Доступность ссылки

В поисках Меджлиса: почему российские спецслужбы пришли к крымскому бизнесмену


Исмет Меметов, второй слева

В Старом Крыму сотрудники ФСБ России несколько часов досматривали дом и коммерческие объекты крымскотатарского активиста, бизнесмена Исмета Меметова. Его заподозрили в финансировании Меджлиса крымскотатарского народа. Это первый подобный случай с момента запрета деятельности представительного органа крымских татар в России и аннексированном Крыму. Что означает этот обыск и какова судьба самого Исмета Меметова, выясняли Крым.Реалии.

Домой к Исмету Меметову сотрудники ФСБ прибыли днем 21 ноября. Они заявили о намерении «провести обследование помещений» и предъявили постановление следователя, в котором говорится о якобы имеющихся подозрениях в причастности Исмета Меметова к финансированию Меджлиса крымскотатарского народа и хранению экстремистской литературы.

Как известно, в 2016 году подконтрольный России Верховный суд Крыма признал экстремистской деятельность представительного органа крымских татар и запретил ее на территории России. Впоследствии международный суд ООН обязал российских властей отменить этот запрет. Но вместо этого российские спецслужбы продолжают искать следы Меджлиса на полуострове, о чем свидетельствует случай с Исметом Меметовым.

«Ввели в поиск «Меджлис», но компьютер ничего не выдал»

К дому бизнесмена и активиста сотрудники ФСБ прибыли днем 21 ноября. С собой оперативники привезли двух понятых – неизвестных мужчину и женщину, которые всюду ходили за ними. Сопровождали представителей российской спецслужбы три полицейских автомобиля ДПС.

К дому Меметова также пришли около двух десятков крымскотатарских активистов, которые не уходили оттуда, пока силовики не уехали.
Согласно российскому законодательству, обследование помещений оперативники имеют право производить в присутствии их владельца. Исмет Меметов не впустил их в дом, потребовав дождаться приезда адвокатов.

Прибывший на место крымский адвокат Эмиль Курбединов не дал согласия на проведение следственных действий, поскольку для этого не было санкции суда. Против обследования выступил и сам Исмет Меметов. Тем не менее российские оперативники все равно осмотрели его имущество. Сначала следственные действия провели в коммерческих помещениях, которые примыкают к дому бизнесмена. Часть из них он сдает в аренду. Там расположены СТО, мебельный магазин и кафе.

Они пришли сразу с понятыми досматривать помещения
Дилявер Асанов

«Пришел человек, который представился сотрудником ФСБ, и попросил позвать Меметова Исмета. Когда Исмет-ага вышел, выяснилось, что сотрудник ФСБ пришел не один. Они пришли сразу с понятыми досматривать помещения. Они зашли ко мне на СТО, осмотрели все, проходили здесь, несколько кругов сделали. Я спросил, почему они досматривают помещение, которое я снимаю, плачу за него аренду по договору и где есть мое имущество. Он (сотрудник ФСБ – КР) сослался на какой-то закон и сказал, что они могут это делать», – рассказал «Крымской солидарности» владелец СТО Дилявер Асанов.

После этого российские оперативники переместились в дом Меметова, где на тот момент находились его жена и шестеро малолетних детей.

«В доме находится компьютер, его включили, ввели в поиск «Меджлис», но ничего компьютер не выдал. После этого перешли в здание, где продается мебель. Там был составлен протокол обследования. Мы подписали его, указав, что обследование было проведено необоснованно. В протоколе указано, что каких-то материалов, связанных с Меджлисом крымскотатарского народа, и иной экстремистской литературы обнаружено не было. Ничего не изъяли», – рассказывает адвокат Эмиль Курбединов.

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов

«Пришли, начали обыскивать, говорили разные слова»

По словам адвоката, проводить обследование в доме активиста сотрудники ФСБ не имели права, поскольку в постановлении говорилось об осмотре нежилых помещений, принадлежащих Исмету Меметову. Свои действия они пояснили тем, что по документам дом бизнесмена якобы тоже значится как нежилое помещение.

Во время следственных действий, по словам Курбединова, российские оперативники расспрашивали бизнесмена о его коммерческой деятельности, аренде помещений, разрешениях на строительство и прочем, что не входило в сферу компетенции постановления, с которым они пришли. Поэтому на все вопросы Меметов отвечать отказался.

Наша сила в нашем единстве и взаимовыручке. Я это отчетливо ощутил, когда пришли обыскивать
Исмет Меметов

Крымскотатарский активист отвергает подозрения ФСБ в свой адрес. Он призвал крымских татар продолжать поддерживать друг друга. «Наша сила в нашем единстве и взаимовыручке. Я это отчетливо ощутил, когда пришли обыскивать. Они (сотрудники ФСБ – КР) пришли, начали обыскивать, говорили разные слова. Но ничего не нашли. Собрались люди из общины, чтобы поддержать меня и всех нас. Я осознал, что не остался один на один с этой проблемой», – заявил он.

Исмет Меметов
Исмет Меметов

«Спонсор добрых дел»

О бизнесмене в Старом Крыму говорят как об активном участнике крымскотатарского национального движения, который посещает суды над политзаключенными, помогает их семьям и участвует в собраниях «Крымской солидарности».

Это давление на весь народ, потому что с обысками посещают исключительно семьи крымских татар
Дилявер Асанов

«То, что происходит, вызывает возмущение. Почему так относятся к человеку, который с добротой относится к своему народу и делает хорошие поступки. То, что происходят такие действия по отношению к нему, вызывает возмущение всего народа. Это давление на весь народ, потому что с обысками посещают исключительно семьи крымских татар», – говорит местный бизнесмен Дилявер Асанов.

Исмет Меметов также известен как верующий мусульманин, соблюдающий заветы ислама. В начале 2000-х годов он совершил хадж в Мекку, после чего организовывал намаз (молитву) у себя во дворе и инициировал строительство мечети в селе Журавки Кировского района, рассказывает активист из Симферополя Абдуллах Якубов.

«После хаджа Исмет Меметов отказался от запретного в торговле, все свои дела привел в соответствие с нормами ислама. Большую часть своей жизни прожил в селе Журавки (Кировский район – КР), где, благодаря его инициативе, начали читать пятничный намаз у него во дворе, так как мечети в селе не было. Также большинство приехавших на то время имамов – оджалар из Турции жили в его доме. После, также по его инициативе и при поддержке населения, в селе Журавки появилась мечеть. Несколько лет назад хаджи Исмет-ага переехал жить в город Старый Крым. У него шестеро детей и внуки. Он является спонсором многих добрых дел», – рассказывает он.

На данный момент Исмет Меметов на свободе. Обвинения ему не предъявлялись. Адвокаты продолжают следить за развитием ситуации.

Предостережение

Произошедшее в доме Исмета Меметова Эмиль Курбединов расценивает как «предостережение» в связи с его активной позицией в поддержку политзаключенных соотечественников.

Такое же мнение выразил и глава Меджлиса крымских татар Рефат Чубаров. «Скорее всего – это (подозрение в причастности к деятельности Меджлиса – КР) повод, чтобы провести у него обыски. Он человек, которого уважают соседи. Возможно, ходил по судам близких для него людей, но не больше. Любые обвинения, с которыми приходят российские оккупанты к домам крымских татар, являются такими, чтобы служили последующими причинами репрессий против крымских татар», – сказал Чубаров, опровергнув причастность Меметова к финансированию представительного органа крымских татар.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Он подчеркнул, что с 2016 года всю деятельность представительного органа крымских татар пришлось вынужденно переместить на материковую часть Украины. Поэтому и вопросы его финансирования решаются за пределами полуострова.

Приезжать в Крым руководители Меджлиса и многие его члены тоже не имеют возможности, поскольку преследуются российскими властями.

На полуострове Исмет Меметов стал первым, кого российские спецслужбы заподозрили в связях с Меджлисом после его судебного «запрета» в 2016 году. Пока эти подозрения не грозят ему серьезными последствиями.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG