье Atlantic Council. Автокефалия Киева привела к конфликтам на святой горе Афон, популярной среди православных паломников-бизнесменов, пишут в газете The Guardian. А в Deutsche Welle обсуждают политическую составляющую томоса для Украины и раскол православных церквей из-за роли РПЦ.

Россия могла бы захватить большую часть Украины несколько лет назад, но такой сценарий невозможен сейчас, убеждает профессор Александр Мотыль в статье для американского аналитического центра Atlantic Council. Масштабная атака на Украину теперь не приведет к желаемому результату ‒ России не удастся получить быструю победу, на агрессию будет жесткая реакция Запада и военная поддержка Украины, а также последующий упадок экономики и изоляция от мировой банковской системы.

Несмотря на возможные последствия, Владимир Путин будет действовать так, как выгодно ему в строго определенный момент, уверен Мотыль, поэтому сложно предугадать дальнейшие действия Кремля. «Как следствие, мы не можем отбросить вероятность массового вторжения России в Украину ‒ как из-за тревожно высокого количества российских войск и танков вдоль украинской границы, так и из-за непредсказуемости и склонности Путина к ошибкам, ‒ пишет эксперт. ‒ Вторжение не имеет смысла для России, и поэтому вполне возможно для Путина».

Меньшие провокации и угрозы также возможны. Впрочем, оба варианта имеют одинаковую цель ‒ отвлечь россиян от внутренних проблем. Экономические и политические вызовы уже тяготят даже самых больших энтузиастов, поддерживающих Путина, аннексию Крыма и войну на востоке Украины. По мнению Мотыля, путинская Россия нестабильна, потому что его власть опирается на ситуативных союзников ‒ внутренний круг ближайших соратников, людей со схожими интересами, олигархов и организованную преступность. Уже сейчас этот круг сужается, а насущные проблемы растут.

«Неспособная к инновациям экономика застоя... не может поддерживать активную внешнюю политику вмешательства. Поэтому Россия, как и СССР, является хрупким, слабым и перегруженным государством, которому надо только определенное потрясение. Масштабная война с Украиной может стать именно таким шоком», ‒ продолжает автор.

Имея такого непредсказуемого соседа, Украина должна понимать ‒ даже если Путину невыгодно атаковать или продолжать конфликт на востоке, это не значит, что враждебность просто прекратится. «Украина должна оставаться вооруженной... и никогда не доверять Путину, однако быть всегда начеку, чтобы достичь соглашений, которые можно выполнить, ‒ заключает эксперт. ‒ Она также должна делать то, что успешно делала последние четыре года ‒ продолжать реформы, экономически расти и оставаться демократической. Западные демократии должны беспрекословно поддерживать Украину как единственную вещь, которая стоит между ними и иррациональностью Путина и развалом России».

Между тем, независимая украинская церковь привела к конфликтам на святой горе Афон, пишет обозреватель британской газеты The Guardian. Православные монахи, которые должны стоять в стороне от политики и избегать отношений с внешним миром, часто этого не делают. Присутствие российских бизнесменов и финансирования в регионе и в Греции влияет на общественное мнение ‒ и многие православные монахи открыто поддерживают РПЦ, патриарха Кирилла и Путина.

«Нетрудно заметить, что не все монахи живут в изоляции с внешним миром. Отец Александр из Луганска надевает оранжево-черную «георгиевскую ленточку», символ сепаратистов, поддерживаемых Россией», ‒ пишет журналист. Он описывает историю монаха, покинувшего Афон, когда началась война на востоке, чтобы помогать сепаратистам сбивать украинскую военную авиацию.

Большинство монахов, однако, поддерживает Константинопольского патриарха, а к российским воздействиям на полуострове они уже привыкли ‒ из-за постоянного присутствия здесь российских денег еще с царских времен. Противоречия между монахами из-за украинской автокефалии не идеологические, а финансово мотивированные. Журналист цитирует одного из монахов: «Просто есть монахи, любящие российские деньги», ‒ объясняет он поддержку, которую находит Россия среди части монахов.

Российское влияние заметно не только на Афоне, но в Греции в целом. Россияне покупают бизнес или создают экономические и политические сети на местах, чтобы увеличить свою роль в стране. Обозреватель цитирует Джеффри Пайетта, посла США в Греции (до этого ‒ в Украине), который проводит параллели между российской тактикой в обеих странах: «[Россияне] не имеют того же влияния в Греции и в Украине, но методы те же», ‒ говорит он.

Сейчас российские бизнесмены в растерянности ‒ патриарх Кирилл запретил россиянам принимать святое причастие на Афоне. Он также назвал всех священников, благословляющих Константинопольского патриарха, схизматиками. Впрочем, присутствие российского православия остается значительным ‒ в 2016 году Путин даже посетил святыню и один из монастырей, где большинство монахов ‒ россияне.

В немецком ресурсе Deutshce Welle обсуждают, как российское правительство использует РПЦ для своих целей. Журналист расспросил профессора и эксперта по православию Рудольфа Прокши о значении украинского томоса для всех православных церквей и дальнейшем расколе восточного христианства.

«Конфликт очень политизирован, ‒ объясняет эксперт. ‒ Украинская христианская церковь, которая является очень православной и вполне может быть независимой, была официально присоединенной к РПЦ». Профессор добавляет: раньше Петр Порошенко неоднократно обращался в Константинополь, чтобы там предоставили Украине автокефалию, но безрезультатно. Все изменилось после ухудшения отношений между Константинопольским и Московским патриархами. Отсутствие РПЦ на Всеправославном соборе на Крите в 2016-м и аннексия Крыма только ухудшили ситуацию.

По мнению профессора, уровень влияния Кремля на РПЦ впечатляет. «Для многих россиян Путин ‒ «защитник российских традиций и интересов», ‒ говорит Прокши. ‒ Для многих он также стал «защитником веры». Эксперт объясняет: таким образом президент России дистанцирует себя от Запада.

Прокши добавляет: дальнейший раскол православия возможен из-за позиции РПЦ, и он существенно повлияет на восточное христианство. «Россияне уже покинули все, что происходит под руководством Вселенского патриархата, ‒ заключает он. ‒ Если Московский патриархат не будет принимать участия в важных вселенских переговорах, это означает, что Католическая церковь будет общаться не с Православной церковью, а отдельными национальными православными церквями».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG