Доступность ссылки

Atlantic Council: ​​«Зеленский сеет смятение и создает еще один шанс для перемен»


©Shutterstock

Первое поколение, уже выросшее при существовании независимой Украины, все больше определяет свои позиции в обществе и требует изменений. Одним из его голосов, с которым знакомит польское издание Tygodnik Powszechny, является рэперша Алена Алена. «Мое поколение начинает свое движение, мы переворачиваем страницу старую», ‒ обращается она ко всем, кто хочет перемен. Atlantic Council рассуждает о том, что общественный спрос на изменения в Украине слишком мощный, поэтому его нельзя игнорировать, и о том, что именно должен делать президент Зеленский, чтобы выполнить свое обещание об изменениях. А издание Times пишет о преследовании и репрессиях против крымских татар в аннексированном Россией Крыму и о страхе этих людей перед повторением истории, начало которой заложил Сталин.

«Крымскотатарское меньшинство опасается, что история ‒ на фоне арестов и преследований со стороны российских сил ‒ повторяется» ‒ под таким заголовком издание Times публикует статью о преследовании крымских татар в аннексированном Россией Крыму.

Репрессии против мусульман, связанных с исламистской организацией, имеют параллели со сталинской чисткой в 1940-х годах, пишет Ханнаг Лусинда Смит в репортаже из Симферополя. На примере нескольких отдельных семей, подвергшихся преследованию со стороны нынешней власти контролируемого Россией полуострова, автор статьи приводит данные: сейчас в российских тюрьмах находятся 86 крымских татар, ожидающих судебного разбирательства по обвинению в связях с «Хизб ут-Тахрир», международной исламистской организацией, которая легальна в Украине, но с 2003 года ее классифицируют в России как «террористическую». Более десятка стран по всему миру не признают ее, одновременно «Хизб ут-Тахрир» является законной в том числе и в Великобритании, отмечает автор.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Жена одного из задержанных российскими спецслужбами крымского татарина рассказывает, как ее мужа люди в масках повалили на землю перед тем, как начать обыск в доме.

«Их было более чем 20 мужчин, некоторые из них из спецподразделений, некоторые из ФСБ, ‒ рассказала 41-летняя Гульнара Адилова о событиях, которые произошли 6 недель назад. ‒ Когда я попросила их показать документы, я увидела, что у них есть длинный список людей, которых они арестовывали в этот день».

49-летний Билял Адилов был среди двух десятков других крымских татар, задержанных 29 марта, ‒ мусульманского меньшинства, составляющего около 12 процентов от 2 миллионов населения Черноморского полуострова, аннексированного Россией пять лет назад.

Жена Адилова настаивает на том, что Билял никогда не был связан с «Хизб ут-Тахрир», но с ним расправились из-за того, что он высказывался о предыдущих арестах и был общественным оппонентом аннексии Крыма.

«Они знали его, потому что он был блогером, он всегда ходил на чужие судебные заседания, а они не любят активных людей, ‒ сказала она. Мы не ожидали ничего от России. За эти пять лет мы никогда не спали спокойно».

Сейчас четверо крымских татар были осуждены, им вынесли приговоры на 15 лет, потом увеличили до 17 лет. Судебные процессы проводятся в закрытых судах, а основные доказательства предоставляют тайные свидетели.

За организацию деятельности «Хизб ут-Тахрир» в России предусмотрено наказание до пожизненного заключения; за продвижение идей или членство в организации ‒ до 20 лет тюрьмы.

Крымскотатарские активисты, которым запрещено проводить несанкционированные митинги, согласно строгим российским законам об общественных собраниях, организовали серию синхронизированных одиночных протестов, но их также задержали, хотя позже освободили без предъявления обвинения.

Отец Гульнары Адиловой, 83-летний Сервие, был семилетним, когда в 1944 году происходила сталинская депортация крымских татар с полуострова. Он одним из первых вернулся в Крым, когда СССР развалился. Он все еще пытается говорить о том, что произошло ‒ и снова боится худшего.

«Я помню, как солдаты постучали в дверь и дали нам 15 минут, чтобы подготовиться, ‒ говорит он о событиях 75-летней давности. ‒ Я узнаю то, что происходит сейчас. Это запугивание».

«Зеленский сеет смятение и создает еще один шанс для перемен» ‒ статью с таким заголовком печатает издание Atlantic Council.

Владимир Зеленский может быть популярным среди украинцев, но он получает откровенно недружественное отношение от своей политической элиты. У нового президента Украины мало друзей в парламенте и правительстве, пишет обозреватель из Вашингтона Оксана Бедратенко. Автор приводит примеры: через несколько дней после вступления в должность Зеленский потерпел поражение в Раде, поскольку парламент не рассмотрел его законопроект о новом избирательном законе. Рада не имела голосов, чтобы поставить на повестку дня президентский законопроект, несмотря на то, что Зеленский утверждает, что законопроект является результатом компромисса между парламентскими фракциями. [...] Но без поддержки со стороны Верховной Рады и правительства Зеленский не имеет никакого рычага, чтобы продвинуть свою политическую программу. Зеленский, по мнению автора, требует быстрых побед, чтобы продемонстрировать их перед парламентскими выборами, особенно учитывая недостаток своего опыта как президента.

Автор обращает внимание на то, что беспорядок в политической элите Украины, похоже, имеет одно важное исключение: экономические эксперты продолжают удерживать форт. Руководитель Центрального банка Яков Смолий и министр финансов Оксана Маркарова также пообещали продолжить свою политику, которая помогла стабилизировать экономику после кризиса 2014 года, спровоцированного агрессией России. Курс макростабильности, реализуемый в соответствии с рекомендациями МВФ, демонстрирует обеспечение независимости Центрального банка и соблюдение жесткой монетарной и фискальной политики. Это привело к снижению уровня инфляции и относительно стабильному обменному курсу, а также способствовало росту ВВП и сделало Украину приемлемой для международного кредитования.

Сохранение этого курса является чрезвычайно важным, и то, как новый президент Украины выбирает свою экономическую политику, будет определять успех его политики, пишет автор статьи.

Позиция Зеленского по МВФ является, по ее мнению, еще более важной, поскольку она свидетельствует о его независимости от олигарха Игоря Коломойского, обеспечившего нового президента большим медийным освещением (Коломойский владеет важным каналом «1+1»). Коломойский, ярый критик МВФ, назвал программу фонда «экспериментом с народом» и выразил мнение, что дефолт будет полезным для Украины. Большинство специалистов считают этот совет еретическим и опасным.

Что же нужно делать Зеленскому? ‒ задает вопрос автор статьи. Привлечь международные и бизнес-сообщества к подготовке действий, которые надо делать сразу после выборов. Новый президент, пообещавший изменения, может воспользоваться редким шансом для Украины продвинуть реформы, заблокированные по крайней мере с 2016 года.

Президентство Зеленского может дать стране столь необходимый для нее импульс к продвижению реформ. Наиболее оптимистичный сценарий, по мнению автора статьи, заключается в том, что некоторые реформы, не требующие одобрения парламентом, могут начаться раньше, если Зеленскому удастся наладить конструктивное сотрудничество с действующим Кабинетом министров. Однако, если политические потрясения будут продолжаться и Зеленский не будет способен выполнить свое обещание изменений, его президентство может привести к полноценному экономическому кризису.

[...] Ставки для страны слишком высоки, чтобы политическая борьба заняла центральное место. Когда общественный спрос на изменения слишком мощный ‒ его нельзя игнорировать, заключает автор статьи.

«Поколение непрерывной нестабильности» называет польское издание Tygodnik Powszechny «первое поколение, выросшее при существовании независимой Украины, оно все больше определяет свои позиции в обществе и требует изменений». Одним из его голосов является рэперша Алена Алена.

Автор статьи Павел Пененжек излагает свои впечатления от концерта Алены Алены в одном из харьковских клубов и от общения с ней в мае.

«Трудно поверить, что всего несколько месяцев назад девушка дрожала от страха и не могла вспомнить слова. Теперь похоже, что она всегда была на сцене», ‒ рассказывает автор статьи.

Ей 28 лет, и в своих произведениях она обращается к равным себе. В определенном смысле она также говорит от их имени. В песне «Открывай» она поет:

«Тільки,

тільки азарт, загартований дух.

Моє покоління починає свій рух,

ми перегортаємо сторінку стару.

Ставки максимальні сьогодні на гру, –

ти піймай цей рух».

​Можно сказать, что она призывает старшие поколения ‒ родителей, бабушек и дедушек ‒ слышать молодых, пишет автор, цитируя певицу, настоящее имя которой Елена Савраненко: «Нам почти 30 лет. [...] Это поколение, уже способное делать что-то свое, а не повторять тех, кто принял их на работу; само способное делать и вносить изменения; имеющее детей и желающее, чтобы их воспитывали не советские родители, а только свободные украинцы».

Автор статьи рассказывает польскому читателю историю этой молодой украинской рэперши и то, как она справляется с большой популярностью. «Рэп ‒ это одно, но когда вы становитесь публичным человеком, это другое дело. Ваши решения можно взять в пример», ‒ объясняет Алена Алена.

«Я должна контролировать свои слова, и если у меня есть идея, я хочу отдать ее слушателю правильно, не сидеть и не болтать», ‒ говорит рэперша. Она считает, что ее поколение отличается от предыдущих поколений тем, что оно живет в состоянии постоянной нестабильности. В качестве примера она приводит образование, где практически все изменилось за годы ‒ начиная от количества классов до системы оценивания.

«У нас нет стабильности. Мы ищем, как адаптироваться к тому, что происходит вокруг нас, как выжить в этом мире и остаться, когда все постоянно меняется», ‒ объясняет она.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG