Доступность ссылки

«Нет ничего хорошего в том, что он ушел»: что изменит для Украины отставка Курта Волкера


Курт Волкер

Политическая драма в Вашингтоне ‒ попытка конгрессменов объявить импичмент президенту США Дональду Трампу, телефонный разговор Трампа и президента Украины Владимира Зеленского и постоянные утечки конфиденциальной информации уже сейчас привели к отставке спецпредставителя США по вопросам Украины Курта Волкера. В обеих столицах ‒ и в Вашингтоне, в Киеве ‒ стоит вопрос: а что может измениться? Какие последствия для отношений Украины и США будет иметь эта ситуация? Не станет ли теперь меньшей роль США в урегулировании конфликта на Донбассе, не сосредоточатся ли в Белом доме на внутренних проблемах? И не изменят ли курс? Корреспондент Украинской службы Радіо Свобода обсудил это с экспертом вашингтонского «Атлантического совета» Джоном Хербстом, дипломатом, который во времена президента Буша-младшего возглавлял посольство США в Украине и до сих пор вовлечен ‒ уже в качестве консультанта ‒ в урегулирование украинских вопросов.

‒ Отставка Курта Волкера способна что-то серьезно изменить? Ведь он был не просто контактным лицом, не просто спецпредставителем США, но и имел реальную возможность давить на действующую администрацию во многих вопросах о помощи Украине...

Наша поддержка Украины в борьбе против агрессии Кремля на Донбассе мощная, как и раньше

‒ На нынешнем этапе это серьезно не отразится на американской политике (по Украине ‒ ред.). Наша поддержка Украины в борьбе против агрессии Кремля на Донбассе мощная, как и раньше. Наша санкционная политика тоже остается сильной ‒ только в последние дни ввели новые санкции против россиян.

Так, вследствие того, что происходит, ушел в отставку Курт Волкер ‒ замечательный дипломат, делавший потрясающую работу. И это, конечно, обидно.

Джон Хербст
Джон Хербст

Но американская поддержка будет оставаться в силе ‒ даже и без важного чиновника, который ее курировал. Да, он был очень важен. Но в американском правительстве по-прежнему остаются другие чиновники, сотрудничавшие с ним, их взгляды очень похожи. Поэтому я и ожидаю, что действующая политика (США относительно Украины ‒ ред.) будет неизменной.

‒ Стоит ли ожидать быстрого назначения нового спецпредставителя по делам Украины ‒ вместо Волкера? Ведь он был каналом коммуникации между Киевом и Вашингтоном, и такой канал нужен...

‒ Я пока ничего об этом не слышал. Это вопрос, который я и сам себе ставлю. До сих пор не знаю на него ответа.

Для всех было бы лучше, если бы Курт сохранил эту должность

Я думаю, нет ничего хорошего в том, что Волкер ушел. Я бы хотел, чтобы он сохранил эту должность. Хотел бы, чтобы он, как и раньше, выполнял свою работу, потому что он был действительно на своем месте. Но, знаете, в Киеве есть временный поверенный, очень талантливый человек ‒ Уильям Тейлор, и Украина сможет делиться своими опасениями через него. Уильям постоянно «на телефоне» с госсекретарем Помпео. Есть хорошие люди, которые являются кураторами Украины в Госдепартаменте ‒ и они могут доносить информацию до госсекретаря. В Совбезе США работают знающие люди. Поэтому, я думаю, проблем не будет. Но, опять же, конечно, для всех было бы лучше, если бы Курт сохранил эту должность.

‒ Чтобы закончить с этой темой, вы же видели публикацию в Politico, где Курта Волкера обвинили в лоббировании интересов частной кампании во время предоставления Украине джавелинов... И в то же время Пентагон согласовывает продажу Киеву очередной партии этого оружия... Эта публикация и связанный с ней скандал способны повлиять на оружейный контракт?

‒ Думаю, здесь могут всплыть некоторые интересные детали, но в целом это не выльется в большую тему, которая могла бы как-то повлиять на украинские события и политику в отношении Украины.

‒ Что касается «формулы Штайнмайера», которую так неоднозначно восприняли в Украине, каково ваше мнение? Поддерживаете ее или нет?

‒ Я слышал разные версии того, что предусматривает эта «формула Штайнмайера». И поскольку неизвестно, что это влечет за собой, пока не могу сказать, поддерживаю я это или я против.

Пока мы видим только новости, что достигнуто какое-то соглашение о местных выборах на оккупированной Россией территории Донбасса. Мы видели, как президент Зеленский охарактеризовал эту договоренность, и его характеристика весьма положительная и означает, что все российские войска должны покинуть оккупированные территории; оружие должны забрать; выборы будут проводиться в соответствии с украинским законодательством и стандартами ОБСЕ; что Украина должна иметь контроль над границей еще до голосования... Если это правда, то я назвал бы это настоящим достижением. Я бы поздравил Украину. И я надеюсь, что это возможно. Но я не видел этот момент в заявлениях официальной Москвы ‒ госпожи Захаровой из МИД или Лаврова, или Суркова, которые подтвердили бы ‒ да, условия именно такие. Поэтому я хочу посмотреть, готовы ли россияне к этому. Если это так, то хорошо, но я не уверен, что это действительно так.

‒ Но для президента Зеленского должен же быть в этом процессе предел компромисса, «красная линия», за которую нельзя перейти.

Народ Украины за последние пять лет войны, которую Путин развязал на востоке Украины, продемонстрировал, что он не собирается мириться с посягательством на свой суверенитет

‒ Ну, это не дело американцев ‒ проводить какие-либо «красные линии» для украинской власти. Я думаю, что народ Украины за последние пять лет войны, которую Путин развязал на востоке Украины, продемонстрировал, что он не собирается мириться с посягательством на свой суверенитет, что он не собирается мириться с посягательством на свою территориальную целостность. Им выбирать «красные линии», не мне.

‒ Поделитесь, а какое впечатление на американский политикум произвел недавний приезд Зеленского в Нью-Йорк и его переговоры с Трампом? Это улучшило ситуацию или, наоборот, только подогрело страсти?

‒ К сожалению, Украине (в США ‒ ред.) уделяется большое внимание именно в контексте всей этой борьбы вокруг импичмента. И это не очень хорошо для Украины, потому что страна нуждается в поддержке и президента Трампа, и Республиканской партии, и Демократической партии. И сейчас, когда демократы и республиканцы борются, существует опасность того, что Украина может стать жертвой (этой борьбы ‒ ред.).

Я надеюсь, что не станет, но шанс негативного развития событий есть. И частично моя личная деятельность здесь заключается как раз в том, чтобы помочь предотвратить это. Потому что это было бы плохо и для американских интересов!

‒ То есть слова Зеленского во время встречи с Трампом: «Никто меня не подталкивал», которые президент США сейчас постоянно цитирует, в Вашингтоне не воспринимают как свидетельство того, что его команда приняла одну сторону в этой политической борьбе?

‒ Нет. Не думаю, что это заявление само по себе способно вызвать какие-то проблемы.

Но здесь следует понимать: Украина просто обязана иметь хорошие отношения с обеими сторонами и должна сохранить поддержку обеих сторон. Это невероятно важно для Украины!

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG