Доступность ссылки

«Для крымчан очень важна их идентичность»: первый вечер на Koktebel Jazz Festival


Украинская фрик-кабаре группа Dakh Daughters на фестивале Koktebel Jazz Festival вывела на сцену призыв к освобождению Олега Сенцова и других украинских узников. Архивное фото

В Киеве открылся музыкальный Koktebel Jazz Festival. Начиная с 2014-го, джазовую сцену обустраивали в Черноморске Одесской области, однако в этот раз локацию решили сменить на Киев. Фестиваль проходит с 6 по 8 сентября на Трухановом острове, а Крым.Реалии выступают его информационным партнером.

В специальном эфире Радио Крым.Реалии с Труханового острова ведущие Катерина Некречая и Станислав Юрченко общаются с участниками и гостями фестиваля.

Юрченко: Сейчас с нами Джемиль Мамутов, сооснователь группы «Шатур-гудур». Что вы пришли сыграть сегодня?

Мамутов: У нас заболел главный вокалист – наверное, мы минимизируем свою программу и сыграем плейлист, который когда-то играли в клубе «Два капитана» в Симферополе.

Юрченко: Тот самый легендарный андеграундный клуб?

Сначала к нашей музыке было отношение, как к какой-то забаве у всех родственников, друзей, знакомых. А потом стало достаточно известным название группы
Джемиль Мамутов

Мамутов: Я начал заниматься андеграундом в 2001-2002 годах, и для меня попасть в этот клуб было признанием со стороны рок-сообщества. Мы мечтали туда попасть, приглашали оттуда людей, которые оценивали, готовы мы выступать на их сцене или нет. Я помню, было первое и последнее прослушивание – мы с ребятами его не прошли. А попали мы туда, благодаря группе «Кожаный олень», которые брали нас на разогрев очень часто. Это примерно начало 2000-х.

Юрченко: Вас называют единственной крымскотатарской панк-рок-группа в мире. Насколько это контркультурно в вашей среде?

Мамутов: Да, в Википедии так кто-то написал. Я осознаю, что это достаточно контркультурно. Сначала к нашей музыке было отношение, как к какой-то забаве у всех родственников, друзей, знакомых. А потом, я так понимаю, стало достаточно известным название группы, и люди действительно слушали эту музыку.

Солист группы «Шатур-гудур» Джемиль Мамутов
Солист группы «Шатур-гудур» Джемиль Мамутов

Юрченко: Что для тебя лично Koktebel Jazz Festival?

Мамутов: Для меня это фестиваль, который привез в Крым Bonobo. Я слушал его со всяких лейблов, и вдруг узнал, что он играет в Коктебеле. Для меня это очень серьезный фестиваль. Единственное что – я там ни разу не был. Я как-то приехал, хотел попасть, но не смог снять жилье и уехал. В палатке уже вписаться было нереально… Вообще, фестиваль для меня – это люди, свобода и отдых. Обмен, коммуникация.

Юрченко: Куда ты еще ходил слушать крымскую музыку?

Мамутов: В Севастополе издавали газету «Джем», где были списки всех концертов и фестивалей. Был такой фестиваль «Улет» на севере Крыма, который привез «Мумий Тролля». Это 2000 или 2001 год.

Юрченко: На каком вы сейчас этапе в своем творчестве?

Мамутов: Я сейчас думаю как раз над звуком, как быть дальше «Шатур-гудур». Обычный панк играть уже не интересно, я думаю утяжеляться и делать легче саунд с оркестровочками. Но мне кажется, что это банально, поэтому думаю запилить что-то в стиле System of a Down.

Некречая: Тем временем мы общаемся с гостями, которые отдыхают на песчаном пляже в ожидании выступлений. Здравствуйте, вы целенаправленно пришли на «Остров Крым», на открытие фестиваля?

Зрительница Татьяна: Да, специально пришла посмотреть, как это в Киеве будет Коктебель. Узнала об этом через Фейсбук. Я из Киева, но я ездила в Крым, когда он еще был под контролем Украины, на Jazz Koktebel.

Некречая: Спросим у компании ребят: что вам так нравится здесь, учитывая, что фестиваль проходит не в Коктебеле?

Зритель: Музыка нравится, она разноплановая. Каждый может найти для себя что-то интересное. Джаз вечером, после 11-ти это клубная музыка и open stage с прикольными звездами европейскими. Сюда мы пришли на звук – шли, услышали музыку и пришли сюда. Все три дня будем здесь.

Юрченко: Спасибо, Катерина. Джемиль, что тебе интересно из лайнапа фестиваля?

Мамутов: В первую очередь я хочу послушать Lithium и Defective – давно их не слушал. Стоит вспомнить еще такого человека, как Александр Скирда, который играл в группе – сначала «Солярис» она называлась или «Банда» – и у них даже были попытки выхода на СНГшную сцену через Москву или Питер. Сначала у них вроде пошло, а потом все.

Юрченко: Кстати, каким группам однозначно удалось раскрутиться вне Крыма?

Мамутов: Это «Кожаный олень» и «Красная плесень».

Юрченко: Вообще, у нас тут насыщенная программа: 7 сентября будет киноклуб с фильмами от Крым.Реалии «Оккупированные» про людей, живущих после аннексии, и «Балух» про политзаключенного Владимира Балуха. Кроме того, будет целая серия крымских перформансов от театра PostPlay, который основали выходцы из Крыма. С одной стороны, фестиваль это музыка и веселье, с другой стороны, Крым переживает сейчас тяжелые времена. Почти 200 детей остались без отцов, которые находятся за решеткой – они осуждены российскими судами, или же еще проходят судебные дела. Об этом тоже будут говорить.

Мамутов: Самое главное, что мы дадим повод еще раз задуматься над тем, что есть такая ситуация. Все это крайне важно, несмотря на то, что это может проходить мимо чьих-то жизней, особенно в Киеве.

Юрченко: Спасибо, Джемиль. А к нам присоединяются гости фестиваля. Здравствуйте, откуда вы?

Маргарита: Я из Алушты! Мы пришли, потому что любим джаз!

Юрченко: А на кого конкретно?

Маргарита: В первую очередь на «Куклы клауса». Они прекрасны, они безумны, восхитительны и очаровательны. Это самое лучшее, что может быть. Впервые я их услышала года три назад, причем здесь, в Киеве.

Юрченко: Помните ли какие-нибудь группы из вашей родной Алушты?

Маргарита: Да, была группа «Гнилое яблочко». Они играли такой грязный рокабилли, но я не знаю, где они сейчас. По-моему, не в Украине.

Юрченко: Вы были на Koktebel Jazz Festival в Крыму и потом в Одесской области? Можете сравнить, как он изменился?

Маргарита: Были. Мне кажется, что изменилась я очень сильно. Я не была на первом, но была на втором Jazz Koktebel, – еще студенткой. И все это так по-другому!

Юрченко: Спасибо! Теперь с нами Дмитрий Ацкий – основатель того самого клуба «Два капитана». Когда, кстати, он был основан?

Ацкий: Очень давно. По-моему, год 1997-й. Это был один из первых рок-н-ролльных клубов в Крыму, да и в Украине, наверное, тоже один из первых. Наше заведение позиционировалось все же как некоммерческое. Продавались билеты и алкоголь, естественно, но музыка была вся живая. Была построена хорошая сцена, мы старались поддерживать звук. Интересно, что когда Джамале было 17 лет, один из первых концертов с ее коллективом был в «Двух капитанах».

Юрченко: Были ли какие-то у вас ограничения по жанрам?

В Крыму на самом деле очень много музыкальных коллективов и направлений: от регги до хэви-метала, очень сильный был панк
Дмитрий Ацкий

Ацкий: Только одно: лишь бы это не была попса в ее плохом понимании. То есть если это хорошо и качественно сделано на живых инструментах, добро пожаловать. В Крыму на самом деле очень много музыкальных коллективов и направлений: от регги до хэви-метала, очень сильный был панк. Крымский рок-н-ролл как таковой был очень крутой.

Юрченко: Что вы привезли сюда?

Ацкий: После известных событий большинство из нас переехали из Крыма сюда и решили, что надо все-таки что-то рок-н-ролльное. Поэтому в противовес тому, что было в Крыму, мы решили сделать тут такую виртуальную постановку и назвали ее «Три капитана». Если «Два капитана» это погружение, вода, Кусто, подводные лодки, то «Три капитана» это выход в великий космос.

Некречая: Мы встречаем много знакомых лиц, переселенцев. Вот начальник управления по вопросам АРК и города Севастополя Министерства по вопросам временно оккупированных территорий Сергей Мокренюк!

Мокренюк: Я могу сказать, что здесь реально кайфово. Я вижу здесь знакомые лица, я чувствую единую волну, мне это нравится. Я планирую приходить завтра-послезавтра. Я хочу, чтобы мы встретились в воскресенье в 12 часов, написал всем об этом в Фейсбуке. Реально все настроены отстаивать наши крымские интересы. Мы, крымчане, мало встречаемся, это неправильно.

Сергей Мокренюк
Сергей Мокренюк

Юрченко: А с нами президент фестиваля Лилия Млинарич. Добрый вечер! Как вам локация?

Крымчане захотели сделать себе локацию, придумали, о чем они будут говорить – мы им помогаем, и они реализуют свои творческие истории
Лилия Млинарич

Млинарич: Здесь невероятный вид, закаты просто неописуемые. Отличная погода. На мой взгляд, это очень классный, здоровский опыт. Когда мы готовились к какому-то большому фестивалю в понятном нам формате, где команда работает, набирает темп несколько месяцев, всегда было что улучшать. А тут мы сейчас имеем то, что, на мой взгляд, очень здорово говорит о самоорганизации нашего общества. Вот крымчане захотели сделать себе локацию, придумали, о чем они будут говорить – мы им помогаем, и они реализуют свои творческие истории. Например, рассказать, что есть не только этническая музыка, но и крымский рок – мы говорим окей, прекрасно. Они хотят вспомнить, что есть крымский джаз – и 7 сентября будет Усеин Бекиров.

Президент Koktebell Jazz Festival Лилия Млинарич
Президент Koktebell Jazz Festival Лилия Млинарич

Юрченко: Иными словами, фестиваль в Киеве стал такой демократичной площадкой для разных инициатив?

Млинарич: То есть задачей резиденции было обеспечить такой нетворкинг крымчан, многие из которых переехали на материковую часть. Но им все равно не хватает общих теплых воспоминаний, общения друг с другом, поддержания своей вот этой причастности, сопричастности к Крыму. Киев, как и любой большой город, может размывать эту идентичность, а для крымчан очень важна их идентичность. Все, кого я встречаю, это говорят.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG