Доступность ссылки

«Они попали в ужасные условия»: почему украинцев не могут вывезти из сирийского лагеря для беженцев


Беженцы выстраиваются в очередь для получения продовольственной помощи. Сирия, северо-западный регион, 23 декабря 2019 года. Иллюстрационное фото

Украинское государство просят посодействовать возвращению граждан из сирийских лагерей для беженцев, в том числе крымчанок и их детей. С таким призывом 9 октября на пресс-конференции в Киеве выступили родственники этих людей. По их данным, речь идет как минимум о 25 гражданах Украины и 35 детях.

Ранее с призывом вызволить украинцев выступил и Меджлис крымскотатарского народа, однако в Офисе президента в ответ призвали «не политизировать» тему украинцев в Сирии. По данным международных правозащитников, в лагере Аль-Хол на северо-востоке Сирии, рядом с границей с Ираком, проживают десятки тысяч человек – в основном женщины и дети, покинувшие освобожденные от ИГИЛ территории. Сообщается, что в числе обитателей Аль-Хола 40 тысяч детей из 60 стран мира, и они вынуждены жить без элементарных удобств в условиях изнурительной жары. О том, как эти люди попали в затруднительную ситуацию и что для них может сделать Украина, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

В феврале этого года в лагере Аль-Хол побывал украинский журналист, корреспондент телеканала «1+1» Андрей Цаплиенко. В его репортаже говорится о том, что большинство женщин и детей здесь – члены семей боевиков радикальной группировки «Исламское государство» или тех, кто приехал работать в структурах и организациях, созданных для поддержки группировки. После того, как она потеряла влияние в Сирии, женщин и детей с ранее подконтрольной боевикам территории отправили в этот лагерь.

На последней пресс-конференции в Киеве Гульфире Юнусова – сестра одной из гражданок Украины из Крыма, которая сейчас находится в лагере Аль-Хол в Сирии – рассказала, что ее родственники вовсе не поддерживали террористов:

«Моя сестра вместе с сыном, невесткой и их детьми выехали из Крыма в 2014 году, в марте, и поселились на материковой части Украины. Жили в общежитии, потом съехали на квартиру. Не было ни жилья, ни работы. Сын предложил матери – моей сестре: «Поехали в Турцию работать. Ты будешь ухаживать за детьми, мы с женой поработаем». В Крыму ничего продать не могли – все оставили. Моя сестра согласилась, и они поехали. Два месяца ее сын работал на стройке, все было хорошо, но потом он познакомился с людьми, которые убедили его поехать в Сирию. Он скрыл это от жены и от матери – просто заявил им, что их всех могут депортировать, поэтому надо ехать. Когда они попали в Сирию, то поняли, что случилось, но назад дороги уже не было. Сын очень быстро погиб, и начались их мытарства. Условия жизни ужасные: пустыня, жара, палатки. Дети голодные или до вечера, или вообще сутками».

Гульфире Юнусова утверждает, что родственники этой семьи уже несколько лет обращаются к государственным органам Украины с просьбой помочь, но тщетно – поэтому теперь обращаются к СМИ:

«Мы писали и омбудсмену, и президенту – всем, куда только можно было. Эти женщины невиновны. Каждый человек имеет право на ошибку, и они очень раскаиваются. Дети уж точно ни в чем не виноваты и должны жить. Умоляю, помогите вытащить этих людей! В лагере каждый день кто-то умирает».

Сирийская женщина и ее дети ожидают получить палатку и другие предметы помощи в лагере для беженцев на севере Ирака, 17 октября 2019 года. Иллюстрационное фото
Сирийская женщина и ее дети ожидают получить палатку и другие предметы помощи в лагере для беженцев на севере Ирака, 17 октября 2019 года. Иллюстрационное фото

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров рассказал Крым.Реалии, что процесс эвакуации украинцев из Сирии застопорился уже больше года назад.

В списке примерно 100 человек, и из них не менее двух третей – дети. Есть как крымские татарки, так и жительницы материковой Украины
Рефат Чубаров

– По нашим оценкам, в этом списке примерно 100 человек, и из них не менее двух третей – несовершеннолетние дети. Есть как крымские татарки, так и жительницы материковой Украины – Харькова, Львова, Запорожской области. Мы начали заниматься этой проблемой где-то в марте прошлого года, когда к нам обратились родственники и сами беженцы. Скоро у нас набралось 72 человека, из них 43 – дети. Осознав масштаб этой проблемы, я обратился в Министерство иностранных дел Украины. Ее может решить только государство. Надо отдать должное: МИД тогда очень оперативно откликнулся. Начали собирать совещания с представителями спецслужб и других ведомств, и через некоторое время мы уже понимали алгоритм действий. К прошлому августу уже имелся проверенный список на эвакуацию, однако не было толчка, который мобилизовал бы все ведомства. До сих пор проблема не разрешена.

Рефат Чубаров подчеркивает, что ему неизвестны конкретные причины такой задержки. Между тем Офис президента Украины несколько дней назад призвал главу Меджлиса «не политизировать тему» и не разглашать личные данные украинцев в Сирии – особенно выходцев из Крыма, чьих родственников могут преследовать российские правоохранительные органы. Рефат Чубаров считает эти претензии необоснованными.

Нашему государству следует сосредоточиться на том, чтобы как можно быстрее эвакуировать этих людей
Рефат Чубаров

– Наши государственные службы абсолютно ушли от диалога, а я все это время пытался выступать посредником между родственниками, людьми в лагере и властью. Я исходил из того, что чрезмерная публичность может повредить нашим гражданам. Для нас безопасность людей, особенно крымских татар и тех, кто живет во временно оккупированном Крыму, превыше всего. Поэтому Офису президента не стоило лишний раз призывать нас к тому, в неисполнении чего нас трудно упрекнуть. Нашему государству следует сосредоточиться на том, чтобы как можно быстрее эвакуировать этих людей. Речь идет о женщинах и детях. Они оказались в Сирии по разным причинам: женщины вышли замуж, хотели сохранить семью. Словом, ситуаций много. К сожалению, в Сирии каждый день умирает по 20-25 детей.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Украинский журналист Тарас Ибрагимов, который сотрудничает с Крым.Реалии, обратился в МИД Украины с информационным запросом насчет эвакуации украинцев из Сирии. Временно исполняющий обязанности директора консульской службы Роман Недельский в письменном ответе заявил, что «возможности консульского реагирования в данном случае ограничены» и что «сведения о конкретных мерах, которые предпринимались причастными ведомствами с целью эвакуации граждан Украины из Сирии, принадлежат к категории информации с ограниченным доступом». В то же время в Службе безопасности Украины Тараса Ибрагимова заверили, что совместно с другими ведомствами проводят «ряд мероприятий для способствованию безопасному возвращения в Украину наших соотечественников».

Координатор объединения матерей за возвращение детей из Сирии Фатима Бойко отмечает, что некоторых украинок уже переместили в другой сирийский лагерь.

Со мной работает координатор МИДа, мы с ним практически каждый день на связи
Фатиме Бойко

– В данный момент моя племянница уже не находится в лагере Аль-Хол: в ночь с 29 на 30 сентября курдские военные забрали ее вместе с другими европейскими женщинами в лагерь Родж. Там есть граждане Швеции, Франции и так далее. Пока нет никакой связи, так что уже больше недели я ничего не знаю о судьбе племянницы и ее детей. Со мной работает координатор МИДа, мы с ним практически каждый день на связи. Когда ему нужна информация, я добываю ее из своих источников – вплоть до того, жива какая-то женщина из лагеря или нет… Я слышала мнения, мол, эти женщины вышли замуж за боевиков – но это не так. Это гражданки Украины, в том числе и из Крыма, чьи мужья уже потом примкнули к боевикам или впоследствии попали под влияние ИГИЛ. Люди не собирались воевать в Сирии – просто работать. Не нужно судить всех сразу, не зная этих историй.

Преподавательница Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Ольга Поединок полагает, что дипломатический процесс возвращения украинцев на родину действительно непростой.

Вторая сложность в том, что у женщин и у детей в этих лагерях может быть еще другое гражданство, помимо украинского
Ольга Поединок

– Трудность номер один – это отсутствие нашего посольства в Сирии. Украинских дипломатов эвакуировали оттуда несколько лет назад. Вторая сложность в том, что у женщин и у детей в этих лагерях может быть еще другое гражданство, помимо украинского – например, сирийское. В-третьих, для Сирии это вопрос национальной безопасности. С каждым государством по каждому конкретному случаю она отдельно ведет переговоры касательно возможности или невозможности возвращения их граждан на родину. У меня нет инсайдерской информации, но я так понимаю, что сейчас как раз идут переговоры насчет украинцев – кого именно могут вернуть и каким образом.

Ольга Поединок
Ольга Поединок

Заместитель директора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов сетует на то, что об истинной ситуации в лагерях для беженцев в Сирии и Ираке известно крайне мало.

Беженцы не нужны правительствам Сирии и Ирака, те хотят избавиться от этой обузы и создают все условия, чтобы пребывание там было невыносимым
Сергей Данилов

– Там десятки тысяч людей, это отдельные сообщества со своими внутренними связями и иерархиями. В лагерях для беженцев процветает криминал, людей вербуют уже не в ИГИЛ, а в другие организации. Все они совершенно не нужны правительствам Сирии и Ирака, те хотят избавиться от этой обузы и создают все условия, чтобы пребывание там было невыносимым. В то же время страны, чьи граждане оказались в этих лагерях, сталкиваются с рядом проблем, когда пытаются забрать их. Очень большие сложности с идентификацией этих людей, и подчас непонятно, действительно ли кто-то хочет выехать, или же это манипуляции с целью получить деньги. Приходится проводить целые мини-расследования, чтобы выяснить, не поддерживают ли эти люди связи с террористами – хотя и ясно, что абсолютное большинство беженцев на самом деле попали в ужасные условия и хотят вырваться оттуда домой.

Сергей Данилов
Сергей Данилов

В августе Детском фонде ООН (ЮНИСЕФ) выразили крайнюю обеспокоенность по поводу сообщений о том, что в лагере Аль-Хол накануне скончались восемь детей в возрасте до пяти лет: четверо из них – от недоедания и истощения, остальные – от обезвоживания, гипогликемии и других состояний, которые, как подчеркнули правозащитники «легко поддаются лечению». Учитывая это, в ЮНИСЕФ призвали причастные страны найти долгосрочное решение проблемы.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG