Доступность ссылки

Павел Казарин: Оккупация и аусвайсы


Специально для Крым.Реалии

Крым настолько же не-Россия, насколько не-Россией является Чечня. Эти регионы достались Москве силой оружия, и оттого она борется с любыми сомнениями по поводу собственных прав на эти земли. Кремлю важно убедить себя и мир в том, что российские флаги здесь поддерживает большинство.

Те, кто радостно встретил российские флаги на полуострове – охотно вторят Кремлю. Им отчаянно хочется ощущать себя «подавляющим большинством», и они шесть лет кряду повторяют одни и те же аргументы.

Например, любят говорить, что все нелояльные России крымчане покинули полуостров. Это удобно, потому что позволяет редуцировать проукраинские настроения до тех нескольких десятков тысяч людей, выехавших после 2014-го на материк. Вдобавок, такая позиция позволяет российским неофитам расписываться за всех оставшихся и выступать от их имени. Но этот аргумент не работает.

Кремлю важно убедить себя и мир в том, что российские флаги в Крыму поддерживает большинство

Из Крыма в первую очередь выезжали все те, кто после аннексии оказался в зоне риска. Активисты. Правозащитники. Политики. Все те, кто декларировал свою проукраинскую позицию публично. Все те, кто после 2014-го рисковал отправиться в тюрьму за призывы к нарушению терцелостности России. Вдобавок, полуостров покидали представители тех конфессий, которые были запрещены в России.

При этом все те, кто и прежде не декларировал публично свои взгляды, остались в Крыму. Они продолжают ходить по улицам, читают социальные сети и живут пространством частной жизни. Они ушли во внутреннюю эмиграцию, которая позволяет жить у себя дома, не соприкасаясь с государством.

Северокорейские цифры лояльности, которые Россия рисует в отчетах по итогу любых плебисцитов, неудивительны. Москве важно показать, что ей лояльны все без исключения жители полуострова. Включая крымских татар, которых в регионе насчитывается до 15%. Любая официальная цифра, которая не будет включать в себя эту долю, даст повод говорить о том, что коренной народ полуострова не поддерживает окружающую реальность. А потому Москва предпочитает рисовать в отчетах «​подавляющие»​ результаты.

Вдобавок, адепты Москвы любят ссылаться на массовое получение российских паспортов в Крыму. Твердят о том, что согласие на документы – показатель лояльности. При этом они неохотно готовы вспоминать, что и сами еще недавно жили с украинскими паспортами. Наличие которых отнюдь не делало их сторонниками официального Киева. А любовь к России точно так же не заставляла их переезжать из Крыма в российские регионы.

Российские документы на полуострове вряд ли могут считаться безошибочным маркером лояльности. По той простой причине, что эти документы – инструментальны

Классическое двоемыслие. Наличие у себя украинских паспортов они оправдывают тем, что у них «​не было выбора»​. Но когда речь заходит о том, что другие крымчане точно так же вынуждены были получать российские паспорта для жизни в Крыму – это вызывает у сторонников Москвы бурю негодования.

Но в том и штука, что российские документы на полуострове вряд ли могут считаться безошибочным маркером лояльности. По той простой причине, что эти документы – инструментальны. Полуостров всегда был силен своей региональной идентичностью, и для многих крымчан возможность оставаться дома принципиально важна. А без российских документов об этом пришлось бы забыть. Паспорта были нужны, чтобы устроиться на работу. Записаться в больницу. Не потерять имущество. Минимизировать риски.

Пророссийские ребята в Крыму отчаянно любят двойные стандарты. Они два с половиной десятилетия жили с украинскими документами. Публично поддерживали Кремль. Критиковали Украину. Им находилось место в крымской публичной дискуссии и в телеэфирах. Но сразу после смены флагов всем тем, кто занимал противоположную точку зрения, было отказано в аналогичной свободе действий. Все, на что могут рассчитывать проукраинские крымчане – это судебные преследования и уголовные сроки.

Упразднение свободы. Безошибочный признак оккупации.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG