Доступность ссылки

«Им нужно было наказать нас еще сильнее»: как аннексия Крыма изменила жизнь семьи евромайдановца Костенко


Осужденный в России крымчанин, активист Евромайдана Александр Костенко, 3 августа 2018 года вышел на свободу. В феврале мы публиковали текст о том, как живет его семья.

Арест старшего сына, возбуждение уголовного дела на младшего, пропажа отца, два инсульта у матери, несколько обысков в одной квартире и постоянное ощущение слежки – таковы результаты «Крымской весны» для семьи Костенко.

Мы заходим в подъезд жилого дома с мамой и братом симферопольца Александра Костенко. В 2014 году лестничные площадки были завешаны листовками с его фотографиями и текстом: «Здесь живет фашист». Имя активиста было в «списке Поклонской» – перечне крымчан, которые участвовали в Евромайдане. В мае 2015-го Костенко приговорили к четырем годам и двум месяцам тюрьмы – якобы за нанесение увечий сотруднику «Беркута». После рассмотрения кассационной жалобы срок уменьшили до трех лет и шести месяцев заключения.

Александр Костенко
Александр Костенко

В прошлом году депутаты Европарламента внесли Александра Костенко и еще 30 человек в список незаконно задержанных граждан Украины. Правозащитники относят это дело к политически мотивированным. Александр должен выйти на свободу 3 августа 2018 года.

«Мы и есть полиция»

Александр Костенко был осужден по статьям «умышленное причинение легкого вреда здоровью по мотивам ненависти или вражды в отношении определенной социальной группы» (ч. 2 ст. 115 УК РФ) и «незаконное хранение оружия и его основных частей» (ч. 1 ст. 222 УК РФ). По версии следствия, 18 февраля 2014 года во время «массовых беспорядков» в Киеве он нанес телесные повреждения сотруднику крымского спецподразделения «Беркут» Виталию Полиенко​. Силовики также утверждают, что активист незаконно хранил дома нарезной ствол.

«У нас было дома оружие, оно хранилось в сейфе и было официально зарегистрированным. Этот ствол, который на самом деле похож на какую-то трубку, размером с шариковую ручку, мы тогда первый раз увидели во время обыска», – комментирует брат Александра Евгений Костенко.

В день обыска, 15 февраля 2015 года, активист был дома. Люди в масках и без опознавательных знаков насильно вывели его из квартиры и посадили в Volkswagen темно-синего цвета.

Они уже там, в машине, приставляли пистолет ему к голове, сломали руку, потом за эту руку его и подвешивали в подвале, в перерыве били током
Елена Костенко

«Очевидцы рассказывали, что машина ходила ходуном – то есть его били прямо там. Соседка, когда это увидела, начала кричать и звать полицию. А один из тех, кто в задержании участвовал, говорит: «Мы и есть полиция», – вспоминает мама Елена Костенко. – Они уже там, в машине, приставляли пистолет ему к голове, делали вид, что выстрелят, сломали руку, потом за эту же руку его и подвешивали в подвале, в перерыве били током».

В открытом письме Александр утверждал, что из него пытались «выбить» показания на других участников «Евромайдана». В задержании и пытках принимал участие следователь Артур Шамбазов – бывший сотрудник СБУ, перешедший на службу в ФСБ России.

Следователь по делу Костенко Артур Шамбазов
Следователь по делу Костенко Артур Шамбазов

«Это сын сослуживца нашего папы», – говорит Евгений Костенко.

Пропажа отца и уголовное дело брата

Перелистывая альбом со старыми фотографиями, Елена указывает на одну из них. На снимке рядом с Александром его отец – Федор Костенко. Три года назад он пропал без вести.

1 марта 2015 года Федор поехал в Киев на конференцию – чтобы заявить о пытках, применяемых к сыну. Елена Костенко, которая тогда находилась в больнице со вторым инсультом, говорит, что связь с ним пропала перед въездом в Крым. Александру в тюрьме предлагали сотрудничество взамен на поиск отца. Расследованием пропажи Федора занимается Национальная полиция Автономной Республики Крым.​

Через несколько месяцев после этого, в июле 2015-го, против младшего брата Александра Костенко Евгения возбудили уголовное дело за «неуважение к суду и оскорбление судьи» (ст. №217 УПК РФ). По версии «пострадавшего» судьи Киевского районного суда Симферополя Виктора Можелянского, на судебном заседаним по делу брата Евгений показал судье «жест оскорбительного характера». Во время одного из допросов следователь уговаривала Евгения на психологическую экспертизу, сообщил адвокат Дмитрий Сотников. В результате судья Симферопольского районного суда Длявер Берберов присудил ему штраф в размере 60 тысяч рублей.

Им нужно было наказать нас еще сильнее
Евгений Костенко

Вспоминая то судебное заседание, Евгений говорит, что это было его реакцией на равнодушие судьи. «Сашу тогда не кормили, не давали ему ни попить, ни переодеться перед заседанием. Адвокат ходатайствовал о переносе заседания, чтобы брату дали возможность привести себя в порядок, а судья сказал, что, мол, все нормально». Евгений отмечает, в его деле тогда сыграли ключевые роли сам судья Виктор Можелянский и Наталья Поклонская, которая лично вела дело Александра Костенко со стороны прокуратуры: «Им нужно было наказать нас еще сильнее. Если честно, я просто не ожидал тогда, что приговор может быть таким. По меркам украинского законодательства, самое максимальное за такой поступок – штраф не более двух тысяч гривен».

Единственное свидание

Во время беседы Елена Костенко постоянно понижает голос, а выходя на улицу – часто оглядывается. Объясняет, что по привычке: ей кажется, что за их семьей снова ведется слежка. После задержания старшего сына у нее случился инсульт. Там же, в больнице, она узнала о пропаже супруга. Но во время суда выступала в роли защитника наравне с адвокатом Дмитрием Сотниковым.

Логика была простая: защитникам разрешают встречи в СИЗО чаще, чем родственникам
Елена Костенко

«Логика была простая: защитникам разрешаются встречи в СИЗО чаще, чем родственникам. Думаю, они знали про то, что я после инсульта, не ожидали от меня особых активностей, поэтому позволили выступать в этой роли».

В августе 2016 года она добилась первого и единственного трехдневного свидания с сыном. «Он просил, чтоб я рассказывала ему новости о том, что происходит в Украине. Он находится в таком информационном вакууме – ему не передают вовремя письма, а если и передают, то его (письма) не отправляют». По просьбе Александра на письма отвечает его мама. Во время звонков он надиктовывает ей адреса по телефону, а Елена пишет. «Саша очень переживает, чтоб люди не обижались, не получив ответ», – говорит она.

Адрес для писем Александру Костенко: 613049, Кировская обл., г. Кирово-Чепецк, ул. Овражная, 16, ИК-5.

Выйдя на свободу, Александр не собирается возвращаться в Крым, говорит Елена. В первую очередь займется восстановлением руки. После перелома она неправильно срослась и фактически усохла в верхней части. Ни в СИЗО, ни в тюрьме ему не оказывали надлежащую медицинскую помощь, отмечает мама активиста: «Понятия не имею, как он будет восстанавливаться и сколько на это потребуется времени. Она у него сейчас просто висит, зрелище ужасное, конечно».

Пожалуй, единственный из семьи Костенко, кто не пострадал от событий марта 2014 года, – кот Рыжик. Саша принес его домой несколько лет назад, когда работал сотрудником милиции в Симферополе.

«На нашем примере можно снимать драматический фильм, правда?» – улыбается Елена в конце разговора. «Ага, с элементами триллера», – добавляет ее младший сын Евгений.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG