Доступность ссылки

Почему люди из ОРДЛО сдаются СБУ?


Пророссийский боевик у контрольно-пропускного пункта на дороге к Донецкому аэропорту, сентябрь 2014 года. Иллюстрацинное фото

«Тебя ждут дома» – так называется программа СБУ, по которой участники группировок «ЛНР» и «ДНР» могут сдаться в обмен на амнистию. Ею, по данным СБУ, воспользовались 367 человек. Почему так мало? Что ждет боевиков в свободной Украине? И как работает эта программа?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили журналистка, координатор «Медийной инициативы за права человека» Татьяна Катриченко и руководитель общественной организации по освобождению пленных «Группа патриот» Олег Котенко.

– Татьяна, вы написали статью в издание «Украинская правда», одно из первых больших исследований о том, что происходит, что ждет людей, которые возвращаются с неподконтрольных Киеву территорий, приходят в СБУ с повинной. Почему вы занялись этой темой?

Татьяна Катриченко: Я не ожидала, что будет такой резонанс и получится такой большой материал. Я занималась темой про «государственную измену» бывшего пленного Ивана Безъязыкова. Он попал в плен под Степановкой в 2014 году, просидел два года, потом его освободили. Через полгода его арестовали, обвинили в государственной измене и более двух лет он сидит в СИЗО.

Сейчас происходит судебное заседание, и один из ключевых свидетелей стороны обвинения – человек, который вернулся в Украину по программе «Тебя ждут дома». Поэтому мне стало интересно, что это за человек и как в деле о государственной измены главным из свидетелей может быть тот, кто фактически на крючке у СБУ.

– Что вам удалось выяснить? Что значит «на крючке»?

Татьяна Катриченко: Если отталкиваться от этого дела, за человеком, который вернулся на подконтрольную территорию Украины, есть некие грехи, образно говоря, и он сдался на каких-то условиях. Его освободили от уголовной ответственности.

– Есть подозрение, что СБУ его попросило действовать против человека, если это выгодно СБУ?

Татьяна Катриченко: Я этого не исключаю. На эту мысль наталкивает то, что эта программа довольно закрытая. С одной стороны, чтобы обеспечить людям некую безопасность. С другой стороны, эта закрытость позволяет думать, что могут быть некоторые манипуляции. И эти манипуляции мне бы хотелось выяснить.

– Олег, почему люди сдаются, с вашей точки зрения?

Олег Котенко: Если рассматривать именно тех людей, которые просят их вернуть по программе, они делятся на несколько категорий.

Многие родственники, оставшиеся здесь, на подконтрольной территории, убеждают людей вернуться
Олег Котенко

Первая и самая главная – те, кто действительно допустил ошибку. Как они понимают, что допустили ошибку? Многие родственники, оставшиеся здесь, на подконтрольной территории, объясняют людям, что здесь не то, чем пугают в ОРДЛО. Родственники убеждают людей сюда вернуться. Тем более, они понимают, что могут там погибнуть.

– Зачем люди к вам обращаются? Недостаточно просто пересечь линию соприкосновения и прийти на блокпост, сказать, что хочешь вернуться по программе?

Олег Котенко: Человек всегда боится за свою жизнь. Он не уверен, что эта программа работает и что может сработать непосредственно по нему. Они обращаются к тем, кому доверяют. Там целая процедура – это не просто прийти на КПВВ и сказать, что хочешь сдаться.

Олег Котенко
Олег Котенко

– Расскажите, как это происходит?

Олег Котенко: Идет заявка, человек может обратиться либо в правоохранительные органы, либо в СБУ по телефону до того момента, когда будет сюда возвращаться. Никто не знает, будет человек здесь, на подконтрольной территории, преследоваться или нет. Знают только правоохранительные органы и спецслужбы.

Человек, у которого на руках есть кровь, он убивал военных или держал оружие, однозначно не вернется по этой программе
Олег Котенко

Если к нам обратится человек, у которого на руках есть кровь, то есть, он убивал военных или держал оружие, он однозначно не вернется по этой программе. И ему это сразу дают понять. Если человек просто охранял склады, стоял на блокпостах, совершал не очень существенные нарушения, то он подпадает под эту программу.

– Эта программа действует с августа 2015 года. СБУ отчитывалась, что с августа 2015 года по октябрь 2016 года почти 300 граждан Украины, которые участвовали в незаконных вооруженных формированиях, вернулись на подконтрольную Украине территорию. Сейчас их количество 367 человек. Почему так мало?

Олег Котенко: Эта программа СБУ работает только по тем людям, которые подходят по подследственностью СБУ. Сейчас по 260 статье по МВД намного легче вернуться домой. То есть, получить условный срок, быть под контролем и не обращаться именно по этой программе.

Татьяна Катриченко: У меня тоже был вопрос, почему так мало людей вернулось по этой программе. У меня снова возникают сомнения. Возможно, этих людей больше или они возвращались каким-то другим образом.

Наверное, люди боятся. Нет никаких гарантий. Из историй, которые я услышала, кроме того, что написано в материале, о которых я не могла писать, было разное. Что людей склоняли войти в эту программу, задерживали на пропускном пункте.

Слышала, что людям, которые возвращались по этой программе, угрожала опасность. Это не играет на руку программе. Поэтому, мое мнение, что программа должна быть более понятной и прозрачной. И если не для общества, то слухи должны работать в ее пользу.

– Олег, что происходит с человеком дальше? Он приходит, происходит суд, ему предъявляют обвинение и дают условный срок?

Олег Котенко: Да. Даже если условный срок не дают и освобождают, он все равно на какой-то период – под контролем правоохранительных органов.

Слушательница, Старобельск: На Майдане, такой маленькой территории, буквально за несколько часов убили сто человек среди белого дня в центре европейской столицы под камерами. И до сих пор никто не знает, кто стрелял, кто отдавал приказы. А как можно на такой большой оккупированной территории установить, кто нажимал на курки?

Олег Котенко: Спецслужбы и существуют для того, чтобы знать. Ведь люди, которые звонят на программу, проходят проверку. Я думаю, у спецслужб есть достаточно информации, просто так человека сюда не вернут.

– Еще одно условие – сотрудники СБУ общаются с людьми, которые приходят с неподконтрольной Киеву территории, чтобы получить какую-то информацию. Это бывает какая-то действительно полезная информация для государства?

Олег Котенко: С одним человеком, которого вернули по программе, действительно есть очень серьезная информация. Он даже проходит в материалах по военной прокуратуре, дает показания, что техника, которая завозилась на территорию Украины, действительно была из России.

Татьяна Катриченко: Если говорить о ценности информации, которую они могут представлять, то нужно вернуться к тому, что эти люди всего лишь стояли на блокпосту, что они могут знать. Другой момент, что это должна быть прозрачная программа, потому что война закончится и нам придется с людьми, которые на оккупированных территориях, жить.

Украина должна подготовить почву, чтобы потом люди могли вместе жить рядом. И эта программа – один из шагов к совместному существованию
Татьяна Катриченко

Украина должна подготовить почву, чтобы потом люди могли вместе жить рядом. И эта программа «Тебя ждут дома» – один из шагов к совместному существованию.

– Татьяна, вы общались с этими людьми. Кто-то жалеет, что переехал на подконтрольную Украине территорию?

Татьяна Катриченко: Я общалась с двумя – человеком, перегонявшим танки, и «министром культуры» так называемой «ДНР». У меня есть вопросы, как человек, который имел близкое отношение к руководству так называемой «республики», попал сюда по программе «Тебя ждут дома». Он говорит, что обладает ценной информацией для наших следственных органов. Но, по его словам, он легко передвигается не только по Украине, но и за рубеж. И суда у него еще не было. Остаются вопросы.

– Сегодня весь день пытались дозвониться в СБУ, чтобы узнать о деталях программы «Тебя ждут дома», но связаться не удалось.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG