Доступность ссылки

Письмо из неволи: На колени только перед Всевышним


Фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Ремзи Бекиров на заседании Киевского районного суда Симферополя, 10 февраля 2020 года

Как удивительно повторяется история. В очередной раз я убедился в этом, читая статью Газиза Губайдулина «К вопросу об истории Гаспринского», опубликованную в научном журнале «Крымское историческое обозрение» (N1, 2017 г.). В ней автор, профессор Азербайджанского университета, описывает положение крымских мусульман после аннексии 1783 года. События тех лет до боли напоминают сегодняшнюю реальность. Здесь нужно объективно сказать, что, конечно же, положение крымских мусульман того периода было намного тяжелее.

В своем рассказе-очерке я бы хотел провести исторические параллели между действиями российских властей в тот период и в сегодняшней реальности. Обратить же внимание читателя хотелось бы на цели, которой добивался Кремль – выдавливание нелояльного ему коренного населения Крыма.

После аннексии 1783 года российские власти попытались укрепить свое положение в Крыму через лояльность небольшой части крымских татар, согласившихся служить новым хозяевам Крыма.

Вот так Газиз Губайдулин описывает эти действия Москвы: «Так как Крым еще не окончательно освободился от тюрко-татар, то шутить с этим воинствующим элементом, еще только сто лет назад стучавшимся в рядах тюркской армии в ворота Вены, нельзя было. Вот почему правительство Потемкина, наступая на одних дворян, сочувствующих самостоятельности или желающих вновь присоединить ханство к Турции, старалось временно склонить к себе часть татарской аристократии, желая найти опору, если порабощенная «чернь» начнет враждебные действия против новой власти. Так, например, по приказу императрицы 22 февраля 1784 года были включены в состав «благородного российского дворянства» следующие аристократически-помещичьи татарские фамилии Арабские, Бутыганские, Даирские.

После 2014 года российские власти поступили практически так же, как их предшественники.

Россия начала делать ставку на поиск лояльных, «послушных» татар. К большому разочарованию Москвы, таких нашлось немного

Запретив и устрашив нелояльное инакомыслящее население, Россия начала делать ставку на поиск лояльных, «послушных» татар. К большому разочарованию Москвы, таких нашлось немного. Да и те, что согласились «сотрудничать», не вызывали симпатии у свободолюбивого крымскотатарского народа. Новые, так называемые «лидеры» крымскотатарского народа (Руслан Бальбек, Ремзи Ильясов, Эскендер Белялов, Тейфук Гафаров и другие) начали создавать «пустые» организации, проводить собрания, давать интервью, но добиться признания народа так и не смогли. Кроме этого, российские власти начали брать этих людей на международные встречи, где «провластные татары» с высоких трибун рассказывали миру, как же хорошо стало жить в «российском» Крыму. Многие из этих людей, выполнив свою роль, были просто выкинуты из власти.

Понимая важную роль религии в жизни крымских татар, Российская империя решила сделать служителей религии своей опорой. «По Кучук-Кайнаджирскому миру Россия даровала «духовенству» организацию, учредив муфтият. Этим правительство склонило верхушку мусульманского духовенства на свою сторону. Вот почему из среды мусульманского духовенства в Крыму не могли выйти реформаторы подобно тому, как это имело место в Поволжье...» – так автор статьи оценивает роль муфтията в Крыму в прошлом.

Сегодня в Крыму идет борьба ДУМКС с независимыми религиозными общинами

Муфтият и сегодня продолжает играть ту роль, которую ему уготовили 300 лет назад – представлять так называемый «традиционный» провластный Ислам для влияния на умы мусульман. И сегодня в Крыму идет борьба ДУМКС с независимыми религиозными общинами (дин джемиетами). Эти общины создавались еще в украинский период и организовывались местными мусульманами для решения своих проблем. Борьба идет и с «неправильными» имамами, которые в один момент стали нарушителями закона, так называемыми «миссионерами». В неподконтрольных ДУМКС мечетях силовикам всегда можно провести обыск и подкинуть запрещенную в России общемировую исламскую литературу. А если и после этого мусульмане не подчинятся «высокой воле» ДУМКС, то можно и вовсе отрезать электричество или переделать мечеть в спортзал, как сделали с мечетью в Советском районе. И, конечно же, идет борьба с так называемыми «неправильными» мусульманами, которые по мнению ДУМКС, неправильно трактуют, понимают Ислам. Этих «опасных персонажей» по доносам отправляют в Екатериновские казематы на долгие сроки, для так называемого «исправления» (автор этих строк – один из них).

Экономическое положение большинства крымских мусульман сильно ухудшилось после аннексии 1783 года. Этому способствовал ряд мер, предпринятых российскими властями. Вот как об этом пишет Газиз Губайдулин: «Во-первых, татарские помещики, втянутые в новые экономические отношения, усилили эксплуатацию, а те крестьяне, которые перешли во владение русских помещиков, после того как ханские султанские земли и владения бежавших или убитых беков и мурз перешли во владение к русским помещикам, оказались в аналогичном с русскими крепостными крестьянами положении. Во-вторых, после присоединения Крыма увеличилось налоговое бремя, солдатские постои разоряли татарских крестьян, натуральные повинности в пользу казны также стали невыносимыми. В-третьих, появилась неслыханная и невиданная доселе воинская повинность русскому царю. Но главная беда заключалась в быстром обезземеливании. По Камеральному описанию 1812 года всего было роздано земли разным помещикам 350 тысяч десятин… Царствовали полный грабеж и произвол. Помещики не ограничивались захватами крестьянских земель, они даже стали выселять крестьян из своих родных деревень. Например, нам известны такие факты, которые случались незадолго до начала деятельности Гаспринского. В 1872 году судебный процесс между одним помощником и сельским обществом закончился выселением 124 татарских семейств. Все эти выселения озлобили население Крыма против правительства».

В большинстве своем крымские татары остались обслуживающим персоналом в Крыму

Современное экономическое положение лучше, чем раньше, но в большинстве своем крымские татары остались обслуживающим персоналом в Крыму: стройки, огород, базар, кафе – вот где в основном работают крымские мусульмане. Есть случаи, когда крымских татар лишали земли на так называемых «самозахватах» (например, поселок Мирное), выгоняли с работы за разговоры на родном языке... Но, все же, это пока единичные случаи, хотя в 80-е, 90-е, когда крымские татары возвращались на родину, это было сплошь и рядом: ни прописки, ни работы, ни земли…

Наиболее болезненной проблемой для крымских мусульман XVIII века стала переселенческая политика российских властей

Пожалуй, наиболее болезненной проблемой для крымских мусульман XVIII века стала переселенческая политика российских властей. Вместе с захватом земельных угодий пришлыми помещиками после завоевания Крыма началась обычная колонизационная политика российского правительства. Последнее, желая заселить прекрасный край «благонадежным элементом», открыло широко двери всем тем, кто мог прийти на территорию бывшего Крымского ханства. Одни за другим выписывали переселенцев из южной, центральной и северо-восточной Европы, Малой Азии… Кроме того, со своими помещиками насильственным путем переселились и крестьяне из России, целые полчища кубанских казаков, высланных в Крым... Чтобы заселить завоеванный край, российское правительство высылало в Крым и преступный элемент. Даже Крыжановский (русский генерал, участник Крымской войны – КР) так заботился о последних, что выписал для них жен из Польши, заплатив за каждую по пяти рублей. Результатом всех этих обстоятельств было то, что татарские крестьяне остались в состоянии «полубытия», как выразился исследователь Лашков. Так описывает переселенческую политику властей автор вышеупомянутой статьи Губайдулин.

Результатом этой переселенческой политики стало массовое переселение из Крыма крымских мусульман. Царское правительство вполне достигало своей цели удаления татар из Крыма. Министр государственного имуществ Киселев в секретном отношении к управляющему Таврической палатой государственных имуществ от 22 мая 1856 года писал, что царь соизволил отозваться, что нет никакой причины налагать какое-либо препятствие тайному или даже явному переселению крымских татар в Турцию, а напротив того, надлежит рассматривать представляющееся в настоящих обстоятельствах добровольное переселение весьма благоприятным для освобождения края от этого «вредного населения». Подобной же политикой руководствовались советские власти, насильно депортировавшие весь народ в Среднюю Азию.

За короткий период – с 2014 года и до сегодняшнего дня – в Крым с материковой России переехали десятки тысяч людей

Эта же политика народозамещения продолжается и в наши дни. За короткий период – с 2014 года и до сегодняшнего дня – в Крым с материковой России переехали десятки тысяч людей. Причем многим из них (не всем) как и 300 лет назад давали подъемные деньги на обустройство в новом крае. Эта политика замещения подтверждается докладами ООН. Весь этот процесс сопровождается выдавливанием крымских татар, крымских мусульман с полуострова. Основным элементом этого сегодня является сеяние страха среди крымских татар, политическое преследование по национальному и религиозному признакам, депортация крымских мусульман в российские тюрьмы и в другие страны.

Подводя итог, хочется отметить, что и вчера, и сегодня политика российских властей не меняется. Россия не хочет видеть в Крыму «вредных», «неблагонадежных» крымских татар, крымских мусульман, и делает все возможное, чтобы достичь своей цели.

Трехсотлетняя борьба между Российской империей и маленьким народом показала, что свободолюбивый мусульманский крымскотатарский народ не станет на колени ни перед кем, кроме Всевышнего. А у кого есть Вера, тот обязательно победит.

Ремзи Бекиров, гражданский журналист, правозащитниками признан политзаключенным

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Справка. Гражданский журналист, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Ремзи Бекиров был арестован российским судом Симферополя 27 марта 2019 года. Вместе с ним в Крыму были арестованы 24 крымскотатарских активиста, в том числе представители общественного объединения «Крымская солидарность», в домах которых накануне проводились обыски сотрудниками ФСБ, МВД России и Росгвардии. Правозащитный центр «Мемориал» признал их политзаключенными. 22 марта 2021 года на заседании Южного окружного военного суда в российском Ростове-на-Дону Ремзи Бекиров заявил об отказе от государственных адвокатов.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG