Доступность ссылки

Усмирить Лукашенко, вылечить Навального. Тяжелый август Евросоюза


Пикет в поддержку Алексея Навального. Санкт-Петербург, 21 августа 2020 года

Европейский союз намерен ввести санкции против примерно 20 высокопоставленных представителей властей Беларуси – в связи с репрессиями против участников мирных акций протеста после президентских выборов, состоявшихся 9 августа. Решение о санкциях было одобрено в пятницу на совещании министров иностранных дел стран ЕС в Берлине. Официально число внесенных в санкционный список не называется, и окончательно он будет известен лишь на будущей неделе.

Как сообщил журналистам после совещания один из его участников, министр иностранных дел Чехии Томаш Петржичек, сам действующий президент Беларуси Александр Лукашенко будет включен в "черный список", но пока неясно, на первом этапе или чуть позже, когда возможно увеличение числа граждан Беларуси, на которых будут распространены санкции. Литовский министр Линас Линкявичюс согласился с тем, что есть "тактические соображения", по которым Лукашенко не обязательно будет включен в санкционный список сразу – но окажется там на следующем этапе, если нарушения прав человека в Беларуси будут продолжаться, а уже совершенные преступления против протестующих не будут расследоваться. В то же время Линкявичюс, чья страна предложила куда более широкий список из 118 фамилий, не скрывал разочарования неторопливостью действий ЕС в отношении белорусского кризиса.

"На совещании [в Берлине] я подчеркнул, что критически важно поддержать проведение новых демократических выборов в Беларуси, чтобы сами ее граждане могли сделать свободный, беспрепятственный выбор и определить свое будущее. Для действующих властей это единственный выход из политического и морального тупика".

Ранее Европейский союз заявил, что не признаёт официальные итоги выборов президента Беларуси, согласно которым Александр Лукашенко набрал 80% голосов, а ведущий оппозиционный кандидат Светлана Тихановская – лишь 10%. В то же время на более решительный шаг – признать Тихановскую законно избранной главой государства – Брюссель не пошел, хотя такие предложения звучали. С заявлением о том, что выборы были подтасованы, выступил и Госдепартамент США. "Речь не идет о конкуренции Запада и Востока, соперничестве между Россией и Соединенными Штатами. Это сражение между правителем и его собственным народом", – говорится в заявлении заместителя госсекретаря США Стивена Бигана.

Реакции России на происходящее в Беларуси западные политики уделяют большое внимание. Сделанное в минувший четверг заявление Владимира Путина о том, что у России есть "резерв сотрудников правоохранительных органов" на случай, если в Беларуси начнут брать верх "экстремистские элементы", встревожило канцлера Германии Ангелу Меркель. "Я надеюсь, что дело не дойдет до использования таких сил", – сказала Меркель. "Наихудшим вариантом" назвал возможное российское вмешательство и президент Франции Эммануэль Макрон.

Это сражение между правителем и его собственным народом

Тем временем Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), членом которой, в отличие от Совета Европы и некоторых других международных структур, Беларусь является, предложила свое посредничество на переговорах между Лукашенко и его оппонентами, создавшими Координационный совет оппозиции. При этом нынешний председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Албании Эди Рама, отметил, что "речь не идет о вмешательстве во внутренние дела Беларуси", а его шведская коллега Анн Линде, которая вскоре сменит Раму на посту главы ОБСЕ, подчеркнула, что готова "способствовать открытому и конструктивному диалогу" между сторонами политического конфликта в Беларуси.

Александр Лукашенко выступает на митинге перед своими сторонниками
Александр Лукашенко выступает на митинге перед своими сторонниками

Проблема, однако, в том, что Александр Лукашенко не демонстрирует никаких признаков готовности к такому диалогу. Более того, выступая в пятницу в Орше перед работниками одного из местных предприятий, он разразился яростной тирадой в адрес прежде всего Литвы и Польши – соседей Беларуси, выступающих с особенно резкой критикой репрессивных мер белорусских властей: "Вот мы им сейчас покажем, что такое санкции. Если они еще в Китай и Россию через нас (поляки и литовцы) барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или Черное море торговать с Россией и прочее. А по санкционной продукции (на ту продукцию, на которую Россия ввела эмбарго) – пусть даже не мечтают. Мы им покажем, что такое санкции. Они зажрались и забыли, что такое Беларусь. И думали, что нас можно наклонить, танками попугать, ракетами… Посмотрим, кто еще кого попугает. Мы им покажем, что такое санкции. Я поручил правительству внести предложение о переориентации всех торговых потоков из портов Литвы на другие. Вот мы и посмотрим, как они будут жить".

Адекватна ли реакция западного мира, прежде всего ЕС, на происходящее в Беларуси? Чего ожидать в этой связи от России и какого рода взаимодействие с Кремлем могут сейчас позволить себе демократические страны? На эти вопросы в интервью Радио Свобода отвечает немецкий аналитик Роланд Фройденштейн, директор политических программ Центра европейских исследований имени Вильфреда Мартенса (Брюссель).

Роланд Фройденштейн
Роланд Фройденштейн

– Евросоюз не признал результаты выборов в Беларуси, выделил 2 млн евро в помощь пострадавшим от репрессий, а также вводит санкции против Александра Лукашенко и его ближайшего окружения. Эти меры кажутся вам достаточными в нынешней обстановке?

– Это хорошее начало, но этого мало. Во-первых, следовало бы известить Лукашенко, что мы готовы разговаривать с ним до 10 сентября, когда истекает его мандат (после выборов 2015 года. – РС), после чего ни он, ни его правительство не будут являться легитимными представителями белорусского народа. Во-вторых, ввиду отсутствия в самой Беларуси честного расследования фактов фальсификации выборов и насилия со стороны полиции Евросоюз – лучше всего Европарламент – мог бы начать свое собственное расследование и вести его как можно тщательнее. Все совершенные преступления должны быть задокументированы – в тесном сотрудничестве с белорусским гражданским обществом. В-третьих, число лиц, внесенных в новые санкционные списки, должно составлять как минимум несколько сотен.

– Почему Евросоюз не признал Светлану Тихановскую легитимным победителем на выборах 9 августа?

– Обычная для ЕС причина: государства-члены не смогли договориться между собой. Некоторые хотели, чтобы Союз пошел на такой шаг, особенно активно за это выступала Литва. Другие говорили, однако, что, хотя Лукашенко явно фальсифицировал свою "победу", нет и однозначных доказательств того, что Тихановская победила. И, конечно, те, кого я иногда называю "коалицией белого флага", – Германия, Франция и Италия – как обычно, настаивали на "налаживании диалога со всеми сторонами".

"Коалиция белого флага" – Германия, Франция и Италия – как обычно, настаивала на "налаживании диалога со всеми сторонами"

– Польша и страны Балтии, похоже, сильнее других озабочены ситуацией в Беларуси. Это понятно: они – ее ближайшие соседи. Но нет ли у вас ощущения, что европейские "тяжеловесы", в первую очередь Германия и Франция, не так уж спешат на помощь белорусскому демократическому движению?

– Политики упомянутых вами двух стран не имеют ничего против демократических движений как таковых, но крайне неохотно идут на конфронтацию с автократами. В частности, во Франции геополитика оказалась возведена на уровень чуть ли не естественной науки: словно существует некий неодолимый закон, согласно которому соседи России, раз уж им довелось жить рядом с ней, обладают меньшим правом самостоятельно определять свое будущее, нежели другие страны. Немецкие лидеры скорее одержимы угрозой крупного конфликта, чуть ли не Третьей мировой войны, которая, по их мнению, могла бы стать результатом слишком принципиальной внешней политики. Но, подобно западным союзникам в 1938 году, стремясь избежать войны и принося в жертву этому стремлению свободу другого народа, они в действительности приближают конфликт, делая диктаторов более смелыми и наглыми.

– Канцлер Германии Ангела Меркель, глава Европейского совета Шарль Мишель и другие представители ЕС обсуждали ситуацию в Беларуси с Владимиром Путиным. Считают ли европейские лидеры Беларусь неотъемлемой частью российской сферы влияния и готовы ли они согласиться с любыми вариантами разрешения белорусского кризиса, которые предложит Москва?

– Конечно, в самих переговорах нет ничего плохого. Вопрос скорее в том, стоит ли европейским политикам выстраиваться в очередь на переговоры к Путину. Возможно, умнее было бы выбрать кого-то одного или двух, кто говорил бы от имени всех. Еще более важная вещь: сами такие консультации не могут касаться будущего Беларуси. Это должны быть ясные сообщения о том, чтó ЕС будет считать "красной линией" и какие последствия будет иметь переход через эту линию для России. В настоящий момент Путин помогает Лукашенко удержаться у власти, и это едва ли не столь же плохо, как прямое вторжение России в Беларусь.

Ангела Меркель участвует в экстренной видеоконференции лидеров ЕС в связи с событиями в Беларуси
Ангела Меркель участвует в экстренной видеоконференции лидеров ЕС в связи с событиями в Беларуси

– Возможно ли соглашение "молдавского" типа между Россией и ЕС по Беларуси?

– Я искренне надеюсь, что нет. Такого рода сделки поощряют автократов и геополитические иллюзии. Кроме того, белорусское общество проявляет подъем и активность в такой мере, которой в Молдове не наблюдается. Нет никаких причин заключать какие-либо сделки "поверх голов" белорусов. Они сами должны определять свое будущее, и наша задача – помочь им.

– Если говорить о контактах Европы с Москвой, в том числе и по белорусскому вопросу, как на них может отразиться история с отравлением Алексея Навального? Может ли она привести к новым санкциям против Кремля?

– Евросоюз срочно нуждается в своем "законе Магнитского" – правовом механизме, позволяющем быстро вводить санкции против правительств, организаций и частных лиц, замешанных в нарушениях прав человека и гражданских свобод по всему миру. Работа над этим в европейских структурах уже ведется. Надеюсь, что отравление Навального станет фактором, который эту работу ускорит.

– Готово ли правительство Германии использовать вопрос о будущем проекта "Северный поток-2" в качестве одного из аргументов при переговорах с Москвой?

– От "Северного потока – 2" следовало отказаться уже давно. Не столько потому, что он увеличивает зависимость от российского газа, сколько потому, что он широко открывает двери для прямого влияния Кремля на энергетическую инфраструктуру ЕС и для стратегической коррупции. То, что "Северный поток – 2" существует, уже плохо. Но еще хуже то, что оба члена правящей в Германии коалиции (христианские демократы и социал-демократы. – РС) делают вид, будто это чисто коммерческий проект, не имеющий ничего общего с политикой. Я не вижу вариантов, при которых нынешнее правительство Германии не то что прекратило бы этот проект, но даже просто пригрозило чем-то подобным, – считает немецкий политолог Роланд Фройденштейн.

От "Северного потока – 2" следовало отказаться уже давно

С его критическими замечаниями согласен и депутат Бундестага Омид Нурипур, представитель немецкой партии Зеленых:

– Мы наблюдаем систематические нападения на людей, не угодных Кремлю. Многие погибли – Политковская, Литвиненко и другие. В центре Берлина произошло убийство еще одного такого человека (имеется в виду убийство в 2019 году бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили, в котором Германия обвинила российские спецслужбы. – РС). Нам нужна координация действий, принимаемых в ответ на подобные инциденты, на европейском уровне. После случившегося с господином Скрипалем Великобритания обратилась к странам ЕС с предложением координировать ответные действия. Я сейчас не вижу ничего подобного со стороны нашего правительства, хотя Германия является сейчас председателем ЕС. Кроме того, в нашем случае важно пересмотреть глубину нашей экономической вовлеченности в совместные проекты с Россией – такие, как "Северный поток", который политически разделяет Европу. Да, нужно продолжать разговаривать с Россией. Но в конце концов для нас важнее всего сохранять единство в рамках Европейского союза и быть сильными, когда речь идет о сопротивлении проявлениям гибридной войны, с которыми мы сталкиваемся, – говорит депутат парламента Германии Омид Нурипур в интервью Радио Свобода.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG