Доступность ссылки

«Путин присоединил территорию, а не людей»: почему конфликтуют крымчане и россияне


Администрация социальной сети Фейсбук удалила пост главного редактора издания «РБК-Екатеринбург» Богдана Кульчицкого, в котором тот резко раскритиковал крымчан. После визита на полуостров российский журналист возмутился тем, как «имперское наследие превращают в пластиковый курятник», а также предложил выслать жителей Крыма в вагонах.

С другой стороны, крымчане в соцсетях в долгу не остаются и критикуют «понаехавших». Практически под каждым постом, где россияне сообщают о намерениях переехать в Крым на постоянное место жительства и просят совета у местных, начинаются бурные споры со взаимными оскорблениями. Только по официальным российским данным, число жителей аннексированного Крыма с 2014 года выросло примерно на 20 тысяч человек. О причинах конфликтов между крымчанами и россиянами в эфире Радио Крым.Реалии ведущий Сергей Мокрушин беседует с украинским конфликтологом и кандидатом психологических наук Ириной Эйгельсон, а также с российским философом и публицистом Игорем Чубайсом.

– Как бы вы охарактеризовали конфликт между крымчанами и россиянами, проявления которого мы наблюдаем, Ирина?

Это в первую очередь культурный конфликт
Ирина Эйгельсон

Эйгельсон: Мне кажется, что это в первую очередь культурный конфликт. Он связан с очень разными ожиданиями россиян насчет того, что собой представляет Крым, что там за люди. Центральные российские телеканалы показывают полуостров довольно мифологизировано, и, безусловно, реальность сильно от этого отличается. Культурная разница может выражаться по-разному: отношение к времени, отношение к деньгам, к принятию решений, а также социальные практики и взаимодействия – горизонтальные и вертикальные. Насколько я понимаю, в Крыму до 2014 года были совсем другие практики, чем в России, и когда россияне с этим сталкиваются, для них это что-то чужое, враждебное и неправильное.

– В 2014 году можно было увидеть чуть ли не братание крымчан и россиян в прямом эфире федеральных телеканалов. Тогда все, о чем вы говорите, еще было незаметно?

Эйгельсон: Братание в прямом эфире – это все равно ограниченное количество людей. Трудно из этого заключить, что все два миллиона крымчан мечтали оказаться под управлением России. Во-вторых, этот мифологизированный образ разрушается не сразу. После 2014 года россияне уже приезжали в Крым на конфликтную почву, которую подготовили первые так называемые «понаехавшие». Так что этот эффект накапливается.

– Блогер под псевдонимом «ЯКрымчанин» переехал на полуостров из Москвы вместе с семьей. В одном из видео он рассказал, что часто сталкивается с неприязнью местных жителей:

«Основная масса негатива звучит так: «Чего вы сюда приперлись? У нас что, тут медом намазано? И без вас тут работы не было». Мол, мы отобрали у крымчан все рабочие места. На самом деле, если ехать куда-то жить, то лучше в Краснодарский край, потому что Крым загибается: везде одна грязь, все дорого. Когда мы приехали, у нас было 100 тысяч рублей, хотели какой-то бизнес делать, но не пошло».

– Другой россиянин Илья Донецков осенью прошлого года переехал из Санкт-Петербурга в Евпаторию, но уже в декабре записал видеоблог под названием «Семь причин, почему я уезжаю из Крыма». По его мнению, одна из главных проблем полуострова – санкции Запада:

Крым – Россия только официально, а по факту как будто оторванное от жизни место
Илья Донецков

«Оказывается, они влияют на обычных людей. Главное – это отсутствие зарубежных рейсов из Крыма. В самолете невозможно куда-то улететь, добавляется минимум одна пересадка. Во-вторых, есть проблемы с получением визы – все эти вопросы решаются через Краснодар. Это дороже и отнимает много времени. В-третьих, банки в Крыму – ужас. Чтобы сделать дебетовую карточку, нужно опять-таки ехать в Краснодар. Из Евпатории это 500 километров и семь часов пути. Крым – Россия только официально, а по факту как будто оторванное от жизни место».

Эйгельсон: Как мы видим, те, кто приезжает, не в курсе многих деталей жизни в Крыму, в том числе работы банков и так далее. На самом деле сказывается еще то, что вся местная инфраструктура просто не рассчитана на такую нагрузку. У меня нет конкретных цифр, но я много читаю на эту тему, общаюсь с коллегами – и мне кажется, что в основе множества конфликтов лежит как раз ограниченность ресурсов. По мере переезда россиян конкуренция в Крыму растет не только за рабочие места, и, разумеется, местные жители воспринимают это негативно. Такая социально-психологическая реакция не уникальна, ее можно наблюдать в любой стране, где похожим образом изменяется население. К тому же в Крыму и до 2014 года была довольно сильна региональная идентичность: тот же Ивано-Франковск не воспринимался как город родной страны. Я не вижу причин, почему бы это изменилось после 2014 года, уже в отношении Сыктывкара и Воркуты. Вероятно, эта региональная идентичность в Крыму только усилилась в последние годы.

– В феврале этого года в эфире Радио Крым.Реалии профессор социологии, доктор наук демографии, ведущий научный сотрудник Института социологии Национальной академии наук Украины Ирина Прибыткова указала на то, что предки многих из тех, кто сейчас недоволен переселением в Крым россиян, сами прибыли из российских регионов в середине 20-го века:

«Это совершенно нормальная ситуация, с точки зрения опыта исследований в Крыму – я начала там работать в 1990 году. Всегда существовали противоречия, антагонизм между теми, кто там жил, и приезжими. На самом деле, чтобы произошла реинтеграция тех, кто приехал, нужно не меньше 80 лет. Но давайте вспомним, что после депортации крымских татар в 1944 году Крым надо было кем-то заселять – и в пустые дома, где оставалось имущество выселенных, завезли людей из разрушенных областей РСФСР. Это Тамбовская область, Воронежская, Курская, Белгородская и Кубань – в основном крестьяне, колхозники. Я к тому, что в свое время они тоже были понаехавшими, и состояние маргинализма – люди на меже двух культур – конечно, проявлялось. В общем, сейчас получается, что понаехавшие недовольны понаехавшими. Коренных крымчан очень мало».

– Что вы думаете насчет конфликтов между крымчанами и россиянами, Игорь?

В Москве никто не думает о том, что там думают крымчане
Игорь Чубайс

Чубайс: Президент России Владимир Путин присоединил территорию, а люди в этой политической системе не имеют особого значения. В Москве никто не думает о том, что там думают крымчане – их присоединили, и на этом все закончилось. Другой фактор: чужаки плохие, потому что не хватает своего. В Крыму множество проблем, дефицит воды, поэтому все, кто приезжает, сразу воспринимаются негативно. Нет никакой политики интеграции, и это неизбежно приводит к конфликтам. Россия обещала крымчанам огромные пенсии, а в результате лишила воды. Какой тут будет восторг? В Крыму построили опреснительные установки? Нет, потому что крымчане никуда не денутся. Есть Нацгвардия, ФСБ и масса других структур, которые все контролируют и пресекают любые поползновения.

Игорь Чубайс
Игорь Чубайс

– Спасибо. Будут ли, по-вашему, усиливаться эти конфликтные настроения, Ирина?

Эйгельсон: Вы знаете, 2020 год очень здорово показал, как трудно бывает что-то прогнозировать. В целом мне кажется, что по крайней мере часть россиян, переехавших в Крым за последние шесть лет, будут как-то адаптироваться и привыкать к тому, к чему привыкли крымчане. Как именно изменится население полуострова, сказать пока трудно. В целом я соглашусь с Игорем Чубайсом: я не вижу предпосылок для быстрого процесса интеграции крымской идентичности в общероссийскую. Сейчас дефицит воды, коронавирус и общий экономический кризис только способствуют конфликтным вспышкам.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG