Доступность ссылки

«Фарс и шапито»: российские соцсети о суде над Михаилом Ефремовым


Михаил Ефремов в суде

Судебный процесс над российским актером Михаилом Ефремовым, кажется, все больше запутывает наблюдателей. Уже давно говорили о том, что актер может отказаться признавать вину. Так и случилось - в среду Ефремов заявил в суде, что "ничего не помнит".

Николай Подосокорский:

Тут помню, тут не помню. Клоун и есть

Армен Гаспарян:

Вот и цена его раскаянию на видео. Как и всегда у либеральных граждан - двойная мораль

Ольга Скабеева:

Дело Ефремова превратилось в совершенно отвратительный фарс. В клоунаду. В издевку. Хотя в основе- трагедия и смерть человека, и важно не дать об этом забыть.

Сегодня актер, пожалуй, лишился последнего шанса по-мужски выйти из этого ужаса. Мог признаться, раскаяться, извиниться и сесть даже не в тюрьму, а поехать в колонию-поселения,- оставаясь при этом приличным и сколько-нибудь порядочным человеком.
От колонии Ефремова все равно ничего не спасет, - без чистосердечного признания сидеть придется гораздо дольше,- будучи еще опозоренным. Согласитесь, достаточно странный выбор.

Антон Громов:

Я вот теперь точно понимаю кого мне напоминает Ефремов - это же второй доцент Соколов - оба от раскаяния перешли к циничной и агрессивной защите с обвинением жертв и общественности, оба артисты-мажоры, которым их преступные выходки в пошлом сходили с рук, оба пользуются протекцией коррупционеров во власти и являются лоялистами и бенефициарами путинской системы, водочные алкоголики и садисты, оба патологические лжецы и лицемеры, Ефремов и Сир достаточно состоятельны, чтобы откупиться или выйти по УДО.

Для общественности важно следить за этими процессами и давить на суд и прокуроров - в противном случае дегенераты будут и дальше жестоко убивать людей. Они считают, что шутам феодальной элиты это все тоже можно.

Платон Беседин:

5 августа мы узнали, что Михаил Ефремов не только убийца, но и трус. А еще убедились, что прежде, чем светлоликие личности станут вставлять кого-то в икону, им хорошо бы убедиться, каков этот человек на делах, а не на словах – иначе выходит жалко. И когда из трусов, наркоманов и убийц лепят героев нации, моральных авторитетов лишь на том основании, что они бубнят антигосударственные и антинародные вещи, фарс превращается в трагедию.
Ну а что до защитников актера из высокопоставленных особ – причем, и условно патриотических, и условно либеральных, – то хочется спросить лишь: «Вам не стыдно, сволочи?». Впрочем, вопрос этот не найдет ответа – тут само слово «совесть» будет не понято.

Василий Дамов:

Позавчера обсуждали это в Москве с друзьями, сегодня вижу много в ленте. "Ах, какая Ефремов мразь".

Это невозможно представить в теории, но просто попытайтесь. У вас простой выбор: быть честным, уехать на срок от 5 до скольки там, и вас за вашу честность все равно не будут уважать, человека-то вы убили. Или соврать и есть шанс, что вы останетесь доживать свою жизнь дома. А уважать вас, напомню, меньше не станут.

Не абстрактный Ефремов. Не кто-то. Вы. Или ваш сын. Или дочь.

Сколько из тех, кто сейчас выгуливает свое прекрасное белое пальто, не стали бы цепляться за свою свободу? Я думаю, что единицы из миллионов.

Аркадий Кайданов:

У меня очень двойственное отношение к делу Ефремова.
С одной стороны, по-человечески я бы очень не хотел, чтобы его посадили, но с другой, если его отмажут, страна, конечно, не выйдет, как Хабаровск, но каждый для себя поймет, что ему не сдалось такое государство, где он - прах под колесами того, кто побогаче.
Собственно,это ни для кого и так не секрет, но уж больно нагляден и вопиющ пример

Впрочем, обсуждают не только моральный облик Ефремова, но и адвоката артиста Эльмана Пашаева, давно обратившего на себя внимания экстравагантным способом защиты. Не отстает и адвокат потерпевшей стороны - чего стоят только заголовки вроде "адвокат Добровинский похрюкал, изображая Ефремова".

Кирилл Шулика:

Ефремова очень и очень жаль. Он прекрасно понимает, что совершил. То самое видео мы с вами видели. Но тогда еще не было государственного решения устроить шапито и повторить Мамаево кокорище. Потом это решение было принято и сломленный Ефремов уже не смог этому противостоять.

Понятно, что приговор там будет обвинительный... И я откровенно говоря его боюсь. Он человек эмоциональный, что даже экспертиза подтвердила, поэтому по окончании этого шапито ему придется еще тяжелее, чем сейчас. Прежде всего морально... Алкоголизм не доводит до добра, не пейте, люди! И вот сейчас Ефремов реально себя потерял, а шапито его утащит в еще более густую чащу.

На самом деле сейчас лучшая помощь Ефремову это прекратить шапито. Слава Богу, его многочисленные так называемые друзья чуть сбавили громкость, хотя им предлагают большие деньги. Остаются адвокаты Пашаев и Добровинский. И мне интересно, почему на адвокатов Ивана Сафронова жалобу в Адвокатскую палату написали, потому что они не дали подписку о неразглашении материалов дела, а на Добровинского, который хрюкает и низводит профессию до уровня клоуна, никто ничего не написал.

Андрей Медведев:

Честно говоря, порой кажется, что адвокат Пашаев систематически уничтожает вещдоки по делу Ефремова путем их употребления.

Что там было? Водка, кокаинум, гашишное масло и прочее? Просто трудно объяснить поведение адвоката чем-то иным.

Так топить клиента не каждый сумеет.

Кристина Потупчик:

Обсуждать по существу это дело уже как-то и не хочется. Эту тему, будто по аккуратно и четко прописанной линии защиты, хочется забыть, смыть в унитаз со всеми новостями про хрюкание актера и многочисленных гражданских жен погибшего.

Нина Астафьева:

Когда Михаил Ефремов попал в аварию на своем Чероки, все его друзья дружно каялись за то, что не уследили, не удержали, не отвели руку с рюмкой и не легли лично под колеса, чтобы не дать ему в таком виде выехать из бара.
Но что толку переживать о том, что уже случилось.
Но где все эти идиоты были, когда он взял в адвокаты Эльмана Пашаева? Ведь можно же было повлиять.
Или им Ефремов совсем не дорог как друг?

Алексей Малаховский:

Самое печальное в истории с судебным процессом «Ефремова»:

Наши граждане смотрят на адвокатские «баталии» в нем и думают: «Ага, вот они какие, настоящие юристы-защитники».

Вадим Соколовский:

Чем мне глубоко неприятен адвокат Эльман Пашаев, который защищает в суде Ефремова?

Не только своей фантастически неграмотной речью (и дело здесь совершенно не в акценте - мы все помним прекраснейшую русскую речь Фазиля Искандера или Чингиза Айтматова, говоривших с акцентом), своими манерами и одеждой, напоминающими решалу из 90-х.

Главная беда в том, что он дискредитирует профессию адвоката в глазах миллионов зрителей и читателей. Они начинают думать, что адвокат - это такой жучила, который белое называет черным, который за деньги из виновного вмиг сделает невинного агнца.

В то время как сама суть профессии адвоката - не доказать во что бы то ни стало, что твой доверитель невиновен. Он может быть виновен тысячу раз. Но адвокат стоит на защите важнейшего принципа правосудия - презумпции невиновности. Обязанность следствия и прокуратуры доказать виновность. Обязанность адвоката сделать все, чтобы любое сомнение, любая притянутая за уши улика, любой неуверенный свидетель - были отвергнуты судом. Настоящий адвокат защищает не конкретного человека, он защищает право любого гражданина на справедливый суд.

Любят вспоминать дело О.Джей Симпсона. Дескать, выпустили на свободу убийцу. Да, потому что адвокат разгромил все доказательства вины, которые представил прокурор. Он не выгораживал убийцу - он защищал его право на презумпцию невинности.

Вот этого адвокат Пашаев, увы, не понимает. И за одно это его надо гнать из профессии к чертовой бабушке.

Юлия Витязева:

Дело не в Пашаеве. Он всего лишь отрабатывает гонорар. Дело в самом Ефремове. Который, вместо того, чтоб раскаяться и покаяться, пытается всеми способами увильнуть от наказания.

Для меня вообще дико то, что человек, который, по логике, на коленях должен вымаливать прощение у тех, кого он, идя на поводу своих низменных пристрастий, лишил мужа и отца, сидит и перечитывает обиды, якобы ему нанесенные.

Будь Ефремов человеком, единственное, о чем бы он просил суд - отпустить его в монастырь. В самый далекий скит, где он до последнего вздоха замаливал бы свой грех.

Но все это не про него. Потому он сейчас бросает все свои силы и средства на то, чтоб выйти сухим из воды и продолжить вести привычный образ жизни.

Если когда-нибудь он снова выйдет на сцену «Современника» - ноги моей там не будет. Несмотря на безграничную любовь к этому храму Мельпомены и безграничное уважение к памяти Галины Борисовны Волчек.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG