Доступность ссылки

Российское имущество – под арест: как «Ощадбанк» выбивает компенсацию за крымские активы


Банк РНКБ в Севастополе

Арбитражный суд в Париже удовлетворил требование о компенсации убытков украинскому «Ощадбанку», причиненных в результате аннексии Крыма Россией, – об этом 26 ноября сообщила пресс-служба банка. Сумма возмещения составит 1,3 миллиарда долларов плюс проценты, которые будут начислять с момента вынесения решения до момента фактической компенсации.

Как уточнил глава правления украинского банка Андрей Пышный, в соответствии с арбитражным решением сумма компенсации будет увеличиваться на 97 тысяч долларов в день. В Министерстве юстиции России уже заявили, что не признают решение арбитража.

Заместитель директора департамента реструктуризации и взимания «Ощадбанка» Ирина Мудрая рассказывает, как в Крыму захватывали отделения финансового учреждения.

– Захват наших активов, денежных ценностей и материально-технической базы пришелся на начало апреля 2014 года. Все наши попытки спасти их столкнулись с жестким сопротивлением со стороны «зеленых человечков» и самопровозглашенных хозяев Крымского полуострова. До конца мая того года, до последнего дня, банк работал в таком напряженном режиме, а потом в отделениях появились вывески «Российского национального коммерческого банка» (РНКБ), и весь его персонал полностью занял все наши помещения, пользовался нашей техникой, мебелью, обслуживал всех наших клиентов. Основным нашим требованием была компенсация от России за утраченные активы и бизнеса, а также с учетом недополученной прибыли. Суд оценил это более чем в 1,3 миллиарда долларов.

Нынешний глава правительства Крыма Сергей Аксенов заявлял, что российские власти полуострова не признают решений международных судов по вопросу о «национализации» активов «Ощадбанка». По его мнению, она была оправдана, так как «национализированные» активы используют для обеспечения Фонда защиты вкладчиков и компенсации вкладов крымчан в «Ощадбанк», которые, по его словам, «исчезли» в 2014 году после аннексии.

Но Ирина Мудрая все же рассчитывает на принудительные механизмы компенсации в отношении России.

– Российская сторона не принимала участие в заседаниях суда, она полностью игнорировала и не направляла никаких ответов на запросы арбитражного трибунала. Москва уже официально заявила и по нашему делу, и по группе «Приват», что не признает юрисдикцию. Существует большая вероятность, что Россия не будет добровольно исполнять решения международного арбитража, но международное право имеет множество механизмов, которые вынудят Россию исполнить решение в принудительном порядке. «Ощадбанк» рассчитывает на то, что удастся эти механизмы запустить. Мы будем по примеру «Нафтогаза» разыскивать имущество Российской Федерации и ее государственных компаний, накладывать на него арест и реализовывать. Процесс не будет быстрым, растянется на годы, но мы готовимся к этому.

Юрист украинского «Регионального центра прав человека» Виталий Набухотный называет этот прецедент важной частью системы, которая на международном уровне направлена против России за ее действия в Украине.

– Мне кажется, победа состоится, когда удастся взыскать эти деньги с Российской Федерации. Тем временем Международный уголовный суд предварительно изучает ситуацию по Украине. Сюда входит и вопрос «национализации» имущества в Крыму. Когда они установят, что все эти факты имели место, тогда уже откроют официальное расследование, и суд непосредственно сможет уже перейти на личности, обращаться по поводу ордеров на арест. Решения международного коммерческого арбитража однозначно будут доказательством для Международного уголовного суда. Тот факт, что Россия не признает себя стороной по этому арбитражу, не имеет важного значения для вынесения решений.

Виталий Набухотный входит в команду украинских специалистов, которые собирают и передают в Международный уголовный суд в Гааге доказательства российской агрессии в Крыму и на Донбассе.

Российский юрист-международник Владимир Жбанков напоминает, что Россия уже сталкивалась с арестами своего имущества за рубежом.

– В начале 2000-х была такая швейцарская компания Noga, которая тоже судилась с Россией, и тоже Россия не хотела исполнять решения. Оставалось искать зарубежное имущество России, не защищенное дипломатическим иммунитетом. Его много, оно самое разное – начиная от объектов недвижимости, заканчивая какой-нибудь экзотикой. По делу Noga арестовывали российский парусник «Крузенштерн» и художественные выставки. Время на то, чтобы взыскать компенсацию, не ограничено. Чем больше публичного внимания будет к делу, тем больше, соответственно, репутационные потери будет нести российская сторона. Это будет для них большой проблемой. Сумма, конечно, крупная, но для России не неподъемная. Возможно, это склонит Москву хоть к какому-то сотрудничеству.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG