Доступность ссылки

«Четкий сигнал России»: как в ПАСЕ боролись за резолюцию по украинским морякам


Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию по ситуации в Азовском море и Керченском проливе. Россию призывают немедленно освободить украинских военнослужащих, которых российские силовики захватили 25 ноября, и обеспечить свободу судоходства в Азовском море. В ПАСЕ также осудили строительство моста через Керченский пролив.

Международная организация настаивает, что украинским военнослужащим следует обеспечить необходимую медицинскую, правовую и консульскую помощь в соответствии с положениями Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Председатель комитета Госдумы России по международным делам Леонид Слуцкий заявил, что резолюция была принята «под давлением» и сохраняет «все популистские штампы и оценки инцидента в Керченском проливе». Россию лишили права голоса в ПАСЕ после аннексии Крыма.

Делегат ПАСЕ от Великобритании Джон Хауэлл высказался за усиленное военное присутствие своей страны в Азовском регионе:

«Мы даем четкий сигнал России: если провокации будут продолжаться, мы перебросим в регион еще больше военных кораблей, чтобы продемонстрировать британское присутствие. Нашим украинским друзьям я хочу сказать: мы будем вас поддерживать, и, я надеюсь, вы примете нашу поддержку».

Украинская правозащитница, координатор медийной инициативы за права человека Мария Томак делится двойственным впечатлением от резолюции.

– Есть негативные отзывы и комментарии в соцсетях по поводу того, что резолюция недостаточно хороша, и я, наверное, с этим соглашусь. Но важно отметить, что если бы в Страсбурге не находились родственники пленных моряков Виктор Сорока и Ольга Гриценко, если бы там не было адвоката Николая Полозова, то я думаю, что результата в виде упоминания Женевских конвенций в документе не было бы. За два дня эти люди провели много встреч, публичных мероприятий, и везде поднимался вопрос о статусе украинских военных – Россия их считает подозреваемыми в уголовном преступлении, но не военнопленными, захваченными во время вооруженного конфликта. Ребята заявляли на всех этапах следствия и в суде, что считают себя военнопленными. Было бы хорошо, если бы в резолюции было прямо сказано, что они военнопленные, что это было вооруженное нападение России.

Мария Томак отмечает, что в итоге в документе появилась компромиссная формулировка – ссылка на Женевские конвенции.

Все хотят диалога, они не хотят раздражать «русского медведя»
Мария Томак

– Это уже хороший результат. Давайте не забывать, что Совет Европы и ПАСЕ – прежде всего, площадка, где речь идет о правах человека, где это главный фокус. То есть не какие-то вещи, связанные с политикой, геополитикой, признанием или непризнанием характера конфликта. Там есть понимание, что украинские моряки находятся в заключении незаконно. Николай Полозов указал на то, что российская сторона не предоставила ни одного документа, свидетельствующего о состоянии здоровья наших граждан. Но общая атмосфера в ПАСЕ, как мне показалось: все хотят диалога, все хотят так или иначе вернуть Россию, говорят о необходимости сохранения дипломатического окна для переговоров. Это мое субъективное впечатление – они не хотят раздражать «русского медведя». Упоминание Женевских конвенций в резолюции – однозначно раздражающий фактор для России.

Мария Томак
Мария Томак

Политический обозреватель, редактор отдела «Политика» российской «Новой газеты» Кирилл Мартынов считает резолюцию ПАСЕ скорее «моральной мерой».

Европейцы достаточно консолидировано выступают против действий России в отношении Украины
Кирилл Мартынов

– Такие документы принимаются как инструмент мягкой силы – это означает, что если российская сторона собирается сопротивляться ей при помощи обычного насилия, то, конечно, она к этой резолюции прислушиваться не будет. Но если мы смотрим на картину шире, если мы понимаем, что в России есть люди, которые несколько скептически смотрят на нынешнюю внешнюю политику, то создается дополнительное давление. Европейцы достаточно консолидировано выступают против действий России в отношении Украины. Совет Европы задумывался не как арена для международных споров и взаимных осуждений, а как институт, который на наднациональном уровне показать единство европейских народов, включая тех, кто не вошел в Европейский союз. Российская позиция после того, что случилось с Крымом, вообще дискредитировала эту задачу.

Кирилл Мартынов
Кирилл Мартынов

Кирилл Мартынов подчеркивает серьезность этого посткрымского кризиса для будущего Совета Европы.

– Либо Совету Европы нужно придумывать новое обоснование своей деятельности, либо в старом режиме договариваться с российскими властями, которые выглядят не очень договороспособными. Зачем России участвовать в этом международном органе – отдельный вопрос. Во-первых, это психологическая штука: хулиган вроде не хочет в комсомол, но когда его туда не берут, он начинает расстраиваться, требует себе равных условий, чтобы там тоже проворачивать свои дела. С другой стороны, российские власти понимают, что членство в европейских институтах – это способ выпускать пар для значительной части российских граждан, чьи семьи попали под российское судопроизводство. Это десятки тысяч человек ежегодно – Россия лидирует по количеству обращений в Европейский суд по правам человека.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG