Доступность ссылки

Письма крымчан: Их параллельный мир не для всех


Заглянул к вернувшемуся днями из рейса приятелю и застал в квартире его отца, сидящим перед телевизором в ожидании прогноза погоды. «Ну что там обещают нам?» – спрашиваю его. «В Краснодаре и Ростове дожди», – отвечает он мне. «И на фиг мне Краснодар с Ростовым, – говорю ему – Я там не живу. У нас что?». И тут он отвечает: «А Крым – это не Россия». Сказать, что я опешил – ничего не сказать. Это мне говорит человек, радостно заявлявший, что в «российском Крыму» ему живется намного лучше, чем в украинском.

«Не обращай внимания, – говорит мне приятель. – Бате нашему в поликлинике на медкомиссии мозги вправили. Он теперь и не такое выдает. То Крым объявляет нероссийским, то Путина шелопутиным называет».

Что же приключилось с дядей Толей?

«Вторую группу инвалидности по общему заболеванию сняли и на третью перевели, ту, что без льгот. Вот и ярится. Мы с братухой смеемся, говорим: батя, не боись, пока мы в море ходим по украинским документам, украинцы тебя не бросят в беде, всегда при куске хлеба с маслом и хамсичкой будешь», – сказал мой знакомый.

Пока российский телевизор рассказывает, как хорошо живется на Руси, действительность шарахает по голове

Пока российский телевизор рассказывает, как хорошо живется на Руси, действительность шарахает по голове. Тех, кто сразу не принял новый «режим», подобные открытия российской «Америки» не удивляют, они и так ничего хорошего от оккупантов не ждали. Недовольства от новаций России испытывают только такие, как дядя Толя – ее сторонники.

Причем, бывает очень неожиданные. По субботам в наш двор приезжает из соседнего с Керчью села Челядиново крепкий хозяин Володя. С весны к традиционной молочке добавляются дары огорода и сада, на которые он принимает предварительные заказы от жильцов наших домов. Везет картошку, баклажаны, абрикосы, огурцы, но сейчас его постоянные покупатели чаще всего просят привезти помидоры.

«Нет помидорок, уважаемые, только для себя в этом году наросли, – отказывает Володя. – Не завязывается помидор и не зреет, хоть тресни. И как ему быть, помидору, когда семена-то российские нынче, не климатит им в Крыму. Семена всегда районированы, а сюда навезли всякой российской дряни, которой нужны чернозем и вода, а этого у нас отродясь не было. Можно, конечно, заказать кому-нибудь семена, чтобы привезли из Украины, но боишься людей подставить на границе. Вот и обходитесь огурцами, их на зиму консервируйте».

Вот что погреб с сельским человеком делает! Володя – русофил каких поискать, об Украину язык чешет зло, а тут на тебе – российские семена не угодили. Так вот Россия прочищает мозги своим преданным сторонникам из числа крымчан: то инвалидность отберет, то семена не те завезет, то цены и тарифы повысит, но мудрености коммунальные в виде доплаты за вывез мусора, капитальный ремонт и кадастр вводит.

Россия прочищает мозги своим преданным сторонникам из числа крымчан: то инвалидность отберет, то цены и тарифы повысит

«Я замечаю, что с каждым годом денег на жизнь у меня становится все меньше и меньше, – делится с матерью ее бывшая одноклассница тетя Люся. – При Украине даже после смерти мужа мне денег на все хватало: проценты с банковских депозитов – раз, сад с огородом при доме – два. В гости к родственникам ездила не по разу в год, внуков баловала, сыну младшему на строящийся дом деньгами помогала. Еще в 2014 году прилично стояла: получила деньги из Фонда защиты вкладчиков, правда, уже не в долларах, но газ в дом провела. В 2015-м полностью оплатила внучке поездку на практику в Питер: билеты, жилье, питание, гуляние. В 2016-м попала в больницу, но тоже выдюжила послеоперационный период: в частном медцентре полтора месяц проходила реабилитационный курс. В 2017-м похуже стало: здоровье не позволяет долго возиться в огороде, на рынок стала выносить меньше, чем раньше, а вода подорожала, лекарств стала покупать больше».

В прошлом году, вспоминает тетя Люся, внучке опять вздумалось поехать на практику в Питер, надеялась она там зацепиться с работой.

«Но мне уже было не собрать деньги внучке, поэтому пришлось ей удовольствоваться «Заливом» (Керченский судостроительный завод «Залив» – КР). А в этом году меня добивает аптека: пришла весной за своим лекарством, а оно за полгода почти на тысячу рублей стало дороже. Представляешь, на тысячу при моей пенсии в девять с половиной тысяч рублей! А я еще не поверила куме, когда та жаловалась, что ее лекарство на шестьсот подорожало, думала, она с головой не дружит», – жалуется она.

«А ты что, деньги теперь в банке не держишь?» – спрашивает ее мать. «Да ты что, Аня, как можно! Хотела, конечно, ведь привыкла я к пенсии копеечку иметь, а тут кума моя говорит, чтоб не вздумала нести деньги в банк и пенсию переводить на карточку. У нее сняли десять тысяч рублей с пенсионной карточки за долг перед ТЭЦ, причем, в разгар судебного процесса. И хотя она суд выиграла, деньги ей до сих пор не вернули. И оно мне надо?».

Люди стали критичнее смотреть на жизнь, сравнивать с тем, что было пять лет назад. Что чаще всего параллелят? Власть, медицину, цены, доходы. Несмотря на то, что до 2014 года в Крыму власть можно было носить в зубах, мне кажется, керченскую уж точно критиковали мягче. При том, что за 17-летнее правление тот же Осадчий (бывший мэр Керчи Олег Осадчий – КР) достал до печенок практически каждого горожанина. И его чиновникам Керчь знала настоящую цену, знала, кто и как ворует, где и с кем жирует.

Люди стали критичнее смотреть на жизнь, сравнивать с тем, что было пять лет назад

Но нынешние превзошли сами себя: непрофессиональны, часто сменяемы, понаехавшие, не знакомы со спецификой города, не знают людей. Председатель горсовета гордо выпячивает грудь, но спроси у кого, чем он там на Кирова, 15, занимается – никто не ответит. Глава администрации мельтешит, на словах за все хватается, а результат никчемный: грязь, запустение, какая-то обреченность ощущается в городе.

Учителя жалуются на бумаготворчество, постоянные комиссии, проверки, дистанционную учебу директоров и завучей после работы и по выходным, составление планов, какие-то новые программы, факультативы, учебники, патриотическую работу. В общем – учить детей некогда, их натаскивают репетиторы, которые вот-вот в добровольно-принудительном порядке оформятся самозанятыми и станут платить налоги. Недовольные предприниматели, закрывающие свои магазины, салоны и малые предприятия под давлением драконовских российских законов и давления понаехов.

Теперь на прием к врачу попасть стало труднее, чем на прием к министру здравоохранения

Взбешенные пациенты и соскочившие с бюджетных зарплат в частные медцентры врачи. Это реалии российско-крымского здравоохранения, где больных и людей с инвалидностью поначалу поманили в лечучреждения больничным постельным бельем, столовским питанием и дефицитными лекарствами, а через полгода кинули с таким замахом, что теперь на прием к врачу попасть стало труднее, чем на прием к министру здравоохранения.

«Да, нам есть что и с чем сравнивать, – рассуждает завхоз одной из керченских больниц Екатерина Евгеньевна. – Прежде мы закупали ту же краску за «добровольные» взносы пациентов и ни перед кем не отчитывались, а сейчас нас профинансировали на три банки краски, а отчетов я составила, как за три бочки, да развезла их по инстанциям, потом меня проверят все контролирующие органы, и хорошо, если этим ограничатся. А тендеры эти российские вконец замучили. Казалось бы, сгорела от ветхости проводка в одном из кабинетов, раньше бы я договорилась со знакомым электриком, и он бы в два часа мне все заменил. Но теперь так нельзя: надо объявить тендер на производство ремонтных работ и закупку материалов с оборудованием. Не поверите, полгода врач принимал в другом корпусе пациентов, пока мы всю эту цепочку проходили».

Тендеры – это российский капец. Я уже не говорю о позорище с Митридатской лестницей, когда выигравшая тендер контора «Рога и копыта» слопала, не подавившись, бюджетные деньги, оставив с носом и керчан, и назвавшую ее победителем власть.

Тендер на отстрел бездомных животных в Керчи несколько лет назад выиграла фирма из… Ульяновска, водопроводными сетями города безуспешно занимались нижегородцы. Победителями на производство работ в Керчи назначались по результатам тендера даже представители Бурятии. Жаль, не Парижа – они были бы намного быстрее и честнее сделали.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG