Доступность ссылки

«Побои видны на видео невооруженным глазом». Правозащитники, журналисты и родственники в защиту Владислава Есипенко


Пресс-конференция в связи с задержанием в Крыму Владислава Есиепнко

В пресс-центре агентства «Укринформ» прошла пресс-конференция на тему задержания и ареста фрилансера проекта Крым.Реалии Владислава Есипенко. Владислав перестал выходить на связь 10 марта, после посещения им акции возложения цветов к памятнику Тарасу Шевченко. Позже выяснилось, что его задержали сотрудники ФСБ на Ангарском перевале. Через два дня после задержания, так и не допустив к нему независимого адвоката, Владиславу была избрана мера пресечения в виде содержания в СИЗО на два месяца.

Фрилансера Крым.Реалии Владислава Есипенко обвинили в сборе информации «в интересах спецслужб Украины». Кроме того, по версии ФСБ, в автомобиле Есипенко был якобы обнаружен предмет «с внешними признаками самодельного взрывного устройства», а сам мужчина якобы «осуществлял фото- и видеофиксацию местности, объектов жизнеобеспечения и мест массового пребывания людей на территории Крыма».

Екатерина Есипенко, супруга Владислава, на пресс-конференции рассказала, что муж перестал отвечать на звонки во второй половине дня 10 марта. Женщина вспоминает, что связалась со всеми российскими структурами в Крыму. «Изначально я позвонила в украинское посольство в России, они посоветовали написать запросы на сайты всех структур. В ФСБ, МВД, ГИБДД, омбудсмену Москальковой. Я предполагала все, что только было возможно».

Екатерина Есипенко
Екатерина Есипенко

За день до пресс-конференции на российском телеканале «Крым 24», появилось интервью, в котором Владислав Есипенко рассказывает о том, что «собирал информацию для украинских спецслужб и работал для сайта Крым.Реалии». Супруга Екатерина, в свою очередь, замечает: «было ощущение, что его именно нарядили для этого интервью. Это не та одежда, которую я ему передавала, когда узнала, что он в СИЗО. Он был красиво наряжен и посажен. Когда я смотрела видео, форма его тела была не пропорциональна. То есть под одеждой был то ли корсет, чтобы скрыть следы побоев, то ли что-то еще. Побои видны на видео этого так называемого интервью невооруженным глазом».

По словам Екатерины, супруг позвонил ей 16 марта днем. Женщина говорит, что даже сначала не узнала его голос. Он сразу предупредил, что может обсуждать только бытовые вопросы, а когда Екатерина начала спрашивать про адвокатов, от которых он по словам российского следователя Виталия Власова отказался (речь идет об адвокатах Эмиле Курбединове и Алексее Ладине, которые безуспешно несколько дней пытаются попасть к Владиславу Есипенко – КР), Владислав сказал, что «адвокат будет только этот и другого не будет». «Этот адвокат» – о котором вел речь в телефонном разговоре, Владислав – это Виолетта Синеглазова.

Глава «Крымской правозащитной группы» Ольга Скрипник называет Синеглазову «адвокатом от ФСБ». «Она всегда представляет интересы следствия, а не человека. Ее заводят в подобные кейсы, чтоб она склоняла человека к подписанию признательных показаний даже в том, чего он не совершал», – рассказывает Скрипник.

Ольга Скрипник, глава «Крымской правозащитной группы»
Ольга Скрипник, глава «Крымской правозащитной группы»

Крымский журналист Николай Семена, автор Крым.Реалии, которого преследовали после аннексии полуострова за его профессиональную деятельность, подчеркивает: «Влад Есипенко - мой коллега, он коллега всех журналистов в том числе, которые находятся в этом зале. Меня в свое время в Крыму преследовали ровно за то, за что преследуют сейчас его – за трудовую деятельность. А эти абсурдные обвинения, которые базируются на том, что он осуществлял съемку местности, объектов жизнеобеспечения и мест массового пребывания людей на территории Крыма, так в этом можно обвинить каждого. Каждого, в том числе и провластных российских журналистов, которые там сейчас работают».

Николай Семена показывает газету со своим материалом про Есипенко
Николай Семена показывает газету со своим материалом про Есипенко

Журналист Тарас Ибрагимов, которому ФСБ России запретила въезд на территорию полуострова на 35 лет, подчеркнул, что реакция на последствия задержания от разных украинских институций – недостаточный инструмент в таких случаях. «Мы с вами сейчас обсуждаем последствия задержания конкретного человека в Крыму. Проблема заключается еще и в том, что украинское государство на седьмом году войны не научилось защищать своих корреспондентов, которые рискуя собственной жизнью и свободой работают там. В Крым периодически приезжают представители других международных СМИ, и их почему-то не задерживают. В том числе потому, что у них есть разрешение на работу от Российского МИДА, которое их защищает» – пояснил Ибрагимов.

Тарас Ибрагимов
Тарас Ибрагимов

В конце конференции каждый из спикеров еще раз подчеркнул, что публичность и огласка в деле Владислава Есипенко – очень важное условие для его скорейшего освобождения. «Чем больше мы с вами, коллеги, будем говорить и писать о Владиславе. Тем больше шансов, что его там не замучают до смерти», – сказал Тарас Ибрагимов.

Екатерина Есипенко показывает рисунок дочери для папы
Екатерина Есипенко показывает рисунок дочери для папы

13 марта у Владислава был день рождения, в этот день он уже находился в Симферопольском СИЗО. Есипенко дома ждут супруга и шестилетняя дочь Стефания. Девочка до сих пор не знает, что случилось с ее отцом. Она думает, что ее папа уехал по работе. К возвращению отца она подготовила поздравительную открытку.

Смотрите также:

Запрет украинским журналистам на въезд в Крым и Россию

После аннексии Крыма в 2014 году российские силовики запретили въезд на полуостров и в Россию нескольким украинским журналистам.

Так, в феврале 2016 года сотрудники российской ФСБ запретили въезд в Крым до 2020 года журналистке «Украинской правды» Анастасии Рингис. Согласно документу, который вручили журналистке российские силовики, ее считают «такой, которая угрожает безопасности России».

В ноябре 2018 года российская ФСБ до 2028 года запретила украинской журналистке, сотрудничавшей с Крым.Реалии, Алене Савчук въезжать в Крым и в соседнюю Россию. Ей запретили въезд согласно пункту 1 части 1 стати 27 Федерального закона о порядке въезда в Россию и выезда из России («В целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения»).

В феврале 2019 года фотографу Алине Смутко, которая сотрудничала с Крым.Реалии, по той же статье запретили въезд в аннексированный Россией Крым до 2028 года.

В январе 2019 года украинскому журналисту Тарасу Ибрагимову, который сотрудничает с редакцией Крым.Реалии, пограничники российской ФСБ запретили въезд на территорию России и аннексированного ею Крыма до конца мая 2054 года. По словам журналиста, четкого объяснения, с чем связан запрет, ни в постановлении, ни в устном объяснении, ему не предоставили.

Журналисты связывают такие действия российских силовиков со своей профессиональной деятельностью. Алена Савчук, Алина Смутко, Тарас Ибрагимов регулярно освещали, в частности, преследования крымскотатарских и украинских активистов в Крыму.

Украинские правозащитники считают такие запреты давлением на журналистов в Крыму. Они неоднократно призывали мировое сообщество усилить давление на Россию для того, чтоб она прекратила ущемления свободы слова на аннексированном полуострове.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG