Доступность ссылки

По этапу из Крыма в Россию: почему Украина не может вернуть своих заключенных граждан?


Около 9000 крымчан после аннексии незаконно этапировали в тюрьмы соседней России – такие данные приводит Региональный центр прав человека. Правозащитники указывают на то, что таким образом Россия нарушает международные договоры в отношении оккупированных территорий, а заключенным сложнее встретиться с родными и получить лечение.

Вместе с тем возвращению украинских граждан из российских тюрем на родину мешает ряд юридических и политических проблем. О том, в каких условиях оказываются заключенные, как для них произошел переход из украинской системы в российскую и что нужно сделать, чтобы их экстрадировать или освободить, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Гражданина Украины по имени Андрей осудили в Крыму по украинским законам еще 2013 году, а в 2014-м он подал апелляцию – как раз в то время, когда началась российская оккупация Крыма. После оглашения приговора его этапировали с полуострова в соседнюю Россию. Почти год назад Андрей вышел на свободу по закону Савченко, то есть каждый день пребывания в СИЗО ему засчитали за два. Он рассказал Крым.Реалии, как его уговаривали принять российское гражданство и притесняли в тюрьме.

Нам говорили, что Россия – могучая страна, в чем я очень разубедился. Хочешь узнать страну – сядь в ней в тюрьму

– В 20140-м у всех осужденных и подследственных была надежда, что их отправят на материк, то есть на территорию Украины, но Россия этого не сделала. Нас пытались заставить принять российское гражданство: обещали, что все будет хорошо, что наши дела пересмотрят, сроки скостят, кто-то выйдет на свободу. Я решил не принимать российское гражданство, иначе бы я не смог в итоге вернуться в Украину. В СИЗО Симферополя я просидел 11 месяцев, а 11 сентября 2014 года меня отправили под Ростов. Нам говорили, что Россия – могучая страна, в чем я очень разубедился. Хочешь узнать страну – сядь в ней в тюрьму. Когда уже готовили документы на экстрадицию, мне в лагере чуть не приписали политическую статью, это было вообще смешно. Один человек спросил меня, как я отношусь к России – говорю, да никак не отношусь, мне вообще без разницы, я гражданин Украины. Он: «Ага, ты против России!»

По словам Андрея, многие заключенные, зарегистрированные в Крыму, принимали российское гражданство, тем более если их родственники на тот момент тоже проживали на полуострове.

– Некоторые хотели отказаться, но им сказали: раз вы прописаны в Крыму, вы автоматом получаете российский паспорт. А когда я сидел в Ростове, сокамерникам было вообще без разницы, какое у меня гражданство – там были люди из разных стран. Я сам в политику сильно не лезу.

Украинца Дмитрия Праскина также осудили в 2013 году, и его апелляцию назначили уже после аннексии Крыма в российском суде. Отец осужденного Александр Праскин вспоминает, как пытался предотвратить его этапирование в Россию.

– Я писал заявления, я обращался во ФСИН Крыма, в СИЗО Симферополя: мол, оставьте сына здесь, ведь я уже в возрасте, я не смогу к нему ездить. Нет – отказали категорически, перевели в Ростов. В итоге мне не удается с ним встречаться, мы не виделись ни разу. Общается с сыном его жена, состояние здоровья у него очень плохое – он болеет туберкулезом, также у него варикозное расширение вен и гепатиты А и B. Словом, здоровье очень плохое, а из таблеток могут дать разве что фасованный мел. На лечение, или хотя бы чтобы подлечить гепатиты, нужны очень большие средства. Постоянно пишу во ФСИН, мне приходят тупые отписки, результата нет. Звонишь в украинское посольство в Ростове – они не хотят с тобой разговаривать, отвечают, что у них якобы есть указание не заниматься зеками. Говорят, что не могут забрать моего сына – при том, что я прошу не отпустить его, а просто перевести.

Стоит отметить, что генеральный консул Украины в Ростове-на-Дону в действительности посещает крымчан в российских тюрьмах.

Между тем председательница правления Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник со ссылкой на данные от заключенных утверждает, что в условиях пандемии коронавируса российские власти также не заботятся об эпидемиологической безопасности в тюрьмах и СИЗО.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

– Есть рекомендации ООН и Совета Европы о том, как снизить риски заболевания COVID-19 в местах несвободы. К сожалению, как на территории Крыма, так и на территории России, где содержатся граждане Украины, эти рекомендации не исполняются. Сейчас СИЗО Симферополя переполнен, что подтвердил сам директор ФСИН России Александр Калашников. Мы установили, что ни там, ни в колониях не выдаются средства индивидуальной защиты, даже когда есть подозрения на коронавирусную инфекцию. Людей продолжают содержать в одной камере без масок и дезинфекторов. Между тем во время пандемии у государства-оккупанта есть дополнительное обязательства обеспечить право на жизнь людей в местах несвободы. В целом же остается актуальной основная проблема непредоставления медицинской помощи заключенным, о чем мы неоднократно говорили.

По данным Ольги Скрипник, речь идет не только о хронических болезнях, но и о переломах, которые не лечат надлежащим образом.

Часто этапирование происходит в ужасных условиях, людей не кормят иногда по несколько дней. По сути, это обращение приравнивается к пыткам
Ольга Скрипник

– Этапирование – отдельная проблема. Часто оно происходит в ужасных условиях, людей не кормят иногда по несколько дней. По сути, это обращение приравнивается к пыткам. Сейчас в связи с коронавирусом запретили практически все краткосрочные и долгосрочные свидания, передачи также ограничены, в том числе лекарств. Посещать заключенных могут только адвокаты, и то это не так просто организовать. Так что ситуация для людей, которые находятся там, сейчас еще ухудшилась, они еще более изолированы, чем раньше. Если говорить о гражданстве, у нас были обращения в 2014-2015 годах от тех, кто остался в колониях Крыма или СИЗО Симферополя. Они отказывались от получения российского паспорта и из-за этого подвергались очень жестокому обращению, избиениям и так далее.

Украинский адвокат из Крыма, эксперт Регионального центра прав человека Роман Мартыновский объясняет, какие юридические препятствия мешают возвращению осужденных украинцев из Крыма и соседней России.

Роман Мартыновский
Роман Мартыновский

– В Крыму в местах несвободы сейчас находится от 3200 до 3400 заключенных. В принципе, вопросы экстрадиции между государствами регулируются международными договорами, в частности, это Конвенция о передаче осужденных лиц 1983 года. Проблема в том, что она не может применяться к различным частям территории Украины, то есть к выдаче из Крыма на материк. По тем 9000 человек, которые были незаконно перемещены в Россию для отбывания наказания, есть другая сложность. Мы тоже не можем забрать их, потому что для этого потребуется признание приговоров, которые выносят оккупационные суды. К сожалению, наше государство в лице Минюста к этому не готово. Третья проблема заключается в том, что Россия признала всех, кто проживал на территории Крыма в 2014 году, своими гражданами и теперь отвечает властям Украины, что рассматривает их только в таком качестве.

9000 человек, которые были незаконно перемещены в Россию для отбывания наказания, мы не можем забрать, потому что для этого потребуется признание приговоров, которые выносят оккупационные суды
Роман Мартыновский

Роман Мартыновский отмечает, что согласно нормам международного права, оккупирующая страна – Россия – имеет право осуществлять общее правосудие на оккупированной территории – в Крыму. Таким образом, по мнению адвоката, для Украины было бы логичным признать российские приговоры крымчанам по уголовным делам, не связанным с политическими преследованиями. В 2017 году по договоренности украинского и российского омбудсменов 12 заключенных из аннексированного Крыма, у которых было украинское гражданство, все же экстрадировали на материковую часть Украины, однако с тех пор, насколько известно из официальных источников, процедура не повторялась.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG