Доступность ссылки

«Репрессивная машина не останавливается»: с чем связаны новые обыски в Крыму


23 января сотрудники ФСБ России в Крыму обыскали родителей представителя командира гражданского формирования «Аскер» Эвелины Арифовой. Как сообщают крымскотатарские активисты, после полуторачасового обыска силовики изъяли планшет, а затем вручили родителям Арифовой повестку на 25 января 2019 года.

Второй обыск в этот же день прошел в селе Даниловка Красногвардейского района в доме Эльмиры Абултаровой, сына которой подозревают в участии вякобы «незаконном вооруженном формировании». Наконец, сотрудники ФСБ утверждают, что задержали крымчанина 1994 года рождения, который якобы является «личным охранником» главы общественной организации «Аскер» Ленура Ислямова. Сам Ислямов эту информацию опровергает.

Крымчанин Энвер Арифов, в доме которого российские силовики провели обыски, так рассказал о произошедшем объединению «Крымская солидарность»:

«Было раннее утро, еще было темно, спали. Раздался шум машин, и чувствую – кто-то лезет к нам во двор. Потом поднялись к нам на мансарду, начали стучать в двери. Мы не знаем, кто такие, не открывали. Потом начали представляться. Мы открыли двери – зашли. Военные были с оружием и несколько человек в штатском. Среди них две женщины – понятые, как они сказали. Следователь показал документы, понятых мы не знаем. Мы предложили своих понятых пригласить. Нам сказали – вот понятые. Изъяли планшет. Обыскали весь дом, весь сарай, везде ходили, весь двор обыскивали».

Представитель гражданского формирования «Аскер» Эвелина Арифова заявила, что выехала из Крыма давно и что ее родители ни в чем не виноваты:

«Я об этом узнала из СМИ, буквально утром. Естественно, я переживаю за своих родителей, но никакого отношения к моей деятельности они не имеют. Это их дом родной, они там будут жить. Я гражданка Украины и отстаиваю свою страну, у меня своя позиция. Вручили повестку моим родителям, якобы меня обвиняют в уголовном преступлении, что я участник незаконного вооруженного формирования. На самом деле, я участвую гражданском формировании, к оружию никакого отношения не имею. Это все надуманные вещи для запугивания от ФСБ. Пытаются запугать, вытеснить крымских татар. Пряника у них нет, только кнут. Я считаю, что тогда стоит всем крымским татарам без разбора обвинения предъявлять – мы все виноваты уже от рождения, потому что сопротивляемся».

Жительница села Даниловка, в котором проходил параллельный обыск, Эльмира Абдултарова поведала о похожих обвинениях в адрес ее сына:

«В половине седьмого утра прошел обыск. Нам предъявили постановление, но копию не оставили и не разрешили даже сфотографировать его на электронный носитель. Мотивировали тем, что якобы наш сын состоит в какой-то запрещенной в России организации. Как нам сказали, что подтверждения тому, что наш сын якобы связан с какой-то организацией, – оружие и наркотики. Вели себя достаточно корректно. Изъяли мобильные телефоны – мой и моего старшего сына, также ноутбук рабочий».

Тем временем в Ялте прекратили уголовное дело против Элины Мамедовой, которую обвиняли в разжигании ненависти и вражды за репосты нескольких записей в соцсети «ВКонтакте». Та же участь постигла дело Исмаила Рамазанова, обвиняемого в экстремистских высказываниях по интернет-рации Zello. Юрист Лиля Гемеджи утверждает, что никакого противоречия с учащением обысков здесь нет.

Остаются и другие механизмы привлечения людей к ответственности за репосты и публикации в соцсетях
Лиля Гемеджи

– Продолжающиеся обыски и задержания – это движение той репрессивной машины, которая была запущена несколько лет назад – в Крыму и гораздо раньше – в России. Относительно крымских татар есть четкий отлаженный механизм: как сделать из маленького народа больших «террористов», «экстремистов» – людей, которые при помощи оружия пытаются что-то изменить на своей родной земле и добиться каких-то своих прав. Это устойчивая тенденция, которая наблюдается в последнее время. Прекращение дел против Элины Мамедовой и Исмаила Рамазанова не связано с желанием местных силовых структур – это частичная декриминализация статьи. Эта статья настолько очевидно надуманная и нацеленная на преследование людей – но, тем не менее, остаются другие механизмы привлечения людей к ответственности за репосты и публикации в соцсетях.

По данным координатора Крымской правозащитной группы Ольги Скрипник с декабря, в 2018 году 37 людей в Крыму были лишены свободы в рамках политически мотивированных дел, причем 13 из них – гражданские лица, активисты, а 24 – украинские военные, захваченные ФСБ недалеко от Керченского пролива. Всего возбудили 44 новых уголовных дела, 6 людей лишили свободы по административным делам.

Член Крымской правозащитной группы Александр Седов отмечает, что стоит обратить внимание не только на количество уголовных дел.

Будет расти количество дел, статьи будут изменяться
Александр Седов

– В этом году изменилось не столько количество политически мотивированных дел, сколько применяемые статьи. После вчерашних двух обысков одного человека задержали по статье 208 Уголовного кодекса России – организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем. Первые случаи задержаний были только в прошлом году, например, относительно украинского батальона имени Номана Челебиджихана, и, в принципе, это нонсенс для российского права, явно надуманная статья. Преследования только в этом году показывают, что этот тест не останавливается – думаю, будет расти количество дел, статьи будут изменяться.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG